read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



лаконца было ясно, что, скорее всего, он больше не вернется в Фивы;
оставались Автолик с Амфитрионом, обещавшие Креонту поднатаскать бывших
учеников из первого набора, кому сегодня семнадцать-восемнадцать, чтобы
они через пару лет... короче, все это было трезубцем по воде писано, и
басилею лишь прибавлялось головной боли.
А для Алкида и Ификла все оставалось за спиной: палестра, любопытные
глаза фиванцев, мелькнувшее в толпе сморщенное личико сумасшедшей карлицы
Галинтиады, спотыкающийся шаг Алкмены, учителя Автолик с Кастором,
махнувшие рукой из первого ряда зевак - вокруг лаконца и сына Гермеса
образовалась некоторая пустота, и ближайшие к ним горожане робко жались
друг к другу - караульщики у ворот, сами ворота, стены города...
Прошлое оставалось за спиной, глядя вслед близнецам.
- Мне кажется, мы уже взрослые, - шепнул Алкид брату, слегка ежась. -
А тебе?
Ификл только молча кивнул.
Словно чувствуя состояние братьев, Ифит-лучник незаметно придерживал
коней, заставляя их идти шагом, не торопиться, не уносить настоящее от
прошлого слишком быстро - и колесницы Амфитриона и Телема сперва вырвались
вперед, а там и вовсе скрылись за поворотом.
Цокают копыта.
Громыхают на камнях колеса.
Все дальше семивратные Фивы.
Вот и поворот.
Ифит-лучник смотрел вперед, на дорогу, а братья - назад, на
оставляемый город, и поэтому видели они разное. Близнецы видели, как с
востока из-за Фив выдвигается гроза, беременная ливнем, разворачиваясь в
полнеба и словно ожидая мига, когда колесницы скроются за поворотом, и
тогда гроза наконец облегченно вздохнет, колебля вершины кипарисов, и
рухнет на покинутые Фивы тугими потоками, рыча и скалясь...
А Ифит, сжимая поводья, видел иное. Он видел, что колесница
Амфитриона остановилась у обочины дороги, сам Амфитрион соскочил с нее и
направился к камню, на котором кто-то сидел.
Ифит невольно на миг зажмурился - ему показалось, что на камне близ
дороги сидит покойный Лин-кифаред.
За спиной Ифита вскрикнули обернувшиеся близнецы.
Первое потрясение прошло, и острый взгляд лучника безошибочно
определил, что сидящий на камне человек существенно отличается от Лина,
хотя и похож, очень похож - но моложе лет на семь-восемь, и овал лица
мягче, а бороды он не бреет, лишь коротко подстригая ее на щеках и
подбородке; еще человек чуть-чуть сутулился, глядя на Амфитриона снизу
вверх, а Лин никогда не сутулился... при жизни.
- Кастор говорил, что ты в Пиерии, - услышал Ифит слова Амфитриона,
подъезжая и останавливаясь у колесницы Телема. - Или в Иолке.
- А я не в Пиерии, - еле заметно усмехнулся человек, похожий на Лина.
- И не в Иолке. Я - здесь. Но, поверь мне, совершенно случайно.
- Мне... мне очень жаль...
- Не надо. Не надо, Амфитрион. Лучше познакомь меня с детьми. Я так
много слышал об Алкиде... о них, что боги не простят мне, если я
пренебрегу этой встречей.
Амфитрион, не глядя, махнул рукой, и близнецы спрыгнули на землю,
подбежав к отцу.
- Это Алкид и Ификл, - Амфитрион ронял слова скупо, одно за другим,
словно камни в воду. - А это... это Орфей, брат Лина.
- Младший, - зачем-то уточнил Орфей, разглядывая близнецов. - Младший
брат.
- Я, - Алкид неуютно переступил с ноги на ногу, сжимая и разжимая
кулаки, - я... меня очистили!.. Креонт. Поросенком.
Орфей кивнул, не вставая с камня.
- Конечно, - мягко согласился он. - Конечно, ты чист, мальчик. Ведь
это ты Алкид, правда? И по твоим глазам видно, что ты готов предложить мне
выкуп за смерть моего брата или собственную жизнь вместо выкупа. А твой
брат предложит мне свою жизнь вместо твоей... а потом это сделает ваш
отец. У вас хорошие глаза, мальчики, в них легко смотреть, как в
прозрачную струю горного ручья - но изредка ручей набирается сил и
превращается в реку, несущуюся вниз и яростно брызжущую пеной!.. Нет, я не
возьму с вас выкупа за Лина: наша с вами встреча - достаточный выкуп. Ведь
я узнал сегодня, что не одна Фемида слепа; слепы и другие боги, хотя и
мнят себя прозорливыми!..
Недвижно стоял Амфитрион, завороженно молчали близнецы, каменными
изваяниями возвышались лошади, запряженные в мраморные колесницы с
мраморными возничими, небо медлило обрушиться грозой, забыв дышать и
вслушиваясь в речь Орфея, в ее причудливый ритм, в странные созвучия
гибкого, чуть глуховатого голоса - Орфей уже давно молчал, а все казалось,
что в воздухе звучат невидимые струны, перебираемые невидимыми пальцами...
и лежала рядом с камнем зачехленная кифара.
- Орфей! - послышалось со стороны обочины. - Орфе-е-ей!
И все очнулись.
Через луг, поросший дикими тюльпанами, к дороге бежала девушка -
длинноногая, порывистая, едва ли намного старше близнецов, похожая на
спешащую куда-то лимнаду, нимфу лугов.
- Орфей! Я здесь!..
И знамя каштановых волос упруго плеснуло по ветру.
- Это моя жена, - извиняющимся тоном пояснил Орфей, и в серых глазах
его замелькали веселые искорки. - Это моя жена, Эвридика. Мы с ней идем в
Фивы, к Тиресию. В Пиерии, на нашей свадьбе, прорицатель Эпер заявил, что
наш брак будет счастливым, если я разучусь оборачиваться... а объяснить
свои слова Эпер отказался. Вот, хочу спросить Тиресия - может, он что
скажет...

Спустя некоторое время колесницы продолжили свой путь к Киферону, а
гроза над Фивами по-прежнему медлила, словно давая войти в город двум
путникам, мужчине и женщине; Орфею, тридцати двух лет от роду, и
шестнадцатилетней Эвридике.
Людям свойственно ошибаться, особенно людям, рассказывающим друг
другу по вечерам у пылающего очага разные истории... ведь все считали, что
Орфей, сын Ойагра и Каллиопы, и Геракл, сын Зевса и Алкмены, впервые
встретились в гавани Иолка, где готовился к отплытию двадцатипятивесельный
"Арго"...


8
А Киферон встретил гостей птичьим гомоном, шелестом буковых крон,
безмятежным покоем летнего леса и обильными возлияниями под жареную на
углях баранину.
Вот уже третий день Амфитрион с разомлевшим Телемом порывались
сосредоточиться и покинуть стоянку гостеприимных пастухов, но
сосредоточиться с утра не получалось, днем было слишком жарко, а к вечеру
в ручье уже остывали две-три амфоры (а иногда и четыре-пять амфор) с
хмельными дарами Диониса, жалобно блеяли двое-трое (а иногда и
четыре-пять) ягнят, влекомые под нож, и двое-трое (а чаще четверо-пятеро)
юных пастушек шли к ручью, призывно подмигивая, дабы ниже по течению омыть
уставшие за день члены и выяснить, что они, то есть члены, не такие уж
уставшие, тем более, что гости приехали прыткие не по возрасту, в чем
многие пастушки уже успели убедиться.
На следующее утро сосредоточиться опять не получалось.
Подрастающее поколение в лице Алкида с Ификлом знакомилось тем
временем с молодыми пастухами, которые в первый же день вознамерились
устроить близнецам "Паново посвящение" - куда входило катание на баране,
окунание в ледяной источник, тесное знакомство с пастушьей палкой и
множество других, интересных с точки зрения киферонской молодежи вещей.
- Маленьких обижают! - грозно насупились близнецы, не оценившие
местного юмора, и посвящение не состоялось. Вернее, состоялось, но не
совсем так, как намечалось.
Истошно орал скаковой баран, затертый в самой гуще свалки, источник
принимал в свои обжигающие объятия совсем не тех, кого предполагалось
вначале, крепкие пастушьи палки ломались о не менее крепкие головы и спины
- в результате чего установились мир и взаимопонимание, и молодые люди
дружной гурьбой отправились подглядывать за купающимися пастушками.
Те и так не очень-то прятались, но подглядывать было гораздо
интереснее.
...Впрочем, всему на свете положен предел - кроме бессмертных богов,
да хранят они нас и не оставляют своим благоволеньем! - и настал тот день,
когда Амфитрион и Телем с немалым сожалением покинули гостеприимный
Киферон и отправились домой, в Фивы.
А Ифит Ойхаллийский мигом вспомнил не только то, что он наследник
своего отца (басилей Эврит за последние пять лет четырежды наезжал в Фивы,
в палестру, и всякий раз оставался доволен и Ифитом, и успехами близнецов,
пряча ревнивый огонек, нет-нет, да и вспыхивавший под густыми бровями), но
и то, что он, Ифит-лучник, теперь единственный учитель на целых двоих
учеников!
Зря, зря расслабились братья, глотнув хмельной воли! Седые пастухи
только диву давались и хмыкали в кудлатые бороды, видя, как по приказу
Ифита близнецы вихрем носятся вокруг стад наравне с пастушьими псами,
скачут через ручей туда-сюда, взяв по увесистому камню в каждую руку,
ясеневым древком от копья друг дружку молотят да кулачным боем с
длинноруким Ифитом тешатся!
Ну, лук со стрелами - это вообще дело святое... Шишку на сосне



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.