read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



В тот весенний день, последний день при Нанси, Карл был впервые не понарошку рад такому вокруг себя вниманию, потому что почувствовал, что сегодня не в состоянии убить ни единого человека. К счастью, за него это отлично делают другие.
- Монсеньор Карл, кондотьеры! - заорал обмирающий д'Эмбекур. Лицо его было серым.
Карл опустил меч, силясь разглядеть в неустойчивом просвете между рыцарских спин приближающийся с юга, прямо из-за Копыта, рой. В самом деле - кондотьеры. Им не нужно штудировать Цезаря, чтобы среди "veni, vidi, vici" <"Пришел, увидел, победил" (лат.).> разжиться нержавеющими стратегемами вроде того, что атаковать a) нужно b) внезапно с) во фланг.

5

Кондотьеры и Пиччинино. Это сочетание вросло в мозг Карла ещё во дни самого крестового из походов.
Теперь, разглядывая кондотьеров с расстояния лёта стрелы, Карл был почти уверен - и это его не радовало - что: его уже не будет, а его внуки превратятся в старичков и старушек, похожих на печеные яблоки, но кондотьеры будут по-прежнему хулиганить под водительством Пиччинино.
Вспомнилась Гибор. И её полезные откровения касательно Пиччинино, чьё имя так хотелось кастрировать до Пичино, в нем всегда чичирикало что-то отталкивающее. Как много и как серьезно Гибор говорила о Пиччинино тогда - он, помнится, ещё куражился.
Тогда казалось, что вечности - той, которая впереди, в следующих абзацах твоей биографии - присущи многие полезные качества. В ней всё длится ровно столько, сколько требуется, чтобы не наскучить. В ней человек, уходящий из твоей жизни, по-медвежьи разминая берет и плаксиво стягивая над переносицей брови (так уходил Сен-Поль), действительно уйдет и больше не вернется ни во сне, ни наяву.
В ней, решив про кого-то, что он мерзавец и дурак, ты никогда не переменишь мнения, потому что он всегда будет мерзавцем и дураком. А такие метаморфозы, как с Мартином, даже не пугают, потому что непредставимы. Так вот. Тогда он куражился, потому что ему казалось: крестовый поход благополучно окончится и Пиччинино сам, без напоминаний, утечет в щель между изолиниями где-то в районе пункта Икс. Его услуги будут больше не нужны и он уйдет, чтобы больше не появиться. Вот, кстати, ещё одно свойство той бутафорской вечности - мавры уходят, сделав свои дела, опостылевшие женщины уходят, сделав свои минеты. Остаешься один ты - свободный, пустой, открытый новым приключениям.
С Пиччинино его верный Силезио Орсини (позавчера донесла разведка, а Карл догадался, что речь идет о старинном знакомце). Редкое лицо, угадывается арабская кровь, и рыжие волосы, которые кудрявились на остийском ветру с такой замысловатой небрежностью, а теперь, теперь вместо них прозаическая стерня. Да, Силезио Орсини, кто бы мог подумать, ты всё подмигиваешь своему дельфинмейстеру!
Вот, извольте, Силезио многозначительно показал в сторону Карла, и загадочно улыбнулся Джакопо, словно налетчик у велюровой витрины ювелирного. Голубки, скоро отпразднуют серебряную свадьбу, им нужен его перстень, его "Три брата", ценой в пол-Европы, чтобы, сдав его в скупку за четверть цены, обмыть такую дату. Нельзя не понять, - вздохнул Карл.
Об этом дне Гибор инструктировала его двадцать один год назад, об этом говорил вчера Мартин-в-Алом. Имеющий уши Карл мог бы услышать или хотя бы запомнить что-то важное. А так он помнил лишь, что у Пиччинино татуировка - дельфин в венке из роз и надпись "навеки". Редкий случай, когда "навеки" значит "навсегда" (как уже говорилось там, где про печеные яблоки).
Кондотьеры перемещались очень быстро, и, как казалось Карлу, рывками. Слишком быстро набирали скорость, слишком быстро тормозили. Силезио и Джакопо старались не ввязываться в драку, как и Карл, полагаясь на телохранителей.
- Пришли про Вашу душу, - отреагировал капитан Рене, уже трижды раненый.
Карл не ответил.

6

Бургунды побеждали везде, кроме того пятачка, где Карл и его шестеро самураев резались с кондотьерами. Обычно почти всегда бывает иначе: войско организованно бежит, и только полководец продолжает лезть в бутылку, причем с большим успехом, чем его беспутные войска в минуты удачи.
Силы были не равны. Почти две сотни кондотьеров против сорока бургундов. Конечно, д'Эмбекур и его сильные, сердитые парни тут же окружили кондотьеров, наседающих на герцога, внешним кольцом. Маршал с энтузиазмом маркшейдера времен постройки метро им.Кагановича возглавил команду спасения, которая стала прорубаться в самую сердцевину свалки.
Но это был тот случай, когда проституирующие направо и налево разбойники проявили завидную принципиальность, привычную свирепость и верность данному слову одновременно. Никто из окруженных кондотьеров не стал рваться из окружения на волю. Никто не испытывал панических приступов клаустрофобии.
Кондотьеры держали строй, пока над головами не понеслось "Герцог убит!", сказанное на итальянском, а затем повторенное на немецком, испанском, фландрском, английском и, наконец, на французском.
Это был условный знак. Это была полуправда и её запустил гулять Пиччинино, чтобы, согласно предварительной договоренности, его "мальчики" начинали прорыв, который окончится как раз когда герцог будет в самом деле мертв, а "Три Брата" сорваны с герцогского пальца. Если перстень сидит туго, придется отрубить палец - это значит ещё минута. Тем временем мальчики заорут "готово" и они с Силезио юркнут в тот узкий коридор, что получится.
"Герцог мертв", - последним провозгласил влекомый стадным чувством монах-расстрига из Далмации на языке родного местечка. Понятно, что оповещал он в первую очередь самого себя, потому что среди кондотьеров не было не только ни одного земляка, понимающего его дурацкий далматский говор, но и таких, кто ещё не знал этой новости.
На самом деле, герцог был почти мертв. Он был без сознания, но, строго говоря, вокруг мозга ещё вились золотистые ручейки энергетических меридианов чжень-цзю. Доспехи были разрублены во многих местах, что делало Карла похожим на черепаху, которую сельский доброхот прибил к земле чугунным ломом. Из восьми ран смертельной оказалась седьмая - стилет Джакопо Пиччинино, извлеченный из наручных ножен, насквозь проткнул правое легкое и оно, высвистев наружу воздух, обвисло, словно использованный целлофановый пакет. Добраться до легкого было нетрудно, так как ребра герцога были выворочены ударом полуторного меча Силезио, вторым по счету.
Прежде, чем потерять сознание, Карл не терял его мучительно долго. Шестой удар был нанесен сапогом Силезио. Любовно заточенная оковка в виде головы жука-оленя впилась в скулу Карла и, разорвав кожу, воткнулась в кость. Этот глухой, глубоководный звук Карл вполне отчетливо услышал, несмотря на то, что ему было больно.
Вот тут-то и пришел спасительный травматический шок. Издавая неромантические хрипы и захлебываясь черной венозной кровью, Карл лежал на снегу, когда Силезио, уперев свой окованный башмак в герцогскую грудь, совершил вожделенный акт мародерства. "Три брата" скрылись за пазухой. А Пиччинино, довольный тем, что перстень поддался так сразу и так легко, прикончил Карла, перерезав ему горло. Как ни странно, в этот момент Пиччинино двигала признательность.

7

Это был столбняк. Д'Эмбекур ощутил, что врастает в грязь соляным столбиком, когда выяснилось, а это очень скоро выяснилось, что герцог да, мертв, да, умер, да, навсегда.
Д'Эмбекур испугался. Во-первых, почему-то Маргариты. Её, знаете ли, лицо с каменной слезой, которую она слизнет своим вертким малиновым язычарой - это как капля одеколона в чашке чая. От неё уже загодя сперло дыхание и захотелось не блевать, а именно рыгать, чтобы выбросить наружу весь инфернальный холод.
Во-вторых, теперь он получился главным, отвечающим за весь этот кавардак. Он стал Начальником и от этого бремени просели, тягостно хрустнув, позвонки и ослабели поджилки.
А ещё он смотрел на своего герцога, а точнее на его истерзанное броненосное тело в обрамлении многочисленных, живых струек крови, которые гвоздили Карла к земле, словно канатища лилипутов тело великомученика Лэмюэля, когда он спал на берегу (в одном издании есть такая картинка). Он спрашивал себя: "За что мы его все любили?". И отвечал себе невнятное (мычал под нос). Вроде того, что с Карлом было не так скучно, как с другими. Что рядом с ним чувствуешь (чувствовал, - теперь всё в прошедшем несовершенном) себя мандаринской уткой в райском саду (он умел устроить всюду райский сад и фонтаны), что всё-таки у него был вкус, что он был... он был... смелым и, ё-маё, каким-то как бы безразлично-взволнованным, он был исторической личностью, как Роланд, или даже круче, как Зигфрид (непонятно, кто круче), но, самое ужасное, что Камилла очень расстроится, она так расстроится, что у неё может быть выкидыш (нет, не будет) и что она тоже ничего не скажет, просто продолжит ходить и молчать, она всегда ходит и молчит, а теперь будет ходить в трауре. И Доротея. Она тоже заревет, а после будет цепенеть в его похотливых объятиях, как Галатея, которую для пробы ножей сунули в прокрустово ложе и даже фригидного, алебастрового вздоха не выцыганить ему больше у Доротеи, разве только скрыть от неё, что тот герцог, с которым ты была сегодня, погиб, но разве это скроешь?
Д'Эмбекур провел в прострации восемь минут. Он сидел перед телом на корточках. Пиччинино шутил потом, что на бургундов напала медвежья болезнь, когда они поняли, что к их герцогу писец подкрался незаметно (он повествовал в присутствии дам, приходилось раскошеливаться на разные эвфемизмы), а их новый пахан, сир де Эмбекур, прямо там сел по нужде, не утерпел! (Многие смеялись).
Из-за нерасторопности д'Эмбекура Пиччинино и его веселым друзьям удалось скрыться, причем едва ли не в полном составе. В тот день им определенно везло больше всех.

8

Этого ждали все. Никто не мог сказать точно почему (ни в тот момент, ни после), но каждый в сердце своём знал - да, конечно, только так. И даже герцог Глостер. И даже Александр.
Однако на поверхности - там, где кожа, скулы, форма, брови, глаза, там, где доспехи и руки, продолженные клинками - в смерть Карла поверили немногие. Единицы.
Из-за этой разницы между чувством и восприятием, из-за того, что вместо честного поединка между герцогом и кондотьерами произошла сумбурная алхимическая реакция, столбняк д'Эмбекура не сообщился войскам и они не остановились и на полсекунды. Не было рыданий, не было паники, не было деликатного понимания с французской стороны, не было братанья и пролива агапе из размягченных душ. Никакого стоп-кадра, только мерный многоязыкий рокот: "Герцог убит" - "Врешь, падла!" - "Да вон же его понесли!" - "Капитана Рене треснули, а не государя нашего, п-понял?!" - "Я сам видел, как..." - тупые удары шестоперов, хищный хруст, звон и скрежет. В фундаментальном онтологическом смысле вопрос "А правда ли?" был отложен на неопределенное время.
Маршал Обри был в числе тех, кто поверил в смерть герцога и сердцем, и всей своей необъятной поверхностью. Это временно спасло ему жизнь. В свалке Обри остался без коня, без копья, без меча. Рыцари герцога Глостера не добили маршала сразу только потому, что несколько солдат суетились вокруг него и заслоняли обзор, а либеральные шотландцы топтать родную пехоту не привыкли. Солдаты - даже и не солдаты, а мародерствующие недомерки из прислуги - пытались вскрыть эту консервную банку дрянными ножиками, просунуть их в подходящее сочленение и зарезать наконец толстого барина, который так смешно перекатывается в багнюке и вопит, словно боров. У Обри были очень крепкие доспехи, но он понимал, что больше двух минут не продержится, а английские свиньи не понимали, что он сдается, сдается, тысяча чертей, сдается!!!
И вдруг кто-то, кого маршал не мог рассмотреть, потому что смотровые щели его армэ были залеплены грязью, совсем недалеко запричитал по-французски "Карла убили! Карла нет!" Обри пожалел, что не ему пожинать плоды кондотьерского коварства, шестым чувством осознал, что повторяет историю герцога, но теперь уже как гнусный фарс, которому в военных сводках не уделят и полстрочки, и сразу вслед за этим озверел, как никогда раньше.
Английский нож наконец поддел застежку армэ и шлем слетел с маршальской головы. Маршал вскочил на ноги - это смотрелось как экспериментальное опровержение закона всемирного тяготения. Служилая голытьба опешила. Маршал нокаутировал ближайшего англичанина, перехватил его нож и утробно, страшно расхохотался.
Следующие минуты Обри запомнились неотчетливо, но спастись ему посчастливилось, причем ряды шотландцев вокруг него поредели, а молодой и любезный шевалье уступил ему коня, смущенно пробормотав: "Пойду передохну". У шевалье правая рука держалась, кажется, только на двух стрелах, которые торчали из плеча. В его красивом лице не оставалось ни кровинки. Шевалье умер стоя, а после уже упал.
Теперь у Обри были конь и меч, а у французской армии - обалдевший от радости обновленного бытия маршал.
Точка, в которой восемь минут просидел сир де Эмбекур, по-прежнему оставалась за бургундами. В ней Ожье де Бриме и Рене де Ротлен поклялись умереть над телом герцога, словно пэры Роланда. В этой же точке появился Александр, Великий бастард Бургундский.
Фланги трещали. Бургунды продолжали, пытались продолжать так, как будто да, погиб кто-то, но это всего лишь один какой-то рыцарь, славный мужик, профессионал, каких мало, а всё ж таки у нас их ещё сотни, не надо гнать. Однако некому было рявкнуть "Больше чувства!", просыпать искры из магических бриллиантов, зыркнуть волком. Подпруги лопались в самый пиковый момент схватки, мечи крошились втрое от вчерашнего, щиты не держали удар. О бегстве, впрочем, никто не помышлял, хотя было ясно, что дело кончится смертью почти для всех и пленом для немногих счастливчиков. Всё-таки сердце сердцем, а поверхностью бургунды герцога ожидали.
Понимающий это Обри неистово прорубался туда, где трепетали знамена бургундского маршала и конных арбалетчиков Рене. Стоит сдвинуть упрямцев с этого пятачка - и наваждение окончится. Можно ещё сидеть в кинозале, тупо вперившись в титры со слепой надеждой увидеть, как выныривает простроченный комдив, но лишь до той поры, пока стены и крыша на месте, пока есть электричество.
Когда Обри был уже совсем близко, человек в окровавленных, изрубленных доспехах Карла, в лихо сдвинутом на затылок саладе Карла, возник между Рене и д'Эмбекуром. В его руках не было меча - только лук и стрелы. Конь под ним стоял смирно, не шевелясь, как спортивный снаряд или бронзовое изваяние.
Обри посмотрел в его лицо. Губы Карла, нос Карла, глаза Карла.
"...если повар жадный и собаки это знают, они могут ещё и помочиться втихаря на найденные трюфели." - "Вот как?" - "Именно!" - "Так Вы не советуете?" - "Почему же? Советую."
Те же смеющиеся и непрозрачные, плутоватые и суровые глаза, что и двадцать шесть лет назад. Абсолютно те же.
Человек в доспехах Карла закричал. "Именем Бургундского Дома..." - всё, что расслышал Обри, но этого ему достало, чтобы узнать человека по голосу. Это был герцог Карл.
Карл натянул лук и выстрелил. Стрела вошла маршалу Обри в горло.

9

Хребет обезглавленной армии был сломлен в одно мгновение. Волна истерического, кощунственного, громокипящего "Воскрес-с-с-с!" ударила в лицо французам, и в розовом тумане этой неопровержимой лжи растворились все упования на победу. Тело маршала Обри ещё покачивалось в седле, а бегство уже началось. Остановить армию было некому.
Обессиленная пехота долго не могла догнать французов, пока те не уперлись в добротный ров собственного лагеря. Потом, когда ров с горем пополам заполнился мертвецами и французы побежали дальше, пришел черед ставки Доминика. Здесь уже гарцевали тевтоны Иоганна Рудермейера. В спасительный лес французов просто не пустили.
Все были злы в третьей превосходной степени. Панихида по герцогу ожидалась нуднейшая и мучительнейшая, поэтому и бургунды, и тевтоны, и даже англичане добирали последние крохи бранного веселья повсюду, где хоть кто-то ещё шевелился. Благородный д'Эмбекур спас от расправы десяток знакомых дворян, но большего сделать был не в состоянии. Вышло едва ли не хуже, чем намедни со швейцарцами.

10

Псы святого Доминика отыскали Карла только когда поле почти полностью обезлюдело. Встрече были рады все: и трое посланников, и отчаявшийся было экс-герцог Бургундский.

11

Ты уже уходишь? Не уходи, а? Проси, не проси. И не скажешь, что вот, мог бы мой герцог и выжить. Не скажешь, потому что жизнь моего герцога была написана маслом, а не напшикана баллончиком с краской, она не под трафарет. Поэтому другой трафарет не приложишь, то есть, если погиб - значит всё, значит реквием, ломать руки, глагол "плакать" доходчиво спрягается. Моего солярного герцога больше не будет, и это теперь осязаемо, это чувствуется, особенно пятого января, если этот день приходится на воскресенье. И для предательства в мире нет более таких кандидатур. И мое вожделение осиротело летит паутинкой. Можно ненароком не узнать себя в зеркале, такое растерянное лицо. Между тем, это очень распространенное имя - Карл. Но это уже не то, это уже не имя, а просто ничейные звуки, как чудодейственная мантра, размноженная на ксероксе. Есть даже скороговорка про кораллы и кларнет, где имя уцелело, но и здесь оно не звучит, потому что он умер, а его имя огрубело, сникло без его мелодии и без его полынного запаха, это горько, но, с другой стороны, что вы хотели.

ЭПИЛОГ

Четверо солдатиков варят суп и один, в широком барском плаще с капюшоном, напевает привальную песню, заменяя забытые слова на "ла-ла-ла". Другие от скуки подтягивают. Это дезертиры. Сгорбившись, они сидят перед дымливым костерком. Каждый из них держит в руках конец суровой нитки, другой конец нитки скрыт супным туманом. Там в котелке на привязи четыре кусочка хлеба. Когда суп будет готов, каждый выудит свой вклад. Это как бы на второе. А суп по очереди выпьют, когда остынет и, о Боже, они даже не знают эту новость, потому что уклонились ещё утром, до начала холокоста. Но всё же лица у всей четверки траурные, веки припухшие, в глазах разлагается мертвечина свежих впечатлений. Черная дубрава вокруг представляется не то мрачным колдовством, объятием Кали, не то декором зловещего офорта "четверо в ночи". В костре недовольно шипят мокрые дрова и каждый угрызается над собственным малодушием и подумывает над тем, чтобы снова пристать к своим. Как вдруг проливной дождь прибил к земле дымные хвосты костра, а суп, естественно, остыл и стал ещё жиже. Бургундская привальная оборвалась на припеве. Солист подскочил к котлу и накрыл его, словно наседка крыльями, своим плащом. Ему повезет - он возвратится в родную мызу, доживет до мафусаиловых лет и станет автором одного документа:
"Я, Марк Коулье из города Амьен, сим удостоверяю, что взял у мэтра Христофора ван ден Кабиллау денежную ссуду в размере восемнадцати золотых экю с начислением долга в десять су сверх упомянутой суммы в день перед Рождеством каждого последующего года и выплатой указанного долга в любое угодное мне время, но не долее, чем в срок шесть месяцев. Полный расчет по долгу обязуюсь произвести в течение восемнадцати месяцев со дня, когда Его Светлость герцог Бургундский Карл вернется из похода."

КОММЕНТАРИИ

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ КОММЕНТИРОВАНИЯ

Авторское комментирование романа основано на следующих принципах.
1. Переводятся все иностранные слова и выражения, даже совершенно очевидные.
2. Комментируются все термины, связанные со средневековым лексиконом (напр., карака, салад), даже достаточно широко известные (напр., келарь), но при этом не комментируются те, которые имеют недвусмысленное разъяснение в контексте романа (напр., каро).
3. Разъясняются все редкие неологизмы, украинизмы и жаргонизмы (напр., лепездричество).
4. Почти не комментируется топонимика (комментарий вида "Наварра - графство на границе Франции и Испании" не имеет для непосвященного читателя никакой ценности, а для посвященного лишен смысла), за исключением тех случаев, когда разъяснение точного значения топонима проясняет нечто текстуально важное или исключает путаницу (как в случае с Гранадой).
5. Не комментируются реальные исторические лица XV в., являющиеся персонажами романа.
6. Практически не комментируются реальные исторические события XV в., описываемые в романе.
7. Неизбежные в любом романе о Средневековье аллюзии на реалии античной культуры как правило не комментируются (за исключением неожиданных контекстов употребления или малоизвестных слов).
8. По возможности комментируются все теологические и философские термины как почти всюду несущие значимую смысловую нагрузку.
9. Как сноски (footnotes) технически были оформлены лишь переводы иностранных слов и выражений. Все прочие комментарии размещены в конце книги в том порядке, в каком комментируемые слова, синтагмы и фрагменты текста встречаются читателю при чтении романа.

ГЛАВА 1. ВЕЛИКИЕ ГЕРЦОГИ ЗАПАДА

ленное владение, лен - феодальный надел, который жаловался вассалу его сюзереном. Ленник, соответственно - вассал, наделенный леном (в отличие от безземельных рыцарей).
дофин - наследник престола.
перфоманс (фр. performance - театральное представление) - здесь: событие с повышенной демонстрационной, игровой компонентой.
Шарлеман (Charlemagne) - франкский король Карл Великий (768-814), коронованный в Риме императором Запада. Фигура широкого исторического размаха и большой военной удачи. Воспет во многих французских героических поэмах и, в частности, в "Песне о Роланде".

ГЛАВА 2. ГРАНАДА

К эпиграфу. Источник: Алоизиюс Бертран, "Гаспар из тьмы".
алькайд - у мавров губернатор города, комендант крепости или наместник провинции.
Абенсеррахи - испанизированная форма арабского родового имени "Абен-ас-Серрах". Абенсеррахи были самым могущественным гранадским родом и выполняли при гранадском дворе функции преторианской гвардии.
симитарра - изогнутая турецкая сабля.
Альгамбра - крепость и дворец мавританских королей Гранады.
"...одинокая слеза, слеза-сингл Гибор..." Сингл (от англ. single - одиночный, единственный) - в 1930-70-хх гг. синглами назывались виниловые диски с единственной песней-хитом. В этом эпизоде, проникнутом глубоким лиризмом, подразумевается реминисценция именно с этим значением слова "single".
Калатрава - один из духовно-рыцарских орденов испанских католиков.
ассассины - убийцы вообще и наемные убийцы в частности; также - члены экстремистских сект, убивающие по религиозным мотивам. Здесь имеется в виду последнее.
сапфический - здесь: эвфемизм к "лесбийский", образованный от имени Сапфо, выдающейся поэтессы Античности, идеолога и лиры греческой гомоэротики.
Гранада - 1) город в Южной Испании, столица последнего мусульманского государства на Пиренейском полуострове, уничтоженного в 1492 г.; 2) вся территория Гранадского королевства.
донатор - заказчик картины обычно религиозного содержания. Донатор оплачивал работу художника, а за это художник изображал его (зачастую вместе с супругой, а то и со всей семьей) на картине с библейским сюжетом.
Иблис - дьявол.
комильфо - кодекс дворянского благообразия.
инфант - принц крови.
алькасар - цитадель мавританской крепости. Иногда - просто самая мощная башня замка. В целом, алькасар - полный аналог донжона европейских замков.
царица Савская - по некоторым преданиям имела козлиные ноги. Чтобы проверить эту гипотезу, царь Соломон устроил ей испытание - заставил пройти по хрустальному полу, который та по наивности приняла за озеро и подняла юбки. Этот забавный сюжет - давний баловень мировой литературы.
палимпсест - древняя рукопись, написанная на писчем материале (как правило пергаменте) после того, как с него счищен (порою весьма небрежно) прежний текст.
Тристан - один из самых ярких образов влюбленного и возлюбленного в европейской мифо-эпической традиции, персонаж романов о Тристане и Изольде (известны несколько десятков обработок этого сюжета). В куртуазной культуре Средневековья Тристан - весьма популярный мужской сеньяль (см.).
эйдос - у Платона "идея вещи". См. также протоэйдос.
вуайер (фр.voyer) - подглядыватель (как правило - за эротическими сценами).
"...святому Франциску привет!" Ассизский Франциск (1181-1226 гг.) - один из наиболее почитаемых католических святых, основатель т.н. "нищенствующего" монашеского ордена францисканцев. Среди обширной агиографии Франциска Ассизского можно найти историю о том, как он проповедовал "сестрам ласточкам" и "братьям цветам". Из этого факта и ведут свое родословие многочисленные контаминации в мировой литературе между Франциском Ассизским и птицами.
Aoi (Аой, фр.) - восклицание, которым завершаются некоторые лэссы "Песни о Роланде". Наиболее экстравагантная теория происхождения этого триграмматона гласит, что "aoi" - ассонансный эквивалент латинского "pax vobisque" ("мир вам").
митральеза - предтеча пулемета, многоствольная полуавтоматическая пушка малого калибра, весьма популярная во второй половине XIX в. Митральезы довольно часто можно видеть в фильмах о войне Севера с Югом (1861-1865 гг.), где благородные герои с их помощью рассеивают отряды бандитов или конфедератов.
Терминатор - имеется в виду боевик "Terminator" 1984 года с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.
альфанга - короткая изогнутая мавританская сабля с обоюдоострым концом.
нафт - араб. нефть.
лепездричество - электричество (детский жаргон).
Руми - Маулана Джалалуддин Руми (XIII в.), арабский поэт, мистик, суфий.
"Апейрон, бальтасар, флогистон". Апейрон - первопричинная и бесконечная стихия, введенная в греческую философию Анаксимандром. Апейрон может пониматься как необъективированный сам по себе первоэлемент, объективирующий себя в качестве четырех классических элементов - воды, огня, воздуха и земли. С определенными оговорками греческое понятие апейрона может быть сопоставлено буддийскому понятию шуньяты. Бальтасар - в средневековой традиции имя одного из трех волхвов, пришедших поклониться младенцу Иисусу Христу. Флогистон (от греч.phlogistos - воспламеняемый, горючий) - по представлению химиков XVII-XVIII вв., "начало горючести", гипотетическая составная часть веществ, которую они якобы теряют при горении.
взаимофертильные (от англ. fertile, плодоносящий) - взаимовыгодные.
сюзерен - владетель крупной территории, голова над своими вассалами, герцог, король, князь. Здесь употребляется в значении "хозяин".
спинтрии - Светоний в жизнеописании цезаря Тиберия рассказывает о его пребывании на о.Капри, отмеченном беспрестанным блудодейством, в таких словах: "Собранные отовсюду девки и мальчишки - среди них были те изобретатели чудовищных сладострастий, которых он называл "спинтриями" - наперебой совокуплялись перед ним по трое, возбуждая этим зрелищем его угасающую похоть". В фильме Боба Гуччионе и Тинто Брасса "Калигула" Тиберий величает спинтриев "своими рыбками".

ГЛАВА 3. ЛУЖА

Экскалибур - магический меч из романов артуровского цикла. Согласно "Смерти Артура" Томаса Мэлори человек, владевший Экскалибуром, владел верховной властью в Англии.
флорин - золотая монета Флоренции XIII-XVI вв., имевшая хождение во многих странах Европы.
подалирий - крупная дневная бабочка с нарядным желто-черным окрасом и "хвостами" на задней паре крыльев.
Морхульт - в романах о Тристане и Изольде ирландский король. Персонаж отрицательный.
"...во славу Господа и монсеньора Андрея святого?" Имеется в виду Андрей Первозванный, один из двенадцати апостолов. Проповедовал христианство балканским и причерноморским народам. Распят по приказу римских властей на кресте, имевшем форму буквы "Х". Отсюда и происходит Андреевский крест - символ, вошедший в эмблематику российского военного флота и герцогства Бургундия. Андрей Первозванный - святой патрон Бургундии.
бастард - незаконнорожденный сын короля или герцога. В Средние Века не менее официальный титул, чем "князь" или "принц".
Бенигний - святой католической церкви. Патрон Дижона.

ГЛАВА 4. МАВРИТАНСКАЯ ТАНЦОВЩИЦА

агиография - в христианской традиции жизнеописание святого. Следует отметить, что любая позитивно окрашенная биография политического деятеля Средних Веков несет в себе черты агиографического подхода.
"Карлопедия" - "Воспитание Карла" (греч.). Название образовано по аналогии с "Киропедией" Ксенофонта.
квадрига - колесница, запряженная четырьмя конями. Также - просто четверка тягловых животных (здесь - тянитолкаев).



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.