read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сорокалетнего герцога было очень мрачное и свирепое лицо, и я поняла, что
характер его был под стать его внешнему виду.
- Любен, - позвал он лакея, - эта выглядит получше остальных:
кругленькая жопка, упругая кожа... И очень интересное лицо. Жаль, что ей и
страдать придется больше.
С этими словами злодей сунул свой нос в ложбинку между моими ягодицами,
сначала довольно похрюкал, потом облобызал и, наконец, укусил их. Я
испустила пронзительный крик от боли и неожиданности.
- О Боже! Да она к тому же очень чувствительна! Это плохо. А ведь мы
еще и не начинали.
В этот момент я почувствовала, как его ногти, больше напоминавшие
когти, глубоко впились в мои бока, и он начал царапать, терзать, рвать мою
кожу. Чем больше я стонала и кричала, тем сильнее воспламенялся мой
мучитель, потом вдруг он воткнул пальцы в мое влагалище и тут же вытащил
оттуда кусок кожицы, вырванной из стенки самой сокровенной части моего тела.
- Ах, Любен, - забормотал он, поднимая свои окровавленные пальцы, -
милый мой Любен, я торжествую! Это же шкурка от куночки!
Он возложил свою добычу на головку члена своего слуги, и бесстрастный
до тех пор орган от одного этого прикосновения вздрогнул и, наливаясь силой,
взметнулся вверх. Потом хозяин открыл дверь, скрытую зеркалами, и достал
гирлянду из зеленых листьев. Я с удивлением посмотрела на эту ветвь и,
только когда герцог подошел ближе, увидела, что это были тернии. С помощью
прислужника он несколько раз обмотал гирлянду вокруг моего тела и завязал
конец ее очень причудливым и очень болезненным образом так, чтобы шипы
покрывали все тело и особенно часто грудь, к которой он прижал их посильнее,
однако ягодицы были избавлены от этого нестерпимо жгучего ощущения, так как
были предназначены для другого и, мелко подрагивая, ждали своей участи.
- Вот теперь можно начинать, - удовлетворенно заметил Даннемар, когда
все приготовления были закончены. - Я вполне серьезно прошу тебя быть
терпеливой, потому что процедура может затянуться.
И вот первые десять, относительно слабых ударов ураганом обрушились на
мою беззащитную плоть. Завершив первый акт, он промычал:
- Ну, а теперь с Богом! Посмотрим, на что ты способна, - и не переводя
дыхания, раз двести он обжег, словно пламенем, мои ягодицы своей жестокой
рукой. Пока длилась экзекуция, его лакей, стоя перед хозяином на коленях,
продолжал высасывать из него ядовитый сок, который, очевидно, и делал этого
зверя чудовищно жестоким. Нанося удары, герцог орал во всю мощь своих
легких:
- А-а! Лесбиянка... сука, стерва, шлюха... Клянусь своими потрохами, я
терпеть не могу женщин, Господь создал вас для того, чтобы терзать и бить
как последнюю скотину! Ого, пошла кровь! Наконец-то... Как это прекрасно!
Соси, Любен, соси, голубчик... Это восхитительно: я вижу кровь, и я
счастлив.
Потом, прижавшись губами к моему истерзанному телу, он слизал
струившуюся ручьями кровь и заговорил уже спокойнее:
- Но ты же видишь, Любен, что я еще не готов и должен продолжать до тех
пор, пока плоть моя не отвердеет, а когда она отвердеет-, я буду пороть эту
шлюху, пока не кончу. Вот такой у нас план. Но наша сучка молода, и она
выдержит.
Ужасная церемония возобновилась, но с некоторыми изменениями: Любен
перестал ласкать хозяина и, взявши в руки хлыст из воловьей кожи, атаковал
герцога, который, не оставляя меня в покое, получил множество ударов, не
менее сильных, чем те, что обрушивались на меня. Я была вся в крови, она
густо стекала по моим бедрам и растекалась темно-красной лужицей у меня под
ногами, заливая помост пронзенная множеством колючек, исхлестанная
прутьями, я уже не знала, в какой части моего тела боль была сильнее.
Наконец, палач, утомившись от истязаний и изнемогая от вожделения, опустился
на кушетку и приказал развязать меня. В полубессознательном состоянии,
пошатываясь, я приблизилась к нему.
- Теперь ласкай меня, - сказал он и бросился целовать следы своей
жестокости. - Хотя подожди: ласкай лучше Любека, мне даже приятнее видеть,
как кончает он, чем делать это самому.
Но предупреждаю: хоть ты и очаровательна, однако вряд ли сможешь
довести его до этого.
Любен немедленно приступил к делу. Гирлянда все еще терзала меня,
вызывая жгучую боль, и негодяй все сильнее прижимал ее к моему телу по мере
того, как я его возбуждала он расположился таким образом, чтобы его семя,
выжатое моей умелой рукой, было сброшено на лицо хозяина, который тем
временем, не переставая вонзать шипы в мою кожу и щипать мои ягодицы,
преспокойно удовлетворял сам себя. Наступила кульминация: сперма лакея
забрызгала лицо герцога, но его собственная все еще оставалась у него в
чреслах, припасенная для последней, еще более сладострастной сцены, которую
я опишу в подробностях.
- Убирайся отсюда, - приказал он мне сразу после того, как Любен
выпустил пар. - Мне надо развлечься с самой молоденькой, а потом я опять
позову тебя.
В соседней комнате я нашла двух других девушек, которые прошли
экзекуцию прежде меня, но - Боже ты мой! - в каком они находились состоянии!
Они выглядели еще плачевнее, чем я: достаточно было взглянуть на их тела -
прелестные, юные, нежные, - чтобы содрогнуться от ужаса. Бедняжки тихо
плакали, горько сожалея, что согласились на такое предложение, а я ощущала
нечто, похожее на гордость за свою стойкость и выдержку, и думала только о
материальном вознаграждении за пережитые мучения. Оглядевшись, я увидела
незаметную, неплотно прикрытую дверь спальни герцога и тихонько, крадучись,
проскользнула туда. В глаза мне сразу бросились три вещи: пухлый, очевидно
начиненный золотом кошелек, великолепный бриллиант и очень изящные часики. Я
быстро открыла окно и увидела внизу напротив невысокое строение, примыкавшее
к стене рядом с воротами, через которые мы приехали сюда. С быстротой молнии
я сдернула с ноги чулок, завернула в него все три предмета и бросила сверток
в кусты, растущие в углу между стеной и пристройкой. Он приземлился в самую
гущу листьев и скрылся из виду. После этого я вернулась к подругам. Как раз
в этот момент за нами пришел Любен, чтобы достойно увенчать церемонию
жертвоприношения, верховный жрец требовал к себе все четыре жертвы сразу.
Самая юная из нас уже прошла через муки, и ее ягодицы выглядели ничуть не
лучше, чем у нас, а все ее тело, с головы до ног, сочилось кровью. Постамент
был убран, Любен заставил всех четверых лечь на пол в середине комнаты он
быстро и умело разложил нас вплотную друг к другу, так что восемь наших
круглых, хотя и изрядно истерзанных холмиков, надо полагать, представляли
собой волнующее зрелище.
Подошел герцог, и Любен начал ласкать ему член левой рукой, а правой
поливать горячее масло на наши ягодицы. К нашему счастью, оргазм хозяина
наступил быстро.
- Жги их, испепеляй, поджаривай их! - кричал его светлость, сбрасывая
свою сперму, которая смешивалась с раскаленной жидкостью, превращающей наши
тела в копченый окорок. - Жги этих похотливых самок, я кончаю!
Из этой мясорубки мы вышли в таком удручающем состоянии, что его лучше
всего описал бы хирург, который в поте лица трудился десять дней, чтобы
стереть печать, оставленную герцогом на наших телах. К счастью, на мои
ягодицы попало всего лишь несколько капель кипящего масла, так что я
доставила лекарю гораздо меньше хлопот, чем остальные из нашего квартета, а
самую юную мучители отделали так, будто она побывала в ванне с кипящей
смолой.
Несмотря на раны, которые вызывали невыносимую боль, я сохранила
самообладание и, когда мы вышли из дома, улучила момент, нырнула в кусты,
схватила сверток и незаметно сунула его под юбки таким образом, страдания
мои оказались вознаграждены, и я могла поздравить себя с успехом.
Встретившись с Дювержье, я сурово попеняла ей за то, что она подвергла меня
столь опасному испытанию какое право имела она поступать так, гневно
спросила я, если знала, что я больше не собираюсь жертвовать собой ради ее
блага. Вернувшись домой, я сразу легла в постель и приказала передать
Нуарсею, что нездорова и хочу, чтобы несколько дней меня не тревожили. Он ни
капельки не был влюблен в меня, как, впрочем, ни в кого другого, еще меньше
он был расположен тратить время на то, чтобы утешать и выхаживать больную,
и, лишний раз подтверждая свое великолепное философское безразличие, Нуарсей
так ни разу и не подошел к моей постели зато его жена, более мягкая по
натуре и более дипломатичная, дважды навестила меня, правда, воздержавшись
от слез утешения. На десятый день я почувствовала себя совсем хорошо и
выглядела лучше, чем прежде. В тот день я проверила свою добычу - в кошельке
было триста луидоров, бриллиант стоил минимум пятьдесят тысяч франков, а
часы - тысячу. Теперь, вместе с прежними накоплениями, я была
обладательницей приличного состояния, которое могло приносить мне двенадцать
тысяч в год, и я решила, что с таким приданым пора действовать
самостоятельно, а не оставаться игрушкой в чужих жадных руках.
Прошел год. За это время я кое-что предприняла самостоятельно, и весь
доход от своих амурных приключений полностью оставила себе. К сожалению,
однако, ни одно из них не дало мне возможности проявить свои способности к
воровству, а в остальном я по-прежнему оставалась верной ученицей Нуарсея,
мишенью его похотливости и заклятым врагом его жены. Хотя наши отношения
отличались взаимным безразличием, Нуарсей, никого никогда не любивший, питал
глубокое уважение к моему уму и продолжал оказывать мне лестные знаки
внимания все мои желания исполнялись незамедлительно, и, кроме того, мне
выделили на карманные расходы двадцать четыре тысячи франков в год, к этому
надо прибавить двенадцать тысяч ливров ежегодной ренты, и вы согласитесь,
что дела мои шли совсем недурно. Мужчины меня интересовали мало, и
интимнейшие свои желания я удовлетворяла с двумя очаровательными женщинами,
с которыми часто встречалась и предавалась самым изысканным и
экстравагантным наслаждениям.
Однажды одна из моих наперсниц, которая особенно мне нравилась,
сказала, что некий молодой человек, ее кровный родственник, оказался в
большой беде и что мне достаточно замолвить слово перед своим любовником, и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.