read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вдоль ограды к южной дороге, а через стоявшее под парами поле к старому
дубу, от которого он когда-то шел к калитке, но отклонился, попав на
свежую пашню, и ушел в темноте далеко в сторону, что позволило ему ценой
несостоявшегося свидания открыть закон преломления света.
У двухсотлетнего дуба, которому и сорок лет не срок, он обернулся,
рассмотрев вдали у калитки две фигурки, и помахал им рукой с горьким,
щемящим чувством, будто не увидит их больше никогда...
Подавив это нелепое ощущение, он пустил коня спокойной иноходью,
плавно покачиваясь из стороны в сторону, а не подпрыгивая в седле, как от
уколов, при каждом шаге упругой рыси былого доброго коня дядюшки Жоржа,
после чего в свое время Пьеру пришлось долго приходить в себя.
А вот и то место, где молодой тогда граф Рауль де Лейе распрощался с
ним после освобождения из тюрьмы, спеша на любовное свидание и меньше
всего заботясь о сохранении верности своей будущей невесте Генриэтте,
готовый уступить ее хоть Пьеру Ферма.
Трудно представить себе более спокойную лошадь, чем иноходец Пьера
Ферма, и пусть фатоватый мушкетер презрительно окинул его наглым
насмешливым взглядом с высокого седла своего боевого приплясывающего коня.
Пьеру Ферма, в его шестьдесят три года, требовалось не гарцевать, как на
параде, а засветло добраться до знакомого трактира, где еще начинающим
советником парламента разыскивал следы проезжего мушкетера.
Холодными и однообразно унылыми казались в пути зимние пейзажи с
хмурым, затянутым беспросветными тучами небом, с обессилевшими, осевшими
на голых сучьях придорожных деревьев птицами, словно уже отлетавшими свое.
Опасно скользкой была чмокающая под копытами дорога, покрытая мутными
лужами, рябыми от капель начинающегося холодного дождя или снежной крупы,
и над всем этим - леденящий, пронизывающий до костей ветер, с диким воем
мятущийся по мертвым, безлюдным полям.
Было от чего почувствовать гнетущую тяжесть на сердце, ощутить
неосознанную тревогу, даже страх неведомого или вообразить себя в хвосте
печального шествия с завываниями невидимых плакальщиц.
Ферма встряхнулся, призывая на помощь любимую свою математику, только
она могла вырвать его из этого угнетающего окружения и перенести в
знакомый ему мир строгих чисел и ясных законов, где нет места ни мистике,
ни суеверию.
Дыхание призрачных похорон, коснувшееся было Ферма, обернулось
воспоминанием о далеком и древнем кладбище с надгробной надписью, таившей
изящную прелесть лаконизма скрытого в ней "неопределенного диофантова
уравнения", заслоненного грубым, лежащим как бы на поверхности многочленом
с одним неизвестным, доступным для решения неискушенным умам. Затем
возникло в памяти подземелье храма бога Тота с изображением квадратов,
расшифрованных им как ряды прямоугольных треугольников. И стоящий над всем
этим строгий пифагоров закон, известный за тысячи лет до Пифагора,
действительный только для прямоугольных треугольников, относящихся к
"плоским местам", как называл их Ферма! А "пространственные места",
подчиняются ли фигуры на них подобным закономерностям, начиная с куба,
квадрато-квадрата, который представляет собой первую из
"субпространственных фигур", требующих более трех измерений*.
_______________
* В 45-м замечании к книге Диофанта Ферма даст развернутое
доказательство нерешаемости для четвертой степени уравнения: x\4 +
y\4 = z\4 в целых числах, к чему мы еще вернемся. Еще раньше, в 33-м
замечании, говоря о Диофанте, Ферма написал: "Почему же он не ищет
двух биквадратов, сумма которых равна квадрату? Конечно, потому, что
эта задача невозможна, как это с несомненностью показывает наш метод
доказательства". (Примеч. авт.)
Необходимо рассмотреть эти свойства с пером и бумагой в руках, что
можно достать лишь в трактире.
Наконец за поворотом показались покосившиеся домишки, которые не
стали лучше с того давнего времени, когда он проезжал мимо них,
наткнувшись тогда на красующееся над трактиром деревянное колесо с телеги,
зазывающее всех, кто едет, остановиться здесь на постоялом дворе.
Колесо висело на старом месте с прежним названием под ним: "Оїсїьї в
кїоїлїеїсїе".
Ферма спешился, и выскочивший парень с туповатым лицом и бегающими
глазами принял у него лошадь, чтобы отвести на конюшню.
Войдя в трактир. Ферма увидел возвышающегося за стойкой грузного
мужчину внушительного роста, совсем седого, но с лихо закрученными еще
темными усами, сразу напомнившими ему гвардейца, которого, как сказали
тогда в этом кабачке, выхаживала после ранения на поединке с мушкетером
миловидная крестьяночка.
Пьер заказал себе ужин и вина. Трактирщик услужливо принес бутылку
(предварительно намотав на нее паутину, свидетельницу старины) и, поставив
ее на стол, подсел к гостю.
- Куда изволите путь держать, сударь?
- В замок баронессы де Гранжери, дружище. Не укажете ли, как туда
проехать? Кажется, я бывал там, но давно, забыл дорогу. Да и не помню
таких баронов, де Гранжери.
- А как же! Ха-ха! - оживился трактирщик. - Года четыре назад король
пожаловал им такое звание, не знаю, за какие такие заслуги? Может быть, за
то, что сын у нее родился после смерти мужа. - И он громко расхохотался.
- Значит, в былое время не было таких баронов?
- Не было, не было! Эх, годы, годы! Время былое, - вздохнул
трактирщик, наливая стакан вина. - Память-то сдает, сударь! Что вчера
было, как ветром выдувает из головы, а вот давно прошедшее держится, колом
не вышибешь. Да и вышибать не хочется. Славное было время, сударь, при его
высокопреосвященстве господине кардинале Ришелье, не правда ли? Вам не
приходилось его видеть? Какой он молодец был, хоть ростом и не вышел! А
как на коне скакал, даром что духовного звания! Ха-ха! Впрочем,
генералиссимус!
- Мне пришлось раз с ним встретиться. А вам, дружище?
- Мне? Ха-ха! Мне-то приводилось - и не раз - видеть, как он мчался
мимо нашего строя на боевом коне, в доспехах, словно остался герцогом, а
не посвящен папой в кардиналы. Выпьем за его память!
- Мне бы хотелось выпить за память! Смотрю я на вас, дружище, и
вспоминаю, кого я видел тридцать с лишком лет назад лежащим в постели
после ранения в поединке с неким мушкетером.
- Придержите язык, сударь! И я что-то припоминаю. Ха-ха! Уж не вы ли
были тем шпионом, которого подослал ко мне его высокопреосвященство,
запретивший дуэли и среди своих гвардейцев? Я ведь не зря вас про него
спросил.
- Я рад, что вы меня припоминаете. Но я был не шпионом его
высокопреосвященства, а лишь советником парламента в Тулузе, стараясь
выяснить имя проезжего мушкетера, который дрался на поединке с вами.
- А зачем вам было его имя?
- Чтобы спасти невинного человека, обвиненного в убийстве дворянина
на поединке.
- Кто ж там кого убил?
- Убил маркиза тот самый мушкетер, который ранил и вас, дружище.
- Черт возьми! Ха-ха! - вскричал трактирщик. - Дело прошлое! Но не в
правилах гвардейцев его высокопреосвященства господина кардинала Ришелье
прощать своих врагов!
- Так вы действительно тот гвардеец?
- Конечно, я, сударь! Ха-ха! Ваше счастье, что я тогда шевельнуться
не мог, так отделал меня этот проклятый мушкетер, не то я, заподозрив
шпиона, проткнул бы его шпагой, как каплуна. Ха-ха! Но с тех пор, сударь,
как я женился на своей женушке, выходившей меня после ранения, и купил на
ее приданое этот трактир, не поднимаю больше руки ни на кого, разве что на
кур и поросят для господ проезжающих.
- Рад снова с вами встретиться.
- Выпьем, сударь, по такому поводу.
Трактирщик приободрился, привычным движением опрокинул в себя стакан
вина и наклонился к Ферма:
- Вы мой гость, сударь. У нас с вами давнее знакомство, так не
назовете ли вы имя того мушкетера? Честное слово, я готов тряхнуть
стариной, шпага у меня еще хранится в кладовке. Ха-ха!
- Мне бы не хотелось, дружище, называть имени этого мушкетера по
некоторым соображениям, могу лишь сказать вам, что он сейчас стал одним из
маршалов Франции.
Трактирщик-гвардеец многозначительно свистнул и налил снова вина и
себе и гостю.
- Тогда выпьем за его здоровье! - предложил он.
Жена трактирщика в высоком белом чепце со сморщенным, но румяным
лицом, принесла поднос с горячим ужином: жареного кролика с картофелем и
сыр.
- Я вас сразу узнала, сударь, и велела мужу подсесть к вам. Не верила
я, что вас тогда к нему подослали, уж больно сердечно вы со мной
поговорили.
- Тогда присаживайтесь к нам, хозяюшка, - предложил Ферма, - а потом
отведете меня в какую-нибудь комнатушку, где я смогу провести время до
утра, воспользовавшись пером, бумагой и чернилами, которые вы мне
принесете.
- Чего нет, того нет, сударь! - отрезал трактирщик. - Хоть мы с вами
и хорошо вспомнили старое-былое, но записывать это, как я разумею, не
стоит! Да и где нам найти эдакую редкость? Перо, бумагу, чернила? Ха-ха!
Да за тридцать лет, что мы здесь стоим за стойкой, у нас впервые такое
попросили. И хорошо делали, что не просили. Не люблю я писанины!
- Очень жаль, - вздохнул Ферма. - А шпагу своего мужа, сударыня,
советую вам перепрятать подальше.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.