read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сюжет. Павлыш встал, включил внешний динамик. Лес был тих, но тишина
была неполной, она складывалась из множества настороженных звуков. Вот
хрустнула ветка, потом что-то прошуршало в траве совсем недалеко от
корабля. Издалека донесся утробный звук, низкий, почти неуловимый, но
могучий, потом зачавкало, словно рядом бродил кто-то в болотных
сапогах, с трудом вытягивая ноги из тины...
Наша беда в том, думал Павлыш, что в своих путешествиях человек
старается все более исключить элемент риска. Каравелла Колумба была
игрушкой штормов и ветров, каждый риф таил для нее гибель, каждый
шквал грозил перевернуть. Но путешественники снова и снова уходили в
море или шли с караванами через негостеприимные горы - ведь не только
страсть к наживе влекла их. Проснуться под сенью неведомых гор,
услышать шум чужестранного города, увидеть пальмы на берегу еще не
открытого острова... Наверное, мы стали куда как рациональными - мы
стараемся приспособить Вселенную к нашим трезвым нуждам, разложить ее
по полочкам и даже раздражаемся, если что-то не влезает на полочку, на
положенное место. Путешественники древности верили в гипербореев и
людей с песьими головами, и это их не пугало. Мы же уверены в том, что
генетический код един для Вселенной, и при виде человека с песьей
головой не ахаем удивленно и восторженно, а начинаем считать
хромосомы.
Еще в детстве мы читаем про Робинзона, и он, как и сто, и двести
лет назад, покоряет нас своей наивностью, своим гордым одиночеством и
человеческим вызовом, который несет в себе его судьба. Но уже в
Робинзоне заложена опасность - уже Робинзон рационален. Он не мирится
с природой, не ждет появления человека с песьей головой, а
подсчитывает запасы зерна или шьет себе одежду из козьих шкур. Значит,
Робинзона следует запретить - вот он, источник всех наших бед, вот кто
- Даниэль Дефо заложил основы нашего рационализма. Признав это, Павлыш
стал искать альтернативу и пришел к выводу, что ему более всего по
душе Синдбад-мореход. Хоть тот был и торговцем, но птицу Рух
воспринимал как часть естественного в своей сказочности мира. И потому
Павлыш стал планировать альпинистский поход на гигантское дерево,
который вернее всего не оправдает риска и затрат времени, но
совершенно необходим Павлышу, чтобы наладить собственные отношения с
этой планетой.
Они здесь уже давно, три недели, но кроме взаимной враждебности
ничего не добились. Золотая гора безлична и равнодушна. Она может
встретиться и на безатмосферном астероиде. Клавдия имеет дело в
основном с предметами неодушевленными, поэтому она может провести
здесь целый век и остаться чужой на чужой планете. Понимание входит в
функции Павлыша. А его не достичь, скрываясь за надежными стенами
куполов.
Споря внутренне с Клавдией, Павлыш, как и положено в таком заочном
споре, почти не давал ей возможности возразить. Все воображаемые
возражения Клавдии были неубедительны, тогда как аргументы Павлыша -
несокрушимы.
Дикий высокий визг раздался над самым ухом. Павлыш даже вскочил и
лишь через секунду понял, что визг донесся из леса - из того мира,
который продолжал жить, словно Павлыша, со всей его техникой и
могуществом, не существовало.
Павлыш метнулся к окну. За окном в темноте, разрезанной лучами
медленно вращающихся прожекторов, кипел клубок тел. Несколько хищников
- и не разберешь в такой суматохе, что за твари, - терзали толстого
зеленого неповоротливого зверя, и в этой схватке была такая
первобытная жестокость и такой страх смерти, что Павлыш, глядя, как
клубок тел катится к лесу, выключил звук и отошел от окна. И с
некоторой печалью подумал, что вернее всего он так и улетит с этой
планеты, ни черта не узнав и не поняв, хотя формально увезет отсюда
солидный груз биологических исследований и образцов флоры и фауны.
Читать совсем расхотелось, но он не спешил возвращаться в жилой
отсек. Сейчас женщины в своих конурках укладываются спать, в душе на
полчаса застряла чистюля-Клавдия, а Салли, что уж совсем не положено
отважному разведчику, в пятый раз раскладывает пасьянс. Ему
захотелось, чтобы Салли отложила пасьянс и пришла к нему сюда, потому
что соскучилась, потому что ей надоело слушать, как Клавдия
насвистывает под душем...
- Я не помешала? - спросила Салли.
- Хорошо, что ты пришла, - сказал Павлыш.
- Что за шум был? Мне показалось, что кто-то кричал.
- Я включил свой внешний динамик, а там зверье выясняет отношения.
Салли подошла к окну.
- Пусто, - сказала она. - Никто здесь не живет. Они только приходят
иногда попугать нас. А мы ведь не из пугливых?
- Нас не запугаешь.
- А ты мог бы остаться здесь жить?
- С тобой - да, - сказал Павлыш.
- Я серьезно.
- Где только не живут люди! Здесь, по крайней мере, нормальный
воздух и нормальный дождь.
Павлыш подошел к Салли и дотронулся пальцами до ее плеча.
- Тебе здесь не нравится, тебе здесь скучно, ты жалеешь, что попал
в эту экспедицию. А я - единственное человеческое развлечение, -
сказала Салли.
Павлыш убрал руку.
- Если бы мы были на Земле...
- На Земле ты бы просто меня не заметил, - сказала Салли. - Я не
умею кокетничать. Ничего удивительного нет.
Она обернулась и поглядела ему в глаза.
- Может быть, я чувствую то же, что и ты. И я тоже бы не обратила
на тебя внимания... Это обидно?
- Нет, - сказал Павлыш.
Салли прижалась к Павлышу, взяла ладонями его голову, сжав виски, и
поцеловала его в щеку у уголка губ.
- Спасибо, - сказал Павлыш.
- Глупый ответ, но не худший, - улыбнулась Салли.
Она отступила на шаг, освобождаясь от его рук, и Павлыш увидел, что
они не одни - за спиной Салли в окно глядела глупая белая морда.
- Уйди, - сказал морде Павлыш.
Салли обернулась и засмеялась.
- Клавдия бы спросила, - сказала она, - почему ты не включил
камеру.
- Я не давала тебе оснований смеяться за моей спиной! - резко
сказала Клавдия.
Она стояла в переходнике у входа в лабораторию. Она была в халате,
мокрые волосы забраны полотенцем.
Павлыш почувствовал, что краснеет, как мальчишка, которого застали,
когда он тащил конфеты из заветного бабушкиного шкафа.
И неизвестно было, давно ли Клавдия стоит здесь.
- Я никогда не смеюсь за твоей спиной, - сказала Салли. - Ты же
знаешь.
- Завтра рано вставать, - сказала Клавдия.
"Детей отправляют по кроваткам" - Павлыш не сказал этого вслух. Он
теперь старался реже говорить вслух то, что могло задеть Клавдию.
- Завтра рано вставать, - согласился он.


Глава пятая
Поселок уменьшался на глазах, дома стали игрушечными, такие лепил
для малышей Вайткус. Еще он лепил для них коров, коз, собак и всякую
земную живность.
Потом поселок заволокло туманом, и человечки, стоявшие на выгоне, и
коза, так и не понявшая, куда исчезла ее любимая Марьяшка, и холмик
кладбища - все это исчезло; внизу пошел лес, одинаковый и
бесконечный.
Воздушный шар летел ровно, как будто его тянули на веревке, но
движение угадывалось только по тому, как уплывали назад деревья. В
корзине стояла тишина и воздух был неподвижен.
Все трое и раньше поднимались на воздушном шаре и знали, как с ним
обращаться, но это был первый настоящий полет шара - не под(r)ем к
облакам, а путешествие.
В каждой группе людей по уговору или негласно устанавливается
разделение труда и обязанностей. Никто не просил Казика становиться к
горелке и определять курс, это случилось само по себе. Летал Казик не
больше других, да и вообще был еще подростком, маленьким даже по
здешним меркам. Но здесь, в корзине шара, с ним произошло немедленное
превращение, подобное тому, что происходило с ним, когда он попадал в
лес. Казик из существа скорее робкого и молчаливого превратился в
уверенного в себе человечка, будто он всю жизнь только и делал, что
летал на воздушных шарах. И уверенность его была столь очевидна, что и
Марьяна, и Дик безо всяких возражений уступили ему первенство в
управлении шаром, к которому оба относились с некоторой опаской.
Марьяна до последней возможности вглядывалась во мглу внизу, ей все
казалось, что она видит Олега, который так храбрился в последние
минуты, скрывая свой страх за Марьяну и зависть к тем, кто улетает.
Марьяна не боялась за себя - некогда было об этом думать, да и пустые
это мысли - бояться за себя. Она хотела сейчас одного: как можно
скорее слетать, неважно даже, найти или не найти ту экспедицию, в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.