read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сопротивление и уступила после долгой борьбы. Глафира Сергеевна настаивала,
чтобы он работал в частной лечебнице, которую открыл на Тверской какой-то
крупный доктор-делец. Но Митя отказался, объявив, что будет заниматься
наукой. Он обработал свои материалы по сыпному тифу, собранные во время
войны, и выступил с докладом, очень хорошим, так что ему предложили работать
сразу в двух институтах. И теперь Глафира Сергеевна даже довольна, что он
решил заниматься наукой, потому что он быстро выдвинулся и в прошлом году
защитил диссертацию.
- И ты знаешь, что о нем говорили? - с детским удивлением сказал
Андрей, как будто ему самому никогда не пришло бы в голову то, что говорили
о Мите. - Что со времени Мечникова никто еще не нарисовал с такой смелостью
картину будущего развития медицинской науки.
В общем, оказалось, что Митя - талант, но Андрей думал, что из него тем
не менее едва ли получится толк, потому что Митя разбрасывается и в конечном
счете не знает, что ему делать со своим талантом.
Я слушала, и у меня было странное чувство, что Митя и Андрей поменялись
местами, что Митя теперь стал младшим братом, а Андрей - старшим. Никогда
прежде он не сказал бы, что Мите больше всего "мешает то обстоятельство, что
он прекрасный оратор" и что "у него слишком много времени уходит на шум".
- Но постой, - вспомнил Андрей. - Ведь он же непременно хотел найти
тебя в Ленинграде.
- Зачем?
- Я пересказал ему одну из дядиных лекций - помнишь, об Ивановском, и
он хотел узнать, сохранились ли у тебя дядины бумаги.
Он замолчал. На окне стояла консервная банка, из которой торчали
пробирки. Он машинально взял одну из них и посмотрел на свет. Потом положил
обратно, но остался у окна. Это продолжалось долго - он стоял и смотрел в
окно, за которым из белого сумрака северной ночи уже вставал рассеянный
утренний свет, а я сидела на табурете, у стола, и молча рисовала рожи.
Андрей обернулся. У него было веселое лицо с сияющими глазами,
удивительно светлыми, как всегда, когда он волновался.
- Ах, не все ли равно? - сказал он. - В конце концов что нам до Глафиры
Сергеевны? Мне стыдно, что я мог поверить ей, но ты понимаешь...
Мне захотелось поцеловать его, но я только встала и протянула руки.
Мы вышли. Розовое утро вставало над горизонтом, и все вокруг -
деревенская улица, поднимающаяся в гору, церковь, и церковная ограда, и
женщины, развешивающие на ограде белье, - все было окрашено в розовый цвет
всех оттенков - от нежного, чуть тронувшего неподвижные, воздушные облака,
до темного, начинавшегося у наших ног и уходящего к далекой зубчатой линии
кряжей. Я взглянула на Андрея: полузакрыв глаза, подняв голову, улыбаясь с
детски торжественным, добрым выражением, он смотрел туда, где поднимался
утренний, чистый, как будто умывшийся шар восходящего солнца.


БОЛЬШОЙ РАЗГОВОР
(Продолжение)
Все, что я услышала от Андрея, показалось мне каким-то "сдвинутым" -
фотографы называют это "не в фокусе". Должно быть, и вообще наши отношения с
той минуты, как мы встретились в Анзерском посаде, были "не в фокусе", хотя
мы, занятые с утра до вечера, лишь смутно замечали это. Теперь все стало на
место.
Новых больных давно не было, старые поправлялись. Теперь мы с Андреем
довольно часто гуляли, и он, можно сказать, показывал мне Анзерский посад.
Почти все дома были украшены резьбой, коньками, теремками, и на некоторых
были ставни, расписанные необычайно искусно. Андрей успел познакомиться с
северным народным искусством и так интересно рассказывал о нем, что можно
было заслушаться, тем более что я в этих вещах всегда разбиралась слабо. Он
собирал коллекцию - прялки, покрытые орнаментом из звездочек и крестиков,
переходящих в фигурки сказочных птиц, костяные ящички с крышками,
вырезанными как тончайшее кружево. Теперь ему вдруг вздумалось подарить всю
эту коллекцию мне, но я взяла только вышитое полотенце, понравившееся мне
своим простым, изящным рисунком.
Словом, Анзерский посад был настоящим "музеем прошлого", но за его
фасадом, украшенным искусным орнаментом, был, как сказал Андрей, куда более
сложный орнамент запутанных отношений, недоброжелательства, злобы, обид.
Полгода назад здесь организовалась "артель по совместному рыбному лову". И
какие только несчастья не обрушивались на эту артель! То бесследно исчезали
лучшие переметы, то сельсовет настаивал, чтобы артель отдала один карбас для
почты. Увеличить улов в два-три раза можно было только одним способом:
достать моторный карбас, и Андрей с большим трудом выхлопотал в Архангельске
этот "трактор рыбных хозяйств". Но в разгар путины мотор оказался сломанным,
хотя артельщики берегли его как зеницу ока. Это была война,
последовательная, беспощадная, и выиграть ее было трудно, тем более что
Митрофан Бережной, известный на севере строитель судов, пользовался
значительным влиянием в сельсовете. У него было по меньшей мере вдвое больше
рыболовецкой снасти, чем у всей артели, и он давным-давно в моторном карбасе
отправлял в путину своих сыновей.
О чем мы только не говорили с Андреем! Не год и не месяц - нет, каждый
день, прошедший с тех пор, как в пролетке с откинутым верхом Андрей
отправился в "будущее", был рассказан. И мне все казалось, что еще
продолжается, то обрываясь, то возникая, наш недавний ночной разговор.
Иногда при этом разговоре присутствовала Машенька, и смутная догадка,
что она недаром прислушивается к нему, приходила мне в голову, когда я
смотрела на это покорное, нежное лицо, на бледно-розовые, горящие слабым
румянцем щеки. И я вспомнила, как Машенька расстроилась, чуть не упала в
обморок, когда Андрей делал интубацию и трубочка вместе с брызгами кашля
полетела ему прямо в лицо. Потом он попросил Машеньку посветить - он
осматривал мальчику горло, - и свечи озарили такое взволнованное лицо, с
такими заботливо мигающими, полными тревоги глазами! Впрочем, в нашем
дружеском разговоре не было ничего, что Машенька не могла бы слышать.
Больше ни слова не было сказано о Глафире Сергеевне. Андрей лишь
упомянул, что он написал Мите о нашей встрече, предупредив, что через
несколько дней я вернусь в Ленинград.
- В конце июля Митя будет в Ленинграде на съезде, - объявил он. - И ты
сама расскажешь ему эту историю. Я написал ему только: "Ты услышишь то, что
тебя поразит". Но вот о чем я хотел предупредить тебя. Ему будет очень
тяжело, потому что он... Ты не представляешь себе, как он ее любит!
Я кивнула.
- Тем более, он прекрасно поймет, что теперь между мной и Глафирой
Сергеевной не может быть никаких отношений. И вот еще. Я немного боюсь, что
он выслушает тебя и потом спросит: "Но где же сейчас находятся бумаги Павла
Петровича? Они сохранились? Не кажется ли вам, что давно пора вернуть эти
бумаги родным?"
Я сказала холодно:
- Ну что ж! На этот вопрос не трудно ответить.
- Без сомнения. Ты ответишь, и вы поссоритесь. А мне... Понимаешь, я
очень не хочу, чтобы вы ссорились.
Нельзя сказать, что работа, которую поручил мне Николай Васильевич, не
удалась, но результаты получились странные, причем не только с
микробиологической, но и просто с логической точки зрения.
В самом деле, Николай Васильевич сказал мне перед отъездом: "Некогда я
задумывался над стрептококками, усиливающими дифтерию. А теперь подумайте
вы". Но, согласно моим опытам, стрептококк вовсе не усиливал дифтерию.
Напротив, можно было предположить, что стрептококк и палочка, вызывающая
дифтерию, находятся в плохих отношениях и думают только о том, как бы
причинить неприятность друг другу. Впрочем, из многих стрептококков это
неизменно случалось только с одним. Зато он не только не усиливал, а понижал
и даже в некоторых случаях останавливал рост дифтерийного микроба...
Страшное известие о крымском землетрясении донеслось до Анзерского
посада; в газетах каждый день стали появляться корреспонденции, фото,
рассказы очевидцев. Андрей тревожился о судьбе своего товарища, работавшего
в ялтинской больнице, и успокоился, лишь получив от него телеграмму. Трудно
было предположить, что и в Ленинграде может произойти землетрясение, и еще
труднее, что мое присутствие может его предотвратить, но я, сама не зная
почему, стала торопиться домой.
Вот так-то обстояли дела, когда однажды вечером в баньку, где, надев на
ночь халатик, я переписывала свою работу, быстро зашел Андрей, положил
передо мной письмо, сказал каким-то глухим голосом "спокойной ночи" и вышел.
Сперва я подумала, что это письмо из Ленинграда, Нет, на конверте было
только написано: "Тане". Я разорвала конверт.
"Милая, хорошая, дорогая Таня, мне страшно не только солгать тебе, но
даже подумать о том, что ты можешь мне не поверить, - вот почему я не хочу
уверять, что всегда любил тебя, еще в Лопахине, хотя мне кажется, что любил.
Я спрашивал себя: а если бы мы не знали друг друга с детских лет и здесь, в
Анзерском посаде, встретились впервые? Что изменилось бы? Только одно! Я не
терзался бы так долго, проверяя себя, боясь принять за любовь старую дружбу.
Случалось, что я с испугом и изумлением останавливался перед этим чувством -
мне казалось, что ты никогда не полюбишь меня. Но были и минуты неожиданного
счастья, когда я был почти уверен, что не нужно никакого письма, что еще
одно слово, и ты сама скажешь, что веришь в мою любовь и разделяешь ее. Но
время шло, и наконец мне стало страшно, что ты уедешь, а мы так и не скажем
друг другу этого последнего слова. Теперь жду его от тебя.
Всегда твой Андрей".




Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.