read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



получить чек.
-- А что насчет вашего кабинета?
-- Кабинет? О, там все в порядке, -- беззаботно ответила она. -- Все
заперто. Все так, как я оставила.
-- А шкаф? -- настаивал Йоркшир.
-- Закрыт. -- Она считала, что он слишком переживает. Я заботился
только о том, чтобы не выказать облегчения.
-- Что вы собираетесь с ним делать? -- спросила она, указав на меня.
-- Вы же не можете держать его здесь? Телевизионщики внизу знают о том, что
он здесь. Они хотят взять у него интервью. Что им сказать?
Йоркшир ответил с черным юмором:
-- Скажите им, что он связан обстоятельствами.
Она не удивилась.
-- Я скажу им, что он ушел черным ходом. Я тоже ухожу. Буду в поне-
дельник, в восемь утра. -- Она спокойно посмотрела на меня и сказала Йор-
кширу: -- Отпустите его. Какой вред он может принести? Он жалок.
-- Жалок? -- нерешительно сказал Йоркшир. -- Почему жалок?
Она ответила уже на полпути к двери и обронила бесценный перл:
-- Так пишут в "Памп".
Никто из этих двоих, думал я, слушая их, еще не был преступником. По-
ка. Хотя Йоркшир был уже почти на грани преступления.
Он все еще держал в руке тяжелый гаечный ключ, постукивая им по ладо-
ни, как будто это помогало ему думать.
-- Пожалуйста, развяжите меня, -- сказал я наконец, сочтя, что моя
роковая болтливость прошла. Я больше не собирался трепать языком от волне-
ния, а просто хотел выговорить себе пропуск на выход.
Сам по себе Тилпит мог бы сделать это. Он явно не привык -- и был
взволнован таким проявлением насилия. Вся его власть основывалась на имени
деда. Сам он был тряпкой. Вот только в британской прессе хватало хороших
редакторов, и Джордж Годбар, редактор "Памп", не собирался рисковать своей
шкурой, чтобы спасти мою. Принципы слишком часто становятся непозволитель-
ной роскошью, и я не был уверен, что на месте Джорджа Годбара, или хотя бы
на месте Кевина Миллса, или Индии я поступил бы иначе.
-- Подождем, -- сказал Йоркшир.
Он открыл ящик стола и вытащил банку корнишонов, выглядевшую совер-
шенно неуместно. На время отложив гаечный ключ, он открыл крышку, поставил
банку на стол, вытащил зеленый огурчик и откусил крупными белыми зубами.
-- Хочешь? -- предложил он Тилпиту. Третий барон сморщил нос.
Йоркшир, пожав плечами, беспрепятственно дожевал огурец и снова потя-
нулся за гаечным ключом.
-- Меня хватятся, -- мягко сказал я, -- если вы продержите меня здесь
слишком долго.
-- Отпустите его, -- с нетерпением сказал Тилпит. -- Он прав, мы не
можем держать его здесь бесконечно.
-- Подождем, -- веско сказал Йоркшир, выуживая еще один корнишон, и
под аккомпанемент шумного чавканья мы ждали. До меня доносился запах уксу-
са. Наконец дверь позади меня открылась, и Йоркшир с Тилпитом вздохнули с
облегчением.
Но мне легче не стало. Новоприбывший обошел кресло и встал передо
мной. Это был Эллис Квинт.
Эллис в рубашке с открытым воротом. Эллис, красивый и мужественный,
пышущий обаянием шоумена. Эллис, всенародный любимец, несправедливо обол-
ганный. После скачек в Эскоте я не видел его, но его обаяние ничуть не по-
меркло.
-- Что делал здесь Холли? -- встревоженно спросил он. -- Что он уз-
нал?
-- Он шлялся вокруг, -- сказал Йоркшир, указывая на меня корнишоном.
-- Я приказал привести его сюда. Он ничего не мог узнать.
-- Холли сказал, что пришел просить меня прекратить кампанию в
"Памп", направленную против него, -- заявил Тилпит.
-- Он не мог так поступить, -- сказал Эллис.
-- Почему же? -- спросил Йоркшир. -- Посмотрите на него. Он просто
тряпка. Ничтожество.
-- Ничтожество?
Несмотря на свое рискованное положение, я невольно улыбнулся --
столько скептицизма было в его голосе. Я даже усмехнулся ему, прикрыв гла-
за, и увидел такую же усмешку на его лице -- в ней было все: тайное знание,
опыт прожитых вместе холодных осенних дней, легкомысленное отношение к
опасности, разочарованиям и травмам, неописуемое торжество. Мы обнимали
друг друга, встав на стременах, в восторге победы после скачки. Мы доверяли
друг другу, были связаны и соединены.
Кем бы мы ни были сейчас, некогда мы были ближе, чем братья. Прошлое
-- наше прошлое -- не изменилось. Яркие общие воспоминания невозможно сте-
реть. Усмешки умерли. Эллис сказал:
-- Это ничтожество проникло к вам, обошло на последних шагах и унич-
тожит нас всех, если мы пренебрежем предосторожностями. Это ничтожество бы-
ло лучшим жокеем пять или шесть лет подряд и могло бы оставаться таким и
дальше, и будет глупо забыть об этом. -- Он наклонился ко мне: -- Ты все
тот же старина Сид, да? Хитрый. Без нервов. Победитель любой ценой.
Сказать тут было нечего. Йоркшир надкусил корнишон.
-- И что же нам с ним делать?
-- Для начала -- выяснить, зачем он здесь.
-- Он пришел просить, чтобы "Памп" прекратила... -- сказал Тилпит.
-- Чепуха, -- прервал его Эллис. -- Он врет.
-- Откуда вы знаете? -- возразил Тилпит.
-- Я знаю его, -- веско произнес Эллис, и это была правда.
-- Тогда зачем? -- спросил Йоркшир.
-- Ты не привлечешь меня к суду, Сид, -- сказал мне Эллис. -- Ни в
понедельник, ни потом. Никогда. Ты не сможешь опровергнуть мое шропширское
алиби, а мой адвокат говорит, что без этого у обвинения нет шансов. Они
прекратят дело. Понятно? Я знаю, что ты понимаешь это. Ты уничтожишь свою
собственную репутацию, не мою. Больше того, мой отец собирается тебя убить.
Йоркшир и Тилпит выказали соответственно удовольствие и потрясение.
-- Не дожидаясь понедельника? -- спросил я. Эти дерзкие слова были
тяжелы, как свинец. Эллис обошел кресло и распахнул на мне спецовку и кур-
тку справа. Он расстегнул верхние пуговицы моей рубашки и сильно надавил
пальцами на плечо.
-- Гордон говорит, что сломал тебе ключицу, -- сказал он.
-- Как видишь, нет.
Эллис видел остатки синяков и нащупал бугорки мозолей на местах ста-
рых переломов, но ему было ясно, что его отец ошибся.
-- Мой отец тебя убьет, -- повторил он. -- Тебя это не волнует?
Еще один вопрос, на который нет ответа. Мне показалось, что жестокая
часть Эллиса вдруг взяла верх, друг исчез, и осталась только испуганная
знаменитость, которая могла потерять все. Он резко запахнул мою одежду и
обошел кресло, остановившись слева.
-- Ты не победишь меня, -- сказал он. -- Ты стоил мне полмиллиона. Ты
стоил мне адвокатов. Ты стоил мне сна.
Он мог твердить, что мне его не победить, но мы оба знали, что я смо-
гу, если постараюсь, потому что он был виновен.
-- Ты за это заплатишь, -- сказал он. Эллис взял меня за твердое
предплечье и поднял мою руку, пока локоть не согнулся под нужным углом. Ту-
гая веревка, охватывающая мне грудь и плечи, не давала помешать ему. Сколь-
ко бы ни оставалось силы в моей левой руке (на самом деле немало), она была
бесполезна из-за веревки.
Эллис задрал коричневый рукав спецовки и синий -- куртки. Затем он
разорвал манжет рубашки, задрал и этот рукав и посмотрел на пластиковую ко-
жу.
-- Я кое-что знаю об этой руке, -- сказал он. -- Я прочел брошюру.
Эта кожа -- вроде оболочки, и ее можно снять.
Он ощупал мою руку до локтя и нашел край оболочки. Он стащил ее до
кисти и сосредоточенно снял палец за пальцем, открыв механизм.
Искусно выделанная оболочка придавала руке видимость настоящей -- с
суставами, венами и ногтями. Под ней находились рычаги, пружины и провода.
Обнаженное предплечье было розовым, твердым и сверкающим. Эллис улыбнулся.
Он взялся своей сильной правой рукой за мою электрическую левую, со
знанием дела повернул, потянул и снял ее.
-- Ну как? -- сказал он и заглянул мне в глаза, как будто любуясь.
-- Сволочь.
Он улыбнулся. Разжал пальцы и уронил протез на ковер.

ГЛАВА 13
Тилпит выглядел так, словно его вот-вот вырвет, а Йоркшир смеялся.
-- Это не смешно! -- резко бросил ему Эллис. -- Все пошло наперекосяк
именно из-за него, не забывайте. Сид Холли собирается уничтожить вас, и ес-
ли вы думаете, что ему все равно, что я сделал, -- тут он наступил на упав-
ший протез и сдвинул его на пару дюймов, -- если вы думаете, что в этом
есть что-то смешное, то я вам скажу, что для него это почти невыносимо...
Но не совсем невыносимо, а, Сид? -- Он повернулся ко мне, продолжая обра-
щаться к Йоркширу: -- Никто еще не придумал то, что на самом деле невыноси-
мо для тебя, правда, Сид?
Я не ответил.
-- Но он всего лишь... -- возразил Йоркшир.
-- Не говорите всего лишь, -- твердо и громко прервал его Эллис. --
Вы еще не поняли? Что, по-вашему, он здесь делал? Что он знает? Он не ска-
жет вам. Знаете, какое у него прозвище? Карбид Вольфрама. Это самый твердый
сплав, он тверже стали. Я его знаю. Я его почти люблю. Вы не представляете
себе, с кем имеете дело. И мы должны решить, как с ним поступить. Сколько



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.