read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



молчаливой аллеи, оглашая ее веселыми звонкими голосами и заливистым
беспричинным смехом.
Они прошли до самого конца сада и собирались повернуть назад, когда
из-за поворота показались Зарудин, Танаров и Волошин.
Санин сейчас же увидел, что офицер не ожидал встречи и растерялся.
Красивое его лицо густо потемнело, и вся фигура выпрямилась. Танаров мрачно
усмехнулся.
- А эта пигалица еще здесь? - удивился Иванов, указывая глазами на
Волошина.
Волошин, не видя их и оборачиваясь, смотрел на Карсавину, прошедшую
вперед.
- Тут! - засмеялся Санин.
Этот смех Зарудин принял на свой счет, и это произвело на него
впечатление удара. Он вспыхнул, задохнулся и, чувствуя себя похваченным
какою-то тяжелою силой, отделился от своей группы и, быстро шагая своими
лакированными сапогами, пошел к Санину.
- Что вам? - спросил Санин, вдруг становясь серьезным и внимательно
глядя на тонкий хлыстик, который Зарудин неестественно держал в руке.
"Ах, дурак!" - подумал он с раздражением и жалостью.
- Я имею сказать вам два слова... - хрипло проговорил Зарудин. - Вам
передали мой вызов?
- Да, - слегка пожал плечом Санин, все так же внимательно следя за
каждым движением руки офицера.
- И вы решительно отказываетесь, как то... следовало бы порядочному
человеку, принять этот вызов? - невнятно, но громче проговорил Зарудин, уже
сам не узнавая своего голоса, пугаясь и его, и холодной ручки хлыста,
которую вдруг особенно остро почувствовал в запотевших пальцах, но уже не
имея сил свернуть с внезапно открывшейся перед ним жуткой дороги. Ему
показалось, что в саду сразу не стало воздуху.
Все остановились и слушали в жутком предчувствии, не зная, что делать.
- Вот еще... - начал Иванов, двигаясь, чтобы стать между Саниным и
Зарудиным.
- Конечно, отказываюсь, - странно спокойным голосом и переводя острый,
все видящий взгляд прямо в глаза Зарудину, сказал Санин.
Офицер тяжко вздохнул, как будто подымая огромную тяжесть.
- Еще раз... Отказываетесь? - еще громче спросил он металлически
зазвеневшим голосом.
"Ай, ай... И он же его ударит... Ах, как нехорошо... ай, ай!" -
бледнея, не подумал, а почувствовал Соловейчик.
- И что вы, раз... - забормотал он, изгибаясь всем телом и загораживая
Санина.
Зарудин вряд ли видел его, когда грубо и легко столкнул с дороги. Перед
ним были только одни спокойные, серьезные глаза Санина.
- Я уже сказал вам, - прежним тоном ответил Санин.
Все завертелось вокруг Зарудина и, слыша сзади поспешные шаги и женский
вскрик, с чувством, похожим на отчаяние падающего в пропасть, он с
судорожным усилием, как-то чересчур высоко и неловко взмахнул тонким
хлыстом.
Но в то же мгновение Санин, быстро и коротко, но со страшной силой
разгибая мускулы, ударил его кулаком в лицо.
- Так! - невольно вырвалось у Иванова.
Голова Зарудина бессильно мотнулась набок и что-то горячее и мутное,
мгновенно пронизавшее острыми иглами глаза и мозг, залило ему рот и нос.
- Аб... - сорвался у него болезненный испуганный звук, и Зарудин, роняя
хлыст и фуражку, упал на руки, ничего не видя, не слыша и не сознавая, кроме
сознания непоправимого конца и тупой, жгучей боли в глазу.
В тихой и полутемной аллее поднялась странная и дикая суматоха.
- Ай, ай! - пронзительно закричала Карсавина, схватываясь за виски и с
ужасом закрывая глаза. Юрий, с тем же чувством ужаса и омерзения, глядя на
стоявшего на четвереньках Зарудина, вместе с Шафровым бросился к Санину.
Волошин, теряя пенсне и путаясь в кустах, торопливо побежал прочь от аллеи,
прямо по мокрой траве, и его белые панталоны сразу стали черными до колен.
Танаров, стиснув зубы и яростно опустив зрачки, бросился на Санина, но
Иванов сзади схватил его за плечи и отбросил назад. Ничего, ничего...
пусть... - с отвращением, тихо и злобно-весело сказал Санин, широко
расставив ноги и тяжело дыша. На лбу у него выступили крупные капли тяжелого
пота.
Зарудин поднялся, шатаясь и роняя какие-то жалкие бессвязные звуки
опухшими, дрожащими и мокрыми губами. И в этих звуках неожиданно, неуместно
и как-то смешно-противно послышались какие-то угрозы Санину. Вся левая
сторона лица Зарудина быстро опухала, глаз закрылся, из носа и рта шла
кровь, губы тряслись и весь он дрожал, как в лихорадке, вовсе не похожий на
того красивого и изящного человека, которым был за минуту назад. Страшный
удар как будто сразу отнял у него все человеческое и превратил его во что-то
жалкое, безобразное и трусливое. Ни стремления бежать, ни попытки защищаться
в нем не было. Стуча зубами, сплевывая кровь и дрожащими руками
бессознательно счищая прилипший к коленям песок, он опять зашатался и упал.
- Какой ужас, какой ужас! - твердила Карсавина, стараясь как можно
скорее уйти от этого места.
- Идем, - сказал Санин Иванову, глядя вверх, потому что ему было
противно и жалко смотреть на Зарудина.
- Идемте, Соловейчик.
Но Соловейчик не двигался с места. Широко раскрытыми помертвелыми
глазами он смотрел на Зарудина, на кровь и на песок, странно грязный на
белоснежном кителе, трясся и нелепо шевелил губами.
Иванов сердито потянул его за руку, но Соловейчик с неестественным
усилием вырвался, ухватился обеими руками за дерево, точно его собирались
куда-то тащить, и вдруг заплакал и закричал:
- Зачем вы... зачем!
- Какая гадость! - хрипло выговорил прямо в лицо Санину Юрий Сварожич.
Санин уже овладел собою и, не глядя на Зарудина, брезгливо улыбнулся и
сказал:
- Да, гадость... А было бы лучше, если бы он меня ударил?
Он махнул рукой и быстро пошел по широкой аллее. Иванов презрительно
посмотрел на Юрия и, закуривая папиросу, медленно поплелся за Саниным. Даже
по его широкой спине и прямым волосам видно было, с каким пренебрежением ко
всему происшедшему он относится.
- И сколько может быть зол и глуп человек! - проговорил он.
Санин молча оглянулся на него и пошел быстрее.
- Как звери! - с тоскою проговорил Юрий, уходя из сада и оглядываясь на
его темную массу. Сад был таким же, каким видел он его много раз,
задумчиво-темным и красивым, но теперь, тем, что в нем произошло, он как бы
отделился от всего мира и стал жутким и неприятным.
Шафров тяжело и растерянно вздохнул, поверх очков пугливо оглядываясь
вокруг, точно ждал, что теперь уже отовсюду можно ждать нападения и насилия.

XXXI
Мгновенно и страшно изменилось лицо жизни Зарудина. Насколько легка,
понятна и беззаботно приятна была она прежде, настолько безобразно ужасной и
неодолимой предстала теперь. Точно она сбросила светлую улыбающуюся маску и
из-под нее выглянула хищная и страшная морда зверя.
Когда Танаров на извозчике вез его домой, Зарудин даже перед самим
собою старался преувеличить боль и слабость, чтобы только не открывать глаз.
Ему казалось, что это еще как-то отдаляет позор, который со всех сторон,
тысячами глаз смотрит на него и ждет увидеть его взгляд, чтобы побежать за
ним, хохоча, кривляясь и тыча пальцами прямо в лицо.
Во всем, и в худой спине синего извозчика, и в каждом прохожем, и в
окнах, за которыми мерещились злорадно любопытные лица, и в самой руке
Танарова, поддерживающей его за талию, избитому Зарудину чудилось
молчаливое, но откровенное презрение. И это ощущение было так неожиданно и
неистово мучительно, что по временам Зарудину и в самом деле становилось
дурно. Тогда ему казалось, что он сходит с ума, и хотелось или умереть, или
проснуться.
Мозг отказывался верить в то, что произошло, и все казалось, что это не
так, что есть какая-то ошибка, что он сам чего-то не понимает, а это
"что-то" делает все совсем другим, вовсе не таким ужасным и непоправимым. Но
факт ясный и непреложный стоял перед ним, и душу его все чернее и чернее
покрывала тьма отчаяния.
Зарудин чувствовал, что его поддерживают, что ему больно и неловко, что
руки у него в пыли и крови, и ему даже странно было, что еще можно ощущать
что-нибудь, что тело его не уничтожилось и продолжает дрянно и бессильно
жить своим чередом, когда без следа, невозвратимо исчезло все то, что
составляло красивого, щеголевато-самоуверенного и веселого Зарудина. Иногда,
когда дрожки кренились на поворотах, Зарудин чуть-чуть приоткрывал глаза и
сквозь мутные слезы узнавал знакомые улицы, дома, церковь, людей. Все было
такое же, как всегда, но теперь казалось бесконечно далеко, чуждо и
враждебно ему. Прохожие останавливались и с недоумением смотрели им вслед, и
Зарудин опять быстро закрывал глаза, почти теряя сознание от стыда и
отчаяния.
Дорога тянулась бесконечно, и ему казалось, что пытке этой не будет
конца.
"Хоть бы скорей, хоть бы скорей!.." - тоскливо мелькало у него в
голове, но тут же представлялись лица денщика, квартирной хозяйки, соседей и
казалось, что лучше уж уехать так, бесконечно ехать и никогда не открывать
глаза.
А Танаров, мучительно стыдясь Зарудина и не глядя по сторонам, изо всех
сил, какими-то непонятными способами старался показать каждому встречному,
что он тут ни при чем, что побили не его. Он был красен, холодно потен и
растерян. Сначала он что-то говорил, возмущался, неестественно утешал, но



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.