read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



силком уволочь!
- Насильно человека не спасешь.
Поглядели на меня и отвели глаза. Наверное, думают, что я зол на
Салара. Нет! Я так же не чувствовал к нему вражды, как и он ко мне. Мы
просто хотели разного, и за нами стояли разные силы; мы были обречены
враждовать, но имей я возможность его спасти, я бы его спас.
Посланец Зелора пришел к рассвету. Никто не заметил, как он миновал
дозоры, Тарг поймал его почти у дверей.
В первый раз я увидел "призрака"... и не увидел. Этот человек был, и
его словно не было, взгляд скользил по нему, не зацепляясь. Не личность
без примет, которых в Олгоне я обнаруживал сразу, а действительно человек
без лица, невидимка, тень.
Он был из доверенных: увидел нас, и, сразу узнав, упал на колени.
Упоение, почти экстаз были на никаком лице, жуткий восторг самоуничижения.
Он мог прожить жизнь, узнав из Старших только Зелора, теперь он _в_и_д_е_л
нас всех, и это, может быть, был лучший миг в его жизни.
- Встань, брат, - сказал я мягко. - Садись вон туда и говори.
Он послушно уселся на лавку, и восторг на его никаком лице не вязался
с нерадостными словами.
Зелор сообщал, что первый день кончился лучше, чем мы могли ожидать.
Начисто выметены только пять домов: Арвана, Рилга, Ивра, Нолана и Равла...
- Господи, - тихо сказал Асаг, - уже за сто!
...из прочих пока взяли только верхушку: Братьев Совета, их
доверенных и связников. Два дома не пострадали вовсе: Дигила и Норта. С
нами те двое пошли, но и рассиживаться не стали - законсервировали своих
людей и сами исчезли. Пока всех потерь Зелор не знает, но на глаз не
меньше полутора сотен.
Сначала арестованных стаскивали в городскую тюрьму - всех скопом, и
многие успели сговориться, что им отвечать. Потом спохватились: Салара,
Братьев Совета и еще с десяток народа куда-то уволокли - Зелор не знает
куда, но к вечеру думает знать.
Допросы уже начались, многих пытали, но пока не сломался никто. Аких
подчеркнуто устранился, даже докладывать себе не велел - всем заправляет
Таласара через своего подручного Имора. Говорят, он выкупил его из долгов
и держит страхом. Зелор еще разузнает об Иморе, но думает, что его неплохо
убрать: дрянь он опасная и многое знает.
И еще были новости, но неважные, я их почти пропустил мимо ушей. Меня
хватило еще на то, чтоб отпустить гонца. Велел хорошенько его накормить и
сказал на прощанье несколько добрых слов. Эти слова предназначались
Зелору; я знал, как он их ждет, как важно для него мое одобрение - ведь на
свете только я люблю его почти бескорыстно, только я его не боюсь, а
восхищаюсь им.
Но гонец ушел, и я больше не мог сдержаться, я вскочил и забегал по
избе. Я забыл об Асаге и о Сибле, не стыдился их взглядов, не боялся того,
что они угадывают во мне.
Что же ты наделал, Баруф. Началось! В двух шагах от твоего дома уже
пытают. Государственная необходимость, законы эпохи... врешь! Ничто тебя
теперь не спасет. Ты нас предал, Баруф! Меня, себя, тех, кто был твоими
друзьями в Олгоне. Ты позволил этой мерзости себя одолеть, и теперь она
уничтожит тебя и искалечит страну...
Тяжелая лапа Сибла придавила мое плечо, кристально-прозрачные,
жесткие глаза взглянули прямо в сумятицу боли. В них не было сочувствия -
лишь понимания.
- Эк тебя корежит! - сказал он. - Из-за дружка, что ли? Зря. На то в
лесу и велик зверь, чтоб малые не жирели. Давно нас надо было так пугнуть,
привыкли-то жить на карачках.
- Не то говоришь, Сибл, - спокойно заметил Асаг. - Не там заноза.
Больно ты высоко, Тилар, дружка-то ставишь. Думаешь, он всему голова? Как
бы не так! Наша это драка, семейная. Это нас с хозяевами черт веревочкой
повязал: они нас не пожалеют, так и мы их не пожалуем.
Сибл усмехнулся:
- Покуда-то только они нас.
Они разглядывали меня, как букашку, вертели пред глазами; а я устал,
я не мог заслониться от их колючего интереса. Наверное, у них было на это
право. Они подчинялись мне, они отдали свою судьбу в мои руки, и им надо
было понять, что я такое, когда не могу притворяться. Не могу, но и не
хочу. Я просто сказал, как думал:
- Все бы ему простил, но пытки...
- Экой ты мяконькой! - с удивленным сожалением заметил Сибл. -
Шкура-то в дырах, а дите-дитем. В большом-то деле да не замараться?
- Замараться - это значит дело замарать. Кому это тогда нужно?
- А кому какая печаль? Только победить - а там все простят. Ни за что
не осудят.
- Нет, Сибл, - тихо ответил я. - Победителей тоже судят. Победителей
надо судить.

Время шло, и дела наши тоже шли. Те, кто должен остаться в Квайре,
разбредались по городам; многие уходили на север, в разоренное Лагарское
приграничье, растворяясь в тамошнем неустройстве, в суете налаживаемой
жизни.
Почти неощутимые нити тянулись от них ко мне, словно нервы прорастали
в размозженную плоть. Да, я знал, что кое-кого мы потеряем. Будут такие,
что уйдут из-под бремени Братства, предпочтут ему просто жизнь. Но я знал
и то, что наша закваска крепка, что в Братство шли только сильные духом, и
верил, что жизнь, лишившись борьбы, покажется им лишенной смысла.
Братство ушло из столицы, исчезло, растворилось, как щепотка соли в
реке - и это именно то, к чему я стремился. Да, Баруф, мы заразили страну.
Ты еще пожалеешь о своей ненужной победе.
А в столице колесо правосудия все дробило судьбы. Зелор узнал, куда
увезли предводителей Братства. Это было надежное место, и вести редко
доходили до нас.
Салар не сказал ни слова. Он просто замолчал в час ареста: не отвечал
на вопросы, не стонал под пытками, и даже палачи почитали его. Тнаг умер
от ран. Арвана сломали, и арестовали еще пятерых.
Остальные не выдали никого.
Баруф оправдал надежды - казней не было. Просто Салар и Братья Совета
опять куда-то исчезли, и Зелор уже не смог отыскать их следы.
Многих передали в руки Церкви, и она расправилась с ними по-свойски.
Вырвала языки, выкалывала глаза, рубила пальцы. Одни так и канули навсегда
в промозглые храмовые подвалы, других просто выгнали прочь просить
милостыню на дорогах в устрашение добрым квайрцам.
Начали кое-кого выпускать - самую мелкую сошку. Нещадно пороли
плетьми, накладывали жестокие штрафы, отдавали хозяевам под надзор (в
прямое рабство!) - и народ славил доброту акиха!
Какое подлое время!
А осень уже кончалось; давно оголились леса, и ночные морозы
скрепляли раскисшую землю. Вот и пришла пора попрощаться с Квайром; теперь
леса нам уже не защита, а дороги уже не помеха.
Первые караваны ушли в Бассот. Семьи Старших и Братьев Совета, жены и
дети боевиков - все, кому незачем оставаться в Квайре. Их охраняло
полсотни парней - самый цвет отряда Сибла. Остальные полсотни были со
мной.
Сибла я тоже увез.
В Квайре ему уже нечего делать. Кончилось время посева, пора
затаиться и ждать, пока взойдут разбросанные семена. Оберегать их остались
Асаг и Зелор, и я немного завидовал им.
Совсем немного - потому, что я победил, я жив и я возвращаюсь домой.
Забудем о прошлом и откроем другую главу - что там еще предстоит?


2. ПРИГРАНИЧЬЕ
Еще один день отшумел и ушел в тишину, и вечерняя синева занавесила
окна. Первый весенний вечер, который я смог заметить. Тревожная нотка в
обленившем меня покое. Весна. Уже.
Звякнула и погасла, уплыла в вечернюю синь. Я украл этот вечер.
Выдернул из суеты и теперь берегу для себя.
Тихо, только где-то поет сверчок, и дымит огонь в очаге, и тонкие
пальцы Эслана ласкают стекло. Я есть - и меня нет; полузакрыв глаза, я
откинулся в кресле и гляжу, как тонкие пальцы ласкают стекло. Багровые,
алые, желто-кровавые блики плывут в его глубине, качаются, обнимал
округлое тело вазы... Я только художник, который закончил свой труд и
принес показать тому, кто способен его оценить, и благодарен судьбе, что
есть такой человек.
Да, я благодарен судьбе за Эслан. Все у меня есть: дело, семья,
друзья, мой Маленький Квайр, уйма работы и куча забот, я занят, я
счастлив, мне не о чем тосковать - но я тоскую, если долго не вижу Эслана.
Мы так старательно не афишируем нашу дружбу, что Кас нам ее простил.
На людях я холодно кланяюсь, он еле кивает в ответ - а нечастые вечера
наших встреч затягиваются до утра.
- Слишком дорогой подарок, Бэрсар. Боюсь, я не вправе его принять.
- Вам не нравится?
- Нравится, - сказал он серьезно. - Чем-то напоминает сосуды, которые
находят в развалинах древних городов Ольрика. Не форма и не материал - но
сама гармония между формой, материалом и назначением. Эта ваза
предназначена для цветов. Не для питья и не для умывания - а для цветов. И
знаете, что в ней волнует? Никаких украшений. Она прекрасна сама по себе
благородством материала, совершенством формы и предназначенностью.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.