read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Он как будто вернулся в дом, где не был очень долго; вернулся - и нашел
его в полнейшем запустении: ее глаза, когда-то такие яркие, выцвели; веки
набрякли, у рта залегли скорбные морщинки, а губы истончились...
- Бедная моя... Бедная... - пробормотал Никита и так крепко сжал Ингу в
объятьях, что у нее хрустнули кости. - Бедная моя... девочка...
Кажется, она заплакала... Или нет? Нет, скорее всего нет, уж слишком
сухими были всхлипывания. А потом? Что она сказала потом?
- Верни мне сына... Пожалуйста... Верни... Верни... Хотя бы в день
рождения... Что тебе стоит его вернуть?... Пожалуйста...
Справиться с навалившейся на него истиной было невозможно, Никита далее
руки разжал: Инга безумна. Все это время, весь этот год, за стенкой, в
комнате его сына, сходила с ума его жена... И он, он тоже виноват в этом...
Только он.
- Инга... Я прошу... Успокойся... Успокойся...
Теперь и она отстранилась. И глаза у нее были сухими. И - трезвыми.
Безумие в них и не ночевало или... Или удачно умело уходить вглубь,
скрываться от погони.
- Я спокойна, разве ты не видишь? Ведь я уже давно умерла...
Произнеся это, Инга взяла в руки цветок и принялась рассматривать
полосатые тигровые лепестки.
- Мои любимые цветы...
- Правда? - Никита ухватился за эту непритязательную и такую банальную
фразу так, как утопающий хватается за соломинку.
- Мои любимые... Разве я никогда не говорила тебе об этом? Разве ты
никогда мне их не дарил?...
- Теперь буду...
Господи, зачем только он сказал это, зачем только позволил втянуть себя в
этот, внешне невинный, разговор о цветах? Проклятое болото, оно только с
виду безопасно, а под веселенькими зелеными кочками и изумрудным вереском
скрывается топь...
- Теперь точно не будешь, - Инга улыбнулась.
И принялась аккуратно и методично обрывать лепестки. А потом собрала их в
ладонь и крепко сжала ее. И поднялась с колен.
...Инга уже давно скрылась в комнате Никиты-младшего, а Никита все еще
сидел в прихожей, раздавленный и опустошенный сегодняшней бесконечной ночью.
Инга, Инга... Ее пальцы, сжимающие лепестки орхидеи, напрочь выбили из
головы воспоминания о двух трупах в квартире Корабельникоffа.
Но они стали реальностью, стоило только Никите появиться в офисе.
Утром, в одиннадцать.
Компания едва заметно, но ощутимо вибрировала. То есть внешне все было
как всегда, никаких лишних телодвижений, никаких кучкующихся в курилках
сотрудников, никакого скорбного многозначительного молчания в лифтах - вот
только что-то такое было разлито в воздухе. Какое-то напряжение, смешанное с
отчаянным, до вытянутых на шее жил, любопытством. Так и должно быть, смерть
всегда вызывает жгучее детское любопытство, если, конечно, не касается тебя
самого.
В предбаннике его встретила Нонна Багратионовна, притихшая и
торжественная. На щеках секретарши гулял прелестный молодой румянец, глаза
блестели, как у впервые поцеловавшейся девчонки, а губы вспухли, как у
впервые поцеловавшегося нападающего юниорской сборной по гандболу. Даже от
волос, обычно пахнущих средством для мытья посуды "Пемолюкс", исходил
одуряющий запах каких-то экзотических духов. Вернее, Никита насчитал сразу
несколько запахов: бергамот, белый мускус, шафран, ваниль и даже - о,
Господи! - иланг-иланг и звездчатый анис. Положительно, кончина Мариночки
пошла Нонне Багратионовне только на пользу, кончина Мариночки вдохнула в
секретаршу вторую жизнь.
- Никита, слава Богу... Вы пришли... А я вам дозвониться не могу... С
самого утра, - Нонна бросилась к Никите как к родному.
- Превосходно выглядите, - со значением произнес Никита.
- О чем вы?... Тут такое произошло... Мариночку-то нашу... того... -
Секретарша натужно и лживо всхлипнула и закатила глаза.
- Чего?
- Убили. Вот так.
- Значит, убили, - Никита даже не дал себе труда удивиться, слишком уж он
был измотан и ночью, и Ингой, и лепестками орхидеи.
- А что это вы так... реагируете... а, Никита?
И правда, уж очень он спокоен. Нужно взять себя в руки и хотя бы немного
удивиться, черт возьми!...
- Вы шутите, Нонна Багратионовна? - сказал Никита, впрочем, без особого
выражения.
- Какие уж тут шутки, когда Сам вернулся?! Прилетел тем же рейсом,
которым улетел... Вы ведь должны были вчера проводить его...
- Я и проводил...
- А он вернулся... Кстати, а почему вы... - Нонна Багратионовна хотела
сказать еще что-то, но тут же оборвала себя сама. - Совсем забыла... Его же
Джаффаров встречал... Вы понимаете... Ее убили... У-би-ли!!!
- Кого?
- Да Мариночку же, царствие ей небесное... Хотя... Хотя я думаю, что
царствия небесного ей не видать... Мариночку и ее телохранительницу... Вот
так вот!... Вы только представьте себе... Еще вчера была жива-здорова,
поздравления принимала, а сегодня... Даже не представляю, что теперь будет с
Окой Алексеевичем... Хотите кофе?
- Хочу...
- Если успеете. Они уже здесь. С самого утра..
- Кто?
- Да следователи же... Со мной уже беседовали. Вас, наверное, тоже
дернут. Вы ведь личный шофер, как-никак... Были вхожи в семью...
Нонна Багратионовна заметно суетилась, заискивала и даже пыталась
заглянуть Никите в глаза, что было на нее совсем непохоже. Должно быть, она
хорошо помнила их летние кофейные посиделки и тот энтузиазм, с которым
перемывались кости молодой жене. И про латинского любовника наверняка не
забыла. И про завиральные и совсем уж трудно реализуемые планы по выводу
стервы-Мариночки на чистую воду. Она помнила, и теперь хотела узнать -
помнит ли об этом Никита.
- И всего-то двадцать четыре года, - Нонна Багратионовна, забывшись,
бросила в Никитину чашку лишние три куска сахару. - Всего-то... Я хоть и не
знала ее хорошо, но все равно... Слезы на глаза наворачиваются... Такая
молоденькая!...
Никаких слез в цепких птичьих глазах секретарши не было - одно лишь
трусливое желание вырвать из окаменевший памяти личного шофера
Корабельникоffа всех латинских любовников, стерв, нимфоманок и стяжательниц.
Все те эпитеты, которыми шустрая ненависть Нонны Багратионовны успела
наградить покойную Марину Корабельникову.
- И о чем они спрашивали?
- Большей частью о Мариночке... Ну и Корабельникоffе, соответственно... И
еще об этой... О ее телохранительнице. Но вы же знаете, с ними я почти не
общалась... Только на свадьбе и была... Ведь знаете, Никита?
- Да, конечно...
- Ужас... Просто ужас... И зачем было такую те л охранительницу
нанимать?... Действительно, зачем?...
- Даже не представляю, что теперь с ним будет, с Окой Алексеевичем... Не
приведи господи никому такого испытания...
- Да, не приведи господи, - отделался общей фразой Никита.
Нонна Багратионовна сунула чашку кофе Никите под нос, выкатилась из-за
своего стола, подбежала к двери и выглянула в коридор. Удовлетворившись
произведенной инспекцией, она вернулась и уселась против Никиты. Теперь,
фривольно забросив нога на ногу, она больше не казалась юдолью всех
скорбящих, а запах, исходящий от нее (звездчатый анис помноженный на белый
мускус и иланг-иланг), стал и вовсе непристойным. И живо напомнил Никите
веселые кварталы в Амстердаме, куда он впервые попал много лет назад, еще не
будучи знакомым с Ингой. Если бы сейчас секретарша сбросила платье, щелкнула
застежкой лифчика и провела образцово-показательный сеанс стриптиза, Никита
нисколько бы не удивился. Но стриптиз в планы Нонны Багратионовны не входил.
Она всего лишь заговорщицки вытянула нос в сторону Никиты и пропела:
- А вообще, скажу я вам...
"Неужели, собаке - собачья смерть? - грустно подумал Никита, - Нонна
Багратионовна, Нонна Багратионовна, нужно быть великодушной..."
- А вообще, скажу я вам, Никита... Что-то подобное я предполагала...
Говорят, у нее были шашни с этой ее телохранительницей...
- Шашни?
- Ну да... Шуры-муры... Хоть в этом я не ошиблась...
- В чем?
- В том, что ей нравятся темненькие... А брюнетка или брюнет - это уже
детали. Нюансы... Тип-то один... Бедняжка Ока Алексеевич... Такой удар,
такой удар... Пригрел же змею на груди... Извращенку...
Кофе в глотку Никите не полез. А все потому, что не в меру возбудившаяся
Нонна переложила сахару.

***
...Никиту вызвали лишь к часу дня. Обходительный молодой человек,
представившийся "следователем городской прокуратуры Кондратюком", задал ему
несколько вопросов, на которые получил четкие и исчерпывающие, хотя и слегка
подмороженные ответы.
- Вы хорошо знали Марину Корабельникову?
- Нет. Я - шофер ее мужа, а его машиной она пользовалась редко. У нее
была своя.
- Когда вы в последний раз видели ее?
- Вчера вечером, перед отъездом шефа. Я отвозил его в аэропорт. На
мюнхенский рейс.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.