read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Нам надо было сделать большой крюк по городу, чтобы зайти сейчас в наше
управление. И мы сделали этот крюк, прошли по улице Марата, свернули в
Ольшевский переулок и вышли прямо к бывшему махоткинскому магазину, где
работала кассиршей Юля Мальцева.
На железных дверях магазина под лампочкой в проволочной сетке висел,
как всегда в эту пору, огромный ржавый замок. Юля давно уже ушла домой, на
свою Кузнечную улицу.
Проще всего, казалось бы, нам с Венькой вместе пойти к ней домой в этот
вечер, если он стеснялся идти один. Но он ждал от нее письма, точно она
живет в другом городе. Это письмо ему нужно было сейчас, до крайности.
Он просто не мог жить без этого письма.
В дежурке нас опять встретил Узелков. Опять стал приставать к Веньке с
просьбой допустить его к Воронцову. Венька сказал, что Воронцов не
игрушка, и принялся перебирать свежую пачку писем, только что доставленных
с почты и лежавших на столе дежурного.
- Все-таки, Вениамин, ты извини меня, но ты очень жестокий человек! -
сказал ему Узелков. - Неужели ты не способен понять, что беседа с
Воронцовым мне нужна не для игры, а для работы?
- Ничего я теперь не способен понять, - ответил Венька, так и не найдя
письма. - Иди к начальнику. Вы с ним, как я замечаю, дружки и все хорошо
понимаете. А я ничего не понимаю.
- Да, теперь я вижу, что ты человек, не обижайся, но я вижу, что ты
человек недалекий. - Узелков вынул из портфеля книгу. - Мне сегодня
случайно пришлось прочесть вот это твое письмо, и я страшно удивился. Хотя
я не охотник читать чужие письма, тем более любовные.
Узелков раскрыл книгу, и из нее выскользнул и полетел на пол конверт с
письмом.
Венька быстро наклонился и поднял его.
Я узнал конверт того письма, которое он всю ночь писал перед нашей
последней операцией. Как это неприятно, что оно попало в руки Узелкова.
- Ты где его взял? - спросил Венька.
- Не вытаращивай глаза, - насмешливо попросил Узелков. - Я еще не
арестованный. И тут нет ничего загадочного. Твое письмо лежало в моей
книге "Огонь любви", которую я давал читать Юле Мальцевой. Сегодня она
вернула мне мою книгу...
Венька быстро перечитал свое письмо, потом тщательно и спокойно
разорвал его и разорванное положил в карман.
В дежурку вошел наш начальник. Он вынул из застекленного ящика,
висевшего над головой дежурного, ключ от кабинета и, выходя из дежурки
сказал:
- Малышев, зайди ко мне.
Узелков пошел за ними. Но начальник не принял его.
Венька вышел из кабинета минут через пятнадцать вспотевший,
взъерошенный и злой.
Я спросил:
- Ну что, не пойдем к Долгушину? Пожалуй, поздно.
- Нет, почему? Пойдем. Куда угодно пойдем, если надо.
По дороге он все время плевался, точно попробовал что-то горькое.
Я ни о чем его не спрашивал.
В окнах здания укома партии и укома комсомола горел свет, когда мы
проходили мимо. Даже одно окно на втором этаже было распахнуто. У
раскрытого окна сидела завучетом Лида Шушкина и стучала на пишущей
машинке, несмотря на поздний час.
Мы остановились под окном. Венька спросил, в укоме ли Зуриков.
- Уехал, - сказала Лида, навалившись грудью на подоконник и высунув
стриженную после тифа голову из окна. - Вчера еще уехал насчет
двухнедельника по борьбе с самогоноварением. И от вас ведь тоже кто-то
поехал...
- А Желобов, не знаешь, сейчас в укоме партии?
- Нет, - замотала головой Лида. - Он тоже уехал. Да вы что
хватились-то? - удивилась она. - Все сотрудники ушли уже по домам. Я вот
одна сижу. Просто беда, какая запущенность в личных делах!..
Она еще что-то говорила, но ни я, ни Венька не слушали ее. Я смотрел на
Веньку. У него было какое-то странное лицо, будто он в самом деле тяжело
заболел.
- Ну ладно, - сказал он, словно очнувшись, - пойдем к Долгушину, если
ты хочешь... Я не возражаю. Мне все равно.
У Долгушина он слегка успокоился. В передней перед зеркалом аккуратно
причесался, подтянул голенища сапог, оправил гимнастерку и вошел в
павильон, как всегда входил в общественные места, чуть приподняв голову.
В глубине павильона на деревянном помосте смуглый и длинный, чем-то
напоминающий змею молодой человек в черном костюме с белой грудью,
размахивая соломенной шляпой-канотье, отбивал чечетку и выкрикивал
входившую тогда в моду песенку о цыпленке жареном и цыпленке пареном,
который тоже хочет жить. Он трудился добросовестно, этот молодой человек,
то подпрыгивая, то приседая и в сидячем положении, на корточках, продолжая
отбивать чечетку.
- Умеет, - посмотрел на него Венька, но не улыбнулся.
Долгушин заметил нас, когда мы уже уселись в дальнем углу.
- Ох, какие дорогие гости пожаловали! - подбежал он стариковской рысцой
к нашему столику.
- Ужин бы нам, - сказал Венька.
- И пивка позволите?
- И пивка.
Уже накрыв на стол, Долгушин, изогнувшись и заглядывая нам в глаза,
спросил:
- Говорят, поймали вы этого самого Воронцова?
- Поймали, - кивнул Венька.
- Говорят, начальник ваш сильно отличился? Говорят, он сам и ловил его
и очень отличился? Перестрелка, говорят, была?
- Была, - опять кивнул Венька.
- Вот видите, - округлил глаза Долгушин. - Ну, хорошо. Очень хорошо. -
И он еще больше изогнулся перед нами: - Интересно, что же вы будете теперь
делать с ним? Застрелите, наверно...
- Застрелим, - механически подтвердил Венька.
- Ну, хорошо, - опять сказал Долгушин. - Очень хорошо. А я думал, вы
его еще судить будете.
Венька почти не слушал Долгушина. И поэтому я, чтобы не было неясности,
кратко объяснил, что мы никого не судим, мы только ловим, а это уж суд
решит, что с ним делать, с Воронцовым.
- Суд? - снова округлил глаза Долгушин. - Ну, это хорошо. Очень хорошо.
- Что хорошо? - сердито спросил я.
- Все хорошо, - сказал Долгушин. - Поймали - значит, хорошо. Теперь уже
будет полное спокойствие. - И, взмахнув салфеткой позади себя, как лиса
хвостом, отошел от стола.
Венька выпил пива сразу два стакана, но котлеты есть не стал, слегка
поковырял вилкой и отодвинул тарелку.
Пока я ел, он задумчиво водил ножом по скатерти, вычерчивая незримые
фигуры. Потом сжал в кулаке нож, легонько постучал им по столу и сказал:
- А все-таки мне здорово обидно...
- Да уж, Юлька поступила некрасиво, - поддержал я разговор. - Главное,
нашла кому показать письмо - Узелкову! Он теперь будет трепаться.
- Ерунда, - сказал Венька и сделал свое обычное отталкивающее движение,
будто отметая что-то мелкое, ненужное, наносное. - Не в этом дело. Совсем
не в этом. И Юля, я считаю, ни в чем не виновата. Просто мне самому не
повезло. Это как моя мама говорила: "Оце тоби, чайка, и плата, що в тебе
головка чубата". Я сам, наверно, во всем виноват. Но я по-другому не
могу...
- А мать у тебя украинка?
- Украинка.
Голос у него был очень усталый, как у пьяного, хотя он, конечно, не мог
захмелеть от двух стаканов пива. Может, у него опять заболело плечо? Ведь
так бывает, что рана затянулась, зажила, а внутри еще что-то болит, ноет,
и даже в голове мутит. У меня у самого так было после ранения. Я
внимательно посмотрел на него и спросил:
- Тебе, Венька, что, нехорошо?
- Конечно, нехорошо, - ответил он и стал наливать пиво в граненые
стаканы сначала мне, потом себе. - И для чего я это письмо дурацкое
написал? Хотя что ж, хотел написать и написал. Не жалею...
- Можно, - сказал я, отхлебнув пива, - можно как-нибудь сделать, чтобы
Узелков не трепался насчет письма. Можно его как-нибудь предупредить...
- Да что мне Узелков! - брезгливо поморщился Венька. - Я сам еще больше
его натрепался. Мне теперь так противно все это дело с Воронцовым, будто я
сволочь какая-то, самая последняя сволочь и трепач!
- Но все-таки ты сделал большое дело, Венька. Я считаю, что это ты один
все сделал. То есть ты главный закоперщик. И даже, смотри, у начальника
заговорила совесть, если он хочет представить тебя к награде. Значит, у
него заговорила совесть...
У Веньки по лицу прошла как бы тень улыбки.
- Если б у него была совесть, она бы, может, заговорила. Но у него нету
никакой совести. Я это сейчас хорошо понял. Ты знаешь, что он хочет? Он
хочет, чтобы мы все это дело оформили так, будто это не Лазарь Баукин
повязал Воронцова, а мы повязали и Воронцова, и Баукина, и всех остальных.
А ты же сам видел, как мы их вязали?
- Конечно. Я даже удивился...
Венька отпил пива и зажмурился.
- Мне сейчас стыдно перед Лазарем так, что у меня прямо уши горят и все
внутри переворачивается! - сказал он. - Выходит, что я трепался перед
ними, как... как я не знаю кто! Выходит, что я обманул их! Обманул от
имени Советской власти! Какими собачьими глазами я буду теперь на них



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.