read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



через весь город, мимо торга, Ивана-на-Опоках, Ярославова дворища с храмом
Николы, переехал мост и, обогнув Детинец, поднялся на гору. Тут он уже
начал спрашивать и дальше так и ехал, по пословице, что язык до Киева
доведет.
Дорога вилась вдоль речки, ныряла в перелески, наконец с пригорка
открылось селение. Серые крыши, крытые тесом и дранью, казалось, тускло
отсвечивали, как вода в пасмурный день или старое серебро. Федор проехал
селом, не решаясь спросить, наконец остановился у одной изгороды.
- Иванко Гюргич? А вот еговый дом! Родственник али кто? Не узнать
словно?
- Дело к ему...
- А... Дома, кажись!
Федор спешился, привязал коня. Он еще медлил, оглядывая большой, на
подклете, красно-коричневый дом. Как-то в голове не умещалось, что это вот
и есть отцова хоромина. Их дом в Переяславле выглядел куда скромнее.
Хозяин сам вышел на крыльцо.
- К кому, молодечь?
- Иванко Гюргич?
- Я буду.
- Грамота у меня... - Федор запнулся и покраснел. - На дом грамота.
Мово батьки дом-от!
Новгородец глядел на него, соображая, и покачивался с пятки на носок.
Федору показалось, что он сейчас оборотится и уйдет, захлопнув дверь.
- Дак вот! - сказал он, постаравшись придать строгость голосу. -
Вхожу во владение!
Новгородец поглядел по сторонам, уставился на коня, снова оглядел
Федора.
- Цего-то не понимаю, парень! Покаж грамоту ту!
Он долго читал и перечитывал и все не выпускал грамоты, и Федору
опять показалось, что он раздумывает, как спровадить Федора, оставя
грамоту у себя. Наконец спросил:
- Дак умер, Михалко-то?
- Батя умер.
- Дак чего тебе-то нать?
Федор, наконец, озлился. Решительно вырвав грамоту из рук новгородца,
он возвысил голос:
- Чего нать? Свой дом получить! Али позовников покликать?
Новгородец, поняв наконец, что ему от Федора просто не отделаться,
зазвал его внутрь. Женка оборотилась, разглядывая Федора.
- Цто за таков молодочь?
- Да вот, выгнать нас с тобою хочет! Не знать уж, кто и такой.
- А ты его самого выгони! - с угрозою взяв руки в боки, посоветовала
женка.
- Ты вот что! - с расстановкой произнес Федор. - Грамоту чел? Я в
дружине князь Митрия. Будешь тута чудить, приеду с боярином со своим, он
меня послушат, да с тиуном. Тебя укоротят враз. Етова хошь?
- У, такой-сякой! Счас иди! И вон из моего дому! - начала было женка,
но новгородец остановил ее:
- Ты поди-ка, поди. Мы тут сами разберем!
Она вышла, хлопнув с размаху дверью.
- Мужиков созвать да выкинуть его и из села! - проговорила она,
уходя.
Стали рядиться. Новгородец упирал на то, что земля, по закону,
<новогорочка> и никому из низовцев принадлежать не может. Тогда Федор,
смотря в колючие глаза хозяина, возразил:
- Пущай. Землю бери, а дом не твой, дом отцов, вота. Дом очищай счас,
и все!
Новгородец с усмешкой возразил было:
- А цего тоби хоромы без земли?
- Чего, чего! - взорвался Федор. - В дружину наместничу перехожу,
тута буду жить!
Новгородец сбавил спеси, глаза забегали.
- Бери отступного...
- Очищай!
- Слушай...
- И слушать не хочу!
- Запалят тя и с домом!
- И деревню спалят как раз, - спокойно возразил Федор.
- Цего просишь? - сдался новгородец.
- За дом?
Торговались долго. В конце концов новгородец предложил коня с
приплатой. Выходили, глядели коня. Задирали храп, смотрели зубы, щупали
бабки. Конь был хорош.
- Добрый конь! - говорил новгородец, и по сожалению в колючих глазах
яснее, чем по стати, виделось: да, добрый. Наконец сошлись на коне с
пополнкой в пять ногат. За такой терем это было даром. Но Федор знал, что
иначе совсем бросит и не возьмет ничего.
Захотелось еще что-то добыть от отца. Спросясъ, полез в клеть,
соединенную тут с избой под одну кровлю. Долго рылся в старой рухляди, что
свалили тут, очищая жило для нового хозяина. Что поценнее уже, видно,
давно выбрали. Волочились какие-то тряпки, ломаная деревянная и лубяная
утварь... Все было не то. Вот проблеснуло что-то. Но оказалось - просто
ломаный стеклянный браслет, тоже не то... Федор отчаялся было, как
новгородец, уже долго молчавший у него за спиной, подал голос:
- Солоница есть. Не твой ли батька резал?
Захотелось верить, что, верно, отцова. Подобрал еще крохотную медную
иконку, всю покрытую сажей и зеленью. Верно, тоже была в отцовом доме,
сунул в калиту - потом отчистить. Все, кажись! Новгородец помягчел, видно,
тоже что-то переломилось. То было отобранное, стало купленное. Зазвал
выпить пива на дорогу. Женка взошла, шумно дыша, молча налила чары и снова
вышла, пристукнув дверью.
- Как там у вас, на Низу? Татары сильно зорят? - спрашивал
новгородец. Федор отвечал односложно. Он еще не понимал, что дела торговые
надо отделять от обиходных, и продолжал дуться.
Дверь опять отворилась, и в жило вошла старуха, еще крепкая на вид,
осанистая, с крупным мускуловатым лицом.
- Поведай, Гюргич, каков таков молодечь?
Она пытливо разглядывала Федора, уселась:
- Михалкин сынок? Молодший? Как кличут-то? Федей? Знала батьку
твого... - Она помолчала, спросила: - Ну, Гюргич, продал дом-то?
- Продал, - со вздохом ответил хозяин, - на коня сменял.
- Ну и дешево обошлось, и не журись! - сказала старуха. - Зато
теперича во своем будешь! Я ить толковала тоби, кто ни то есь у Михалки
родных!
- Вот, искал, нет ли цего от отца! - отозвался хозяин. - Говорю, у
тебя, Макариха, нету ли?
- Ужо погляну! Ты заходь, молодечь, в мою хоромину! - позвала
старуха. - Третья отселева! - Она поднялась, вышла.
Федор кончил с хозяином. Передали повод из полы в полу. Звали
послухов, при них Федор отдал грамоту. Снова пили пиво. Иванку поздравляли
с покупкой, Федора оглядывали уже без вражды, с интересом. Хлопали по
плечу:
- Наш по батьке-то!
Старуха не ушла, ждала его на улице. Он завел коней за огорожу
покосившегося дома, опять с некоторым страхом, уже понимая по значительным
ухмылкам мужиков, что это, верно, и есть та <сударка>, о которой с
раздражением говорила мать. Он даже хотел и не заходить, но любопытство
пересилило. В горницу ступили, пригнувшись. Дом сильно просел и пол
покосился весь в сторону печи.
- Посиди, молодечь! - велела старуха. Достала меду, поставила на
стол. Федор не знал, о чем говорить, да и старуха не столько спрашивала,
сколько глядела на него.
- В матерь, видно, пошел! - заключила она. - А руки отцовы, таки же
вот, и персты еговы, и долонь...
Федор не знал, что ответить. Поворотясь к коробье, стоя спиной к
нему, она спросила глухо:
- Помнишь батьку-то?
Порывшись, достала серебряный перстень с темным камнем.
- Вота! Память мне была от батьки твого. Да уж в домовину не
унести... Возьми!
Отец, судя по этому перстню и по тому, что дома лежала дорогая отцова
бронь, явно знал когда-то лучшие времена. Верно, еще до них, до их
рождения... Федор, несколько враждебный до сей поры к старухе (поминая
отцовы свары и слезы матери), тут вдруг понял, почуял, как тяжко ей
теперь: одинокая пустая изба - бобылка, должно; ему вдруг стало горько и
на миг показалась близкой эта чужая старая женщина. Он даже застыдился
своей молодости, силы, того, что у него еще было все впереди, а тут все
уже позади, в прошлом, все уже безвозвратно прошло и прожито. Он уже с
неохотою принял дорогой перстень, раздумывая, не вернуть ли. Все же для
нее - последняя память.
- Прими, прими! - угадав его колебания, сказала старуха. Голос у нее
пресекся, и Федя уже со страхом сожидал, не увидать бы слез. Но она
справилась с собой и сама поторопила Федора:
- Езжай, время не раннее!
- Прощайте!
- Прощай... - Она помедлила, назвать ли его именем, но не назвала. -
Прощай, молодечь!
Новый конь, насторожив уши, тихо проржал, было попятился идти назад,
всхрапнул, натянув повод, но Федор не шутя рассердился, пристрожил, и конь
покорился новому хозяину.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.