read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- А как же! Ты говорил, что там пастухи и скот, значит, опасность, -
напирал он.
И нам пришлось поехать еще к Фишту.
С вершины Черкесского хребта Саша углядел внизу зеленый разлив
непроходимых лесов и синее море за этой зеленью.
- За что его назвали Черным? - удивился он, увидев синеву.
На пастбище в верховье Тепляка, где мы заночевали рядом с шалашами
пастухов-армян (среди них были и браконьеры), Кухаревич собрал всех от мала
до велика и почти час искусно вел беседу о природе и диком звере, о роли
людей в природе и о будущем, которое он рисовал в духе утопизма Кампанеллы.
Он напирал на охранительную роль человека и с таким волнением поведал
известную повесть Сетона-Томпсона о мустанге и о трагедии с бизонами в
прошлых веках, что вызвал благостные раздумья у этих детей гор. Упомянул,
конечно, об охране зубров, оленей и туров, незаметно стал строгим и
напомнил, что любое покушение на заповедного зверя обязательно приведет к
возмездию.
В тот день разговор с упором на совесть человеческую показался мне и
другим егерям наивным, пустой тратой времени. Но как бы там ни было,
Кухаревич завел здесь знакомых и завоевал их расположение. Мы прощались с
пастухами приятельски.
Назад Саша спешил. И на коне сидел ловчее, и винтовка у него как бы
приросла к спине. Освоился, поверил в себя. А спешил потому, что боялся за
Катю. На виду Гузерипля Саша поскакал рысью, остальные поотстали. Встретил
он нас на мосту вместе с Катей. Она выглядела совершенно спокойно, а из
Сашиных очей брызгал огонь войны.
- Понимаете, тут чужой бродит. - И указал за спину, на правый берег
Белой.
А Катя сказала:
- Я придумала небольшую хитрость. Как вы отъехали, вот над этим мостом
на высоте груди протянула ниточки. Может, это смешно, по-женски... Но
прошлой ночью они оказались порваны. Следы сапог и коня на съезде, где я
нарочно пригладила глину. Человек направился к сторожке, но саженей за сто
свернул вверх по Молчепе. Идти за ним я побоялась, день провела в лесу, но
никто не показался. Вот, собственно, и все.
Искать человека в дебрях у Молчепы - дело трудное. Все-таки скорее для
очистки совести мы побродили на версту-другую от караулки, свежих следов не
обнаружили и сошлись на том, что Саше, когда мы уедем, придется проявить
особенную осторожность. Это был недобрый человек. Будь у него честные
намерения, попросил бы приюта, как и положено в горах.
Ночью что-то не спалось, я встал и вышел. Саши не было. И постель
Кожевникова в пристройке пустовала, матрац холодный. Значит, они ушли с
вечера, как только мы заснули. Ясно - куда.
Тревога удержала меня во дворе. Свежая, влажная ночь, наполненная гулом
реки, укрыла горы. Черные пихты стояли у самой сторожки. И люди в ночном
походе... Понятно. Если в лесу бродит неизвестный, без костра он не
обойдется. А костер далеко заметен. Потому и пошли в темноту.
И тут далеко-далеко едва слышно хлопнул один, потом второй и третий
выстрел. Я нервно заходил возле домика, не зная, что предпринять.
Вышел Филатов, спросил, почему не сплю. Сказал ему о выстрелах.
- Может, пойдем поищем?
- Разойдемся. Троп много. Только силы растратим.
Он сел, чиркнул спичкой. Шел четвертый час.
На сеновале завозились остальные. Потянуло махорочным дымом. Плотники
закурили.
Лишь около восьми, когда солнце пробило туман, а завтрак остывал на
столе, из лесу вышли Кожевников и Кухаревич. Катя бросилась им навстречу:
- Где вы были? Что произошло?
- А ничего не произошло, - пробасил Кожевников, искоса глянув на
плотников. - Оленей твоему муженьку показал.
- А выстрелы? - очень некстати спросил Филатов, далекий от наших лесных
дел. - Отыскали этого неизвестного?
Вот святая простота! Теперь будет известно в Хамышках да и в Псебае.
Когда мы остались вдвоем, Саша огляделся и вполголоса сказал:
- Знаешь, где накрыли незваного? На лесном перешейке перед лугами.
Кожевников точно знал... Увидели отблеск костра, но он не спал, мерзавец, и
конь наготове. Ветка под ногой у меня треснула, он на звук выстрелил,
вскочил в седло - и как растаял во тьме.
- Но и вы стреляли!
- А как же! Раз он начал... Честный человек не побежит. И знаешь, кровь
на кустах нашли. То ли в коня угодили, то ли в самого. Поискали кругом, на
луга вышли, там след по росной траве видный. Ускакал к Холодной.
- А у костра?
- Чисто.
Развернули карту. Куда поедет, если ранен?
- Скорее всего, самого поранили, а не коня, - предположил Саша. - Коня
бросил бы.
- Если так, то выйдет он в Хамышки. Но там долина трудная, да и
побоится, что встретим его, опередим. Значит, в Псебай подастся.
- Чего ему надо? - задумчиво произнес Саша.
Пожалуй, он подумал, что выслеживают их с Катей. Я думал совсем о
другом человеке.
Выехали мы с большим опозданием, лишь ночью прибыли к Телеусову. Здесь
распрощался с Филатовым, который готовился добыть зубра на чучело. Алексея
Власовича отдельно попросил послушать, нет ли у них или в Сохрае разговора о
раненом человеке, и уже утром поспешил в Псебай.
Дом тети Эмилии стоял сиротливо, с закрытыми ставнями. Еще не приехала.
Едва я зашел к себе, как отец подал депешу. Ютнер вызывал меня в Петербург.
И от Дануты было короткое и ласковое письмо. Придвинулось время
каникул, она готовилась ехать с тетей домой.
Я пошел к Щербакову доложить, как устроились в Гузерипле новые
работники. Естественно, похвалил Кухаревича за энергию, рабочее настроение.
И сказал о ночном поиске, выстреле по егерям, их ответном огне.
Никита Иванович долго молчал, почесывал в смущении затылок, потом,
что-то решив, сказал:
- А пойдем-ка мы с тобой к Ванятке Чебурнову. Прямо сейчас.
- Зачем?
- А затем, что Ванятку этого сегодня раненько повезли на Лабинскую в
лазарет. Толкуют, ногу разбил где-то в горах. Операцию будут делать, а то и
отрежут. Такое, знаешь ли, совпадение.
У младшего Чебурнова, недавно женившегося и отделенного, дом поражал
угнетающей тишиной. Заплаканная супруга встретила нас недоверчиво и даже
испуганно. Никита Иванович ласково пошутил с ней и, когда она успокоилась,
осведомился, что там такое у Ивана стряслось.
- Коленка у его... Распухла до ужасти.
- И кровь есть?
- И кровь была. Рассек, бает, об камни. Горит огнем. Чем свет Семен
прискакал на рессорке, уложил - и к дохтору.
Щербаков головой покачал, пожалел:
- Носит его нелегкая...
Винтовка висела на стенке.
- Хозяина? - спросил я и, не дожидаясь ответа, снял ружье, открыл
затвор.
Никита Иванович лениво, как бы нехотя, вынул из кармана один патрон,
протянул мне:
- Поди-ка, Михайлович, бабахни за двором.
- Ой, зачем же? - Жена даже присела от испуга.
- Да ты не той... Проверим. Жаловался он, осечки случаются. Если так,
попросим Павлова, пусть отдаст в починку. Вернется из лазарета твой хозяин,
а винтовка как новенькая.
Я вышел в огород, выстрелил. И подхватил выпавшую гильзу. Вмятина на
пистоне оказалась чуть в стороне от центра.
Возвращались молча. Ощущалась непомерная усталость - не физическая,
нет! Ванятка Чебурнов... Я знал о нем понаслышке, от Семена. И вот поди же,
этот самый Ванятка, земляк, станичник, подкарауливает меня на тропе и
стреляет, хотя я никогда не сделал ему ничего плохого. Наемный убийца?
Рядом, через две улицы... Неужели Улагай пошел на сделку с ним? Ну, а
завтра? Пусть не Ванятка, но кто-то другой, получив сребреник, будет
караулить меня в лесу...
Ясно, что Лабазан тоже на его совести. Пока опытный браконьер
преуспевал, этот бездельник, изгнанный из Охоты, присосался к нему, помогал
бить зубров, сбывал шкуры и мясо, позвякивал нечестно добытой монетой. Но
как только Лабазан попал в беду, Ванятка повернулся к нему спиной. Ушел от
беспомощного, раненого человека, бросив его на верную смерть. Ушел, чтобы
продать шкуру и мясо последнего убитого ими зубра, а заодно и Лабазанова
коня. О какой совести или чести можно тут говорить? Что это за человек? И
как они похожи друг на друга - братья Чебурновы!
- Чего голову повесил? - добродушно спросил Щербаков. - Уяснил теперь,
кто в тебя стрелял? Клокочешь гневом, мщения просишь! Возьмешь две стреляные
гильзы и понесешь в суд? Вот вам, господа судьи, доказательство, засадите
убивца в тюрьму, чтобы я мог жить без опаски... А мало ли винтовок со сбитым
бойком? Почем знать, где подобрал ты гильзы? Посоветуются господа судьи и
вернут тебе эти самые доказательства. А Ванятка будет ходить гоголем. -
Щербаков как-то странно засмеялся. - Только будет ли он ходить гоголем, это
вопрос. Вдруг дохтур отпилит ему ноженьку? Тогда Ванятке не до леса. Кто
стрелял-то в него?
- Оба стреляли. В темноту.
- Придется Ванятке сидеть на бревнышке у дома и придумывать, как
извести бородатого Василия и твово дружка Кухаревича. А заодно и тебя, как
бы вроде зачинщика. Никак я только не пойму, чего Ванятка в Гузерипль
подался, по какой надобности? Уж не за тобой ли следом? А может, вспомнил,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.