read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Никуда, - сказал мистер Дик.
- Ну вот, - отозвалась бабушка, смягченная его ответом, - так зачем же
БЫ прикидываетесь простофилей, когда ум у вас острый, как ланцет хирурга?
Здесь вы видите перед собой Дэвида Копперфилда младшего, и я вам задаю
вопрос, что мне с ним делать?
- Что вам с ним делать? - беспомощно повторил мистер Дик, почесывая
голову. - О! Что с ним делать?
- Да, - с важной миной подтвердила моя бабушка, подняв указательный
палец. - Говорите же! Мне нужен здравый совет.
- Ну, что ж, будь я на вашем месте, - задумчиво начал мистер Дик,
устремив на меня рассеянный взгляд, - я бы...
Созерцание моей особы, казалось, внушило ему какую-то мысль, и он бодро
добавил:
- Я вымыл бы его!
- Дженет! - произнесла бабушка, обращаясь к служанке с тихим
торжеством, которое было мне в ту пору непонятно. - Мистер Дик разрешает все
наши сомнения. Согрей воду для ванны. - Хотя я и был глубоко заинтересован
этим разговором, но в то же время невольно разглядывал мою бабушку, мистера
Дика и Дженет и заканчивал уже начатый мною осмотр комнаты.
Бабушка моя была леди высокого роста со строгим, но благообразным
лицом. В ее физиономии, в ее голосе, в ее походке и осанке было что-то
непреклонное, чем вполне объясняется впечатление, произведенное ею на такое
кроткое существо, как моя мать; однако черты лица у нее были скорее
красивые, хотя жесткие и суровые.
Особенно обратил я внимание на ее живые, блестящие глаза. Седые волосы
ее были причесаны просто, на пробор, и прикрыты чепцом, который я назвал бы
домашним чепчиком; я имею в виду чепец, более принятый в те времена, чем
нынче, - чепец с крыльями, завязанными под подбородком. Платье на ней было
бледно-лиловое и удивительно опрятное, но узкого покроя, словно она
предпочитала не носить на себе ничего лишнего. Помню, оно показалось - мне
похожим на амазонку, у которой отрезали ненужный шлейф. У пояса она носила
золотые часы - мужские, судя по их величине и форме, - с цепочкой и
печатками, на шее у нее был воротничок, напоминающий мужской, а на -
запястьях обшлага, вроде манжеток.
Мистер Дик, как я уже говорил, был седовласым и румяным. На этом я бы и
закончил описание его, не будь у него странной привычки держать голову
понуро (однако не от преклонных лет - так бывало и с учениками мистера
Крикла после побоев), а его серые глаза, выпуклые и большие, со странным
водянистым блеском, его рассеянность, покорность моей бабушке и детский
восторг, когда она его хвалила, заронили в меня подозрение, не помешан ли он
немножко, хотя я и недоумевал, почему же он находится здесь, если он и в
самом деле сумасшедший. Одет он был, как и полагается джентльмену, в
просторный серый сюртук с жилетом и белые штаны; в карманчике у него были
часы, а в боковых карманах деньги, которыми он побрякивал, словно очень ими
гордился.
Дженет, хорошенькая краснощекая девушка лет девятнадцати - двадцати,
была воплощением опрятности. Хотя в тот момент я никаких других наблюдений,
связанных с нею, не сделал, но могу упомянуть здесь о том, что обнаружил
впоследствии: она была одной из многих опекаемых моей бабушки, которых та
принимала к себе на службу со специальной целью воспитать в них отвращение к
мужскому полу и которые обычно завершали свое отречение тем, что выходили
замуж за какого-нибудь пекаря.
Комната была такою же опрятной, как Дженет и бабушка. Сейчас, когда я
отложил на секунду перо, чтобы подумать о ней, снова ворвался ко мне ветерок
с моря, насыщенный ароматом цветов; и снова я увидел старомодную мебель,
натертую до блеска, неприкосновенное бабушкино кресло и столик перед круглым
зеленым экраном в окне-фонаре, ковер, покрытый дорожкой из грубой шерсти,
кошку, подставку для чайника в камельке, двух канареек, старинный фарфор,
чашу для пунша, наполненную сухими лепестками роз, высокий шкаф, хранивший
всевозможные бутылки и горшочки; увидел я и себя самого, лежащего на диване,
такого чужого всему меня окружающему, всего покрытого пылью, увидел, как я
лежу и подмечаю все.
Дженет пошла готовить ванну, когда бабушка, к крайнему моему испугу,
внезапно оцепенела от негодования и едва могла выкрикнуть:
- Дженет! Ослы!
Дженет взлетела по лестнице, словно дом был охвачен пламенем, выскочила
на маленькую лужайку перед коттеджем и отогнала двух ослов, осмелившихся
ступить копытом на лужайку (на них ехали верхом две леди). Тем временем
бабушка, выбежав из дому, схватила за уздечку третьего осла с сидевшим на
нем ребенком, круто повернула его, вывела из заповедника и дала пощечину
злосчастному юнцу - погонщику, который осмелился осквернить священную землю.
Я и по сей день не знаю, имела ли бабушка какие-нибудь законные права
на эту лужайку, но она решила, что имеет, а для нее это было одно и то же.
Величайшим для нее оскорблением, требующим немедленного возмездия, было
появление осла на сей пречистой лужайке. Чем бы ни занималась бабушка, в
каком бы интересном разговоре ни принимала участие, осел мгновенно изменял
ход ее мыслей, и она стремительно набрасывалась на него. Кувшины и лейки
стояли наготове в укромных уголках, чтобы окатить водой дерзких мальчишек;
за дверью были припрятаны палки; во все часы дня совершались воинственные
вылазки, и борьба велась непрерывно. Быть может, она была приятным
развлечением для погонщиков, возможно также, что наиболее смышленые ослы,
уразумев положение дел, устремлялись сюда со свойственным им упрямством.
Знаю только, что, пока готовили ванну, таких тревог было три, и во время
последней и самой отчаянной вылазки я видел, как моя бабушка вступила в
единоборство с рыжеватым подростком лет пятнадцати и стукнула его рыжую
голову о калитку, прежде чем он сообразил, что тут происходит. Такие вылазки
были тем более уморительны, что в это время бабушка кормила меня бульоном с
ложки (твердо уверив себя в том, будто я умираю с голоду и поначалу должен
принимать пищу маленькими порциями), я разевал рот в ожидании ложки, а
бабушка опускала ее в чашку, кричала: "Дженет! Ослы!" - и бросалась в атаку.
Ванна принесла мне великое облегчение. После ночевок в поле я
чувствовал сильную боль во всем теле и такую усталость и сонливость, что то
и дело клевал носом. Когда я выкупался, они (я имею в виду бабушку и Дженет)
облачили меня в рубашку и панталоны, принадлежавшие мистеру Дику, и обмотали
двумя-тремя огромными шалями. В какой узел я тогда преобразился - не знаю,
помню только, что мне было очень жарко. Ослабевший и сонный, я вскоре опять
улегся на диван и заснул.
Быть может, то был сон, порожденный фантазией, так долго занимавшей мои
мысли, но проснулся я под впечатлением, будто бабушка подошла и наклонилась
надо мной, откинула мне волосы с лица, поудобнее положила мою голову и
постояла рядом с диваном, глядя на меня. Слова "красивый мальчик" или
"бедный мальчик" как будто еще звучали в моих ушах, но, разумеется, когда я
проснулся, ничто не могло навести на мысль, что они были произнесены моей
бабушкой, сидевшей в окне-фонаре и взиравшей на море из-за зеленого экрана,
который был укреплен на чем-то вроде вертлюга и мог поворачиваться в любую
сторону.
Вскоре после моего пробуждения мы пообедали жареной курицей и пудингом;
сидя за столом, я и сам походил на связанную птицу и с большим трудом мог
двигать руками. Но раз бабушка сама запеленала меня, то я и не жаловался на
такое неудобство. Все это время я с большой тревогой размышлял о том, что
собирается она со мной сделать, но она обедала в глубоком молчании и лишь
изредка, посмотрев на меня, сидевшего напротив, произносила: "Господи,
помилуй!" - а это отнюдь не рассеивало моей тревоги.
Убрали скатерть, поставили на стол бутылку хереса (мне тоже дали
рюмочку), и бабушка снова послала за мистером Диком, который,
присоединившись к нам, постарался принять самый глубокомысленный вид, когда
она попросила его выслушать мою историю и постепенно вытянула ее из меня,
задавая вопросы. Пока я рассказывал, она не спускала глаз с мистера Дика -
не будь этого, он, я думаю, погрузился бы в сон, а всякий раз, когда он
готов был расплыться в улыбку, его останавливали нахмуренные брови бабушки.
- Понять не могу, что приключилось с этой бедной, злосчастной малюткой,
почему она взяла и вышла еще раз замуж! - сказала бабушка, когда я кончил
рассказ.
- Может быть, она влюбилась в своего второго мужа, - предположил мистер
Дик.
- Влюбилась! - повторила бабушка. - Что вы хотите этим сказать? Зачем
ей было это делать?
- Может быть, она это сделала для своего удовольствия, - подумав и
глупо улыбнувшись, сказал мистер Дик.
- Удовольствие, как бы не так! - воскликнула бабушка. - Нечего сказать,
большое удовольствие для бедной малютки простодушно довериться какому-то
негодяю, который, конечно, должен был плохо обращаться с ней. Хотела бы я
знать, что она воображала? Один муж у нее уже был. Она проводила до могилы
Дэвида Копперфилда, который всегда, с самой колыбели, бегал за восковыми
куклами. У нее родился младенец - о! в ту ночь на пятницу, когда она родила
на свет вот этого ребенка, который тут сидит, там в доме было двое младенцев
- чего же еще ей было нужно?
Мистер Дик украдкой кивнул мне головой, как бы давая понять, что на это
нечего ответить.
- Она даже не могла родить такого ребенка, какого родила бы всякая
другая! - продолжала бабушка. - Где сестра этого мальчика, Бетси Тротвуд?
Нет ее. Ах, полно!
У мистера Дика был совсем испуганный вид.
- А этот докторишка с повисшей набок головой, Джеллипс или как его там
зовут, - сказала бабушка, - он-то о чем думал? Только и знал, что твердил
мне, как реполов (да он и похож на реполова!): "Это мальчик'" Мальчик! Ох,
до чего они все глупы!
Эта энергическая фраза чрезвычайно испугала мистера Дика, да, по правде
сказать, и меня.
- А потом, как будто этого еще было мало, как будто она и без того уже



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.