read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я передал внука своему коллеге, и он признался-таки ему, что пытался
пробраться в органы для работы в дальнейшем на фанкистскую разведку. Десять
лет. В лагере он и подох, быстро опустившись до последнего предела.
Странно! Смотря на него и разговаривая, я почему-то не испытывал ни
ужаса, ни омерзения. Меня не тошнило. А зря
Я бы блеванул прямо в его обыкновенные, невыразительные глаза... Вот
она, эта общая тетрадочка...


49
Мне сегодня больше черной и розовой нравится жемчужина белая. Вот -
мягкость и чистота! Вы вручили ее Вигельскому, получив заключение о смерти
Коллективы?.. Да или нет?.. Нет. Так вот. Супруга Вигельского, бойкая и
хищная еще старушонка, всегда подозревала вас, как убийцу... Жемчужина,
сказала она, исчезла из дома в день гибели Вигельского в проруби. Покойный с
драгоценностью не расставался даже на рыбалке и в постели. Вот она -
прелесть! Как она к вам попала обратно?.. Зачитать показания Вигельской? Ах,
вы все-таки передали белую доктору? Это был не гонорар за мошенничество и
пособничество в убийстве, а обмен. Сначала вы обменяли жемчужину на изумруд.
Потом Вигельский передумал, жемчужина снова оказалась у вас, а доктор вдруг
утонул. Логично. Убедительно. Но до поры, до времени. Я вас все-таки
раскалываю потихонечку... Зачем мне это нужно, не скажу.
Почему вы не захотели, чтобы я читал показания Вигельской?.. Вдруг я
беру вас на понтяру? Проверили бы хоть. Вы ведь не первый раз так
попадаетесь... Апатия, говорите?.. А как девчонки? Как Глуни мои? Только не
притворяйтесь джентльменом. Не любит он, видите ли, распространяться о
мужских делах! Да вы такое трепло по этой части, что уши вянут, когда записи
слушаешь. Ну, так как мои Джеймс Бондихи?.. И вам, действительно, нужно одну
любить, а другую ненавидеть? И это называется "бутербродик" или "комплекс
Сциллы и Харибды "? Ну и козел! Откуда это у вас такая тяга к любви и
ненависти? Может быть, остаточный неврозик, прижитый с Коллективой или с
Идеей?.. Да! Нелегка ваша половая жизнь! Электре Ивановне известны эти
штучки?.. Она святая женщина. Восторженная фригидность. Интересы лежат
главным образом в доме и семье. Она вам дорога. Друг. Никогда не продаст...
Дочь тоже вас не продаст. Значит, дорога вам Электра Ивановна? .. Хорошее
чувство. А вы ей дороги? .. Она всего этого не переживет. Так. Убивали
Коллективу?.. Твердое "Нет!"... То есть, как это вы можете сознаться только
ради моего удовольствия?.. Спасибо. Туфта мне не нужна. Тогда "Нет!". Хрен с
вами. Глуням можно улетать? У них в "Интуристе" сочинском дел по горло...
Хорошо. Если до седьмого ноября не разберетесь в ненависти и любви, Глуни
улетят. Улетят!.. Что? Что? Рассказать еще что-нибудь о Сталине.
Понравилось? .. Успеете. Пора вам и мне папашку вспомнить.
Сижу я однажды в комнатушке, наблюдаю за происходящим в сталинском
кабинете. Держу на мушке прицела скорострельного "Смит-Вессона" каждого
приближающегося к Сталину. Улыбаюсь намекам вождя типа "Собаке - собачья
смерть", "Собака лает, а ветер носит "... Входит вдруг к нему невзрачный,
серый, как крыса, востромордик в очках. Уставились на Сталина белые глазки.
Костюм висит мешковато. Выражение всей фигуры - бздиловато-подобострастное
с готовностью устроить по приказу вождя показательное изнасилование
собственной матери на стадионе "Динамо". Сталин его распекал, распекал,
трубку даже выбил о сероседой череп, а пепла с ушей не сдул, кулаком стучал,
списки какие-то показывал, потом тихо сказал:
- Я уверен, товарищ Вышинский, что когда ленивому кобелю делать нечего,
то он свои яйца лижет. Идите! Конец тебе, крыса, подумал я тогда, покраснев,
впрочем, от пословицы... Сталин нажал кнопку и радушно встретил, выйдя из-за
стола очередного посетителя, вашего папеньку... Не буду описывать своего
состояния, близкого к шоку, Взяв себя в руки, я прикинул, что если в
какой-то "интим ный момент" я врежу Понятьеву между рог пулю-другую, то
пулек и на Сталина хватит, и на себя останется.
Старые друзья распивали "Хванчкару", закусывали травками и сулгуни, а я
представлял, как плюхается после первого выстрела папенька ваш лбом в
тарелку лобио, не успев выплюнуть изо рта пучок зелени... Сталин не
понимает, в чем дело, начинает, наложив в штаны, метаться по кабинету, я,
травя его и не подпуская к двери, кокаю то фужер, то статуэтку Маркса, то
лампочку, он падает на колени, ползет к амбразуре, молит о спасении, снова
забивается под стол, но я выгоняю его выстрелом в пятку наконец, ору через
дыру: это тебе за коллективизацию, сука! За все!!.. Первую пулю всаживаю в
пах, вторую, после того как он похрипит и помучается, прокляв в последний
раз Идею, - в живот, третью - в ухо...
Потом, думаю, упаду на колени и скажу отцу Ивану Абрамычу, что вот,
отец, месть моя. Прими сына, попроси Господа Бога самолично, чтобы простил
он меня, учтя смягчающие обстоятельства, чтобы принял хоть куда и дозволил
нам свидеться. Я иду!.. Кончаю с собой и представляю, как прибегают Молотов,
Каганович, Буденный с саблей, Ежов с наганом, хохочут радостно, Сталина
пинают как дохлую кошку, друг с другом цапаются, и думаю: нет, без Сталина
вообще черт знает что будет!
Всеобщее тогда бытовало в башках заблуждение насчет трагической
незаменимости Сталина. Представлял я расправу, но однако ухо востро держал:
ждал собачьей какой-нибудь фразы Сталина. Но вот уже, потрепавшись, Понятьев
уходит, а речи ни о каких собаках так и не было. Наоборот, возвратившись,
Понятьев пригласил Сталина на охоту, пообещав показать в деле одну из
последних в России свор породистых борзых. Сталин замахал руками. Что ты,
что ты! Он занят. Собак терпеть не может. Вот придет час, и он отдаст всего
себя великолепной охоте, с соколами, с капканами, с красными флажками! И
Понятьева пригласит, а из собак с некоторых пор он любит одну металлическую,
на радиаторе "Линкольна"...
Плохо было мое дело, гражданин Гуров. Сталин, чтобы не вышло ошибки,
вызвал меня и растолковал все насчет Понятьева. Свой, мол, в доску.
Волкодав. Ужасный убийца, но предан до слепой кишки лично ему, Сталину.
Смотри, Рука, слушай и запоминай. Скоро мы отлично поохотимся...
Плохо было мое дело! Крепко держался на ногах Понятьев. Крепко. Не раз
жалел я, что не угрохал тогда обоих... Вы правильно заметили. Мог я в один
миг стать исторической личностью. Но не стал. Мне, в отличие от вас, плевать
на популярность в веках. Я был абсолютно уверен, что Сталин полетит ко всем
чертям в преисподнюю, как только перебьет самых ярых, самых фанатичных,
самых дьявольских служак Идеи. Останется в пустоте и полетит в тартарары, а
пустоту заполнит постепенно жизнь... Новые всходы... Корчевка пней...
Возрождение... Дураком я был, а Сталин - зверем с мощньим нюхом и слухом...
Его вы тоже любили и ненавидели?.. И да, и нет...
Пашка, вот тоже, Вчерашкин, он секретарем обкома тогда был, вбегает ко
мне в кабинет тридцатого июля сорок первого года, ни слова не говоря хватает
за грудки и головой - об стену меня, об стену, об стену.
- Сука! - орет. - Тварь! Зачем ты его спас, зачем, зачем? - Истерика
с Пашкой. Я говорю:
- Ошалел! Пошли отсюда! Ошалел, мудак!
Идем по Красной площади. Прислонились к белому камню лобного места, на
храм чудесный смотрим, слезы текут от бешенства и боли по пашкиным щекам,
руки трясутся, зубы стучат и глухо Пашка говорит:
- Сука! Сука! .. Что он наделал, Вася! Зачем ты его спас? .. Зачем ты
меня спас? .. Мы вот стоим, а там тысячи разом сейчас подыхают, рвут их на
куски бомбы и мины, пришивают пули, корежат осколки! Что он наделал, Вася! И
эта блядь говорит потом: братья и сестры!.. Блядь! Грязная блядь! Кто послал
его на наши головы, кто?.. На фронт уйду! Не могу! Подохну! Двину дивизию на
Москву, Сталину из жопы ноги выдеру и всем народом гитлерюгу сокрушу!. .
Солдатиков, Вася, армиями в плен берут! А другие орут в атаке: За родину, за
Сталина... умирают за него! За грязную, повинную в бойне блядь. Вася, все с
ума сошли! .. Пойдем напьемся... не могу! .. Вон - вечно живой труп
перевозят в тихое место. Большей ценности у них нету! .. Напьемся, Вася, и
- на фронт! .. Перевозят ленинское трухлявое чучело, а там миллиарды
оставлены, труд наш, урожай, скот... Детишки там, Вася, бабы... Боже ты мой!
- Я сам чуть не вою, но, чтобы успокоить дружка, говорю:
- Пошли, Пашка! Выставлю я тебя сейчас в музее, как плачущего
большевика.
- Я не большевик! Я ебал большевизм! Я - русский! - орет Пашка. -
Барин я! .. Барин! Секретарь обкома! Помещик. Государственный капиталист!
Хозяин! Губернатор! Ебал я социализм в светлое будущее всего человечества!
Мне людей и богатство народное жалко! .. Ебал я вашу идею!.. Дивизию хочу!
- Все мы, - замечаю, - идею эту ебем. Только вот она с нас не
слазит.
Вижу: человек с ума сходит, белки глаз пожелтели, беру и тащу его
силком с площади, двух лягавых шуганул своей красной книжечкой.
Так что не раз приходилось мне кой о чем глубоко сожалеть, гражданин
Гуров. Не раз...
Вы чего опять плачете? Может, сожалеете, что не воевали? Нет? .. Не
простите никогда коту и собаке только потому, что они не люди, гнусного
предательства? Вы считаете, что у людей может быть оправдание подлости, ибо
люди грязнее, и подлости их, соответственно, простительней. Животных же
прощать не надо, так как простить невозможно: они чисты... Идея не из самых
нормальных... Хватит рыдать! .. Я кому сказал: хва-тит рыдать!..
Вы лучше представьте своего папеньку в "интимный момент" чтения им
отречения и стенограмм ваших показаний о содержании разговоров с друзьями и
коллегами. Вы в там и лишненького на всякий случай наплели...
Представьте папеньку и меня, следящего за выражением и цветом его лица,
за расширяющимися постепенно глазами, за тем, как лицо, проклятое лицо моего
врага становится таким растерянным, смятым и жалким, что мне не было
надобности загребать его вот в эту руку... А вы ведь - не кот, не пес, вы
- сын... Сын... Сын... Удар этот доставил мне тогда большое удовольствие...
Я уж хотел мываться поизощренней над основами советской педагогики и так
далее, поиграть с раненым зверем, подразнить его, но зверь неожиданно взял



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.