read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вместе заглядывая в будущее. Радость встречи с Землей, с родным небом,
близким и любимым, и делом, которому ты служил. И горечь расставания с
людьми, которых ты тоже успел полюбить, и делом их, которое тоже стало
твоим. Что связывает бойцов, снова встречающихся в День Победы?
Воспоминания? Поиски прошлого? Или память о погибших друзьях? Нет,
пожалуй, счастье самой победы, добытой вместе, в одном строю. Я не могу,
не хочу уйти раньше.
- Только нам не встретиться в этот день, - грустно улыбнулся он, - ни
завтра, ни спустя годы. Да я бы и не узнал тебя.
Мне вспомнилась вдруг случайная встреча на улице - даже не встреча, а
какой-то кинопроход: взглянули друг на друга в толпе и разошлись, не
вспомнив, не узнав.
- Это был ты?
- Возможно... - Он пожал плечами. - Сейчас я не знаю, чем занимаюсь в
Городе, как зовусь, где живу.
- Но ведь ты знаешь Город? - настаивал я.
- В данную минуту только через тебя. Таким, каким его знаешь ты. А
вообще, вероятно, даже лучше. Но сейчас не помню, не спрашивай. И не
спрашивай о заводе: я знаю его таким, каким его увидел и понял ты. А мое
личное бытие началось, как и в прежних встречах, в гуще красного киселя. В
первичной материи жизни, как говорит Зернов. Я еще разок хлебну этой
кашки, если все же придется встретиться.
- Вероятно, уже в последний раз.
- Возможно.
- Гренландский вариант?
- Кто знает?
- А сейчас?
- Иди вперед, не пугайся туманов - пройдешь. Тебя давно ждут.
- А ты?
- Сам знаешь. Связной перестает быть связным, когда отпадает в нем
надобность. Иди и не спрашивай.
Я послушался. Не прощаясь и не оглядываясь, шагнул в темную извилину
широкой трубы, чувствуя шестым, или седьмым, или Бог знает каким чувством
на себе его пытливый, внимательный взгляд: не дубля - товарища. Но и это
ощущение исчезло. Туман вокруг густел, обтекая, подобно холодному
резиновому клею. Нечто вроде тончайшей, нерастворяющейся среды не
позволяло ему коснуться кожи. Я шел вслепую, ничего впереди не видя и не
стараясь оглянуться назад. Я даже помогал себе, разгребая руками этот
захлестывающий малиновый кисель, пока не ударил в глаза дневной свет и не
прозвучало в ушах полурадостное-полутревожное восклицание:
- Юрка! Наконец-то!



31. ЗАВТРАК НА БАСТИОНЕ СЕН-ЖЕРВЕ
Первые минуты я ничего не видел. Меня обнимали и тискали как
вернувшегося из многолетней командировки. Потом огляделся. Помню, как-то в
детстве, впервые заглянув в церковь, я увидел на стене седовласого
Саваофа, восседающего, скрестив ноги, на прочно закрепленных облачных
комьях. Эти же комья клубились вокруг, замыкая Бога Отца в некий
межоблачный вакуум. В таком же розовом вакууме находились и мы, все трое,
ухитрившись довольно прочно стоять на загадочной стереометрической
поверхности. Объем нашего вакуума трудно было определить или измерить: то
он казался огромным, как ипподром, то замыкался вокруг нас, как розовая
артистическая уборная оперной примадонны. Только не было ни зеркал, ни
стола, ни брошенных на него принадлежностей туалета. Пустота. Солнечное
убежище Саваофа, пожелавшего отдохнуть вдали от беспокойной Земли.
Мне тоже захотелось отдохнуть, и я присел на край облака.
- Как это вы пропали?
- Ты свернул, мы за тобой. А в коридоре пусто. Кругом тишина,
оглядываемся - никого. Подумали: ты в стену и мы в стену! Блуждали,
блуждали - коридорам счет потеряли, нет тебя - испарился, растаял.
Остановились в этой скорлупе без яйца, а ты - как джинн из бутылки!
Выпалив все это, Мартин моего плеча все же не выпустил: а вдруг опять
пропаду? Теперь мне предстояло рассказывать. Но я тянул. Честно говоря,
хотелось есть - с утра куска не перехватил. Зернов хоть грушу съел не то в
"Охотном ряду", не то в "лавке Снайдерса", - как еще назовешь эту кухню,
сквозь которую мы прошли, как очередной круг ада, даже ничего не успев
пощупать. А сейчас желудок неумолимо напоминал о себе. Я, глотая слюну,
тут же представил себе аппетитный кусок мяса с поджаристой корочкой и
гарниром из хрустящего на зубах картофеля. Представил и обомлел.
Прямо передо мной повисла в воздухе пластмассовая тарелка с вожделенным
бифштексом. Он был именно таким, каким я его вообразил: поджаристым,
сочным, в венке из румяной соломки картофеля.
Я не слишком удивился: львиная доля удивления пришлась на
материализованную в лабиринте свечу. А бифштекс был уже повторением
пройденного. Но на моих друзей волшебное появление тарелки с мясом
произвело ошеломляющее впечатление. Мартин, онемев, воззрился на чудо, а
Зернов пробормотал:
- Что за фокусы?
- Это не фокусы, - сказал я небрежно. - Это бифштекс.
- Откуда? - взревел Мартин.
- Заказал, - продолжал я игру. - Есть что-то захотелось.
И снова обомлел.
Рядом с моей тарелкой повисла другая с таким же бифштексом, только
посыпанным жареным луком. Зернов самодовольно посмеивался.
- Разгадал?
- Конечно. Все-таки вы пижон, молодой человек. Запишите на память:
любое открытие может быть повторено в таких же лабораторных условиях. К
сведению Мартина, который таращит глаза на чудо. Это не чудо, а
элементарная материализация мысленной информации. Когда-нибудь мы с той же
легкостью будем творить такие же чудеса на Земле. Футурологи относят эту
возможность примерно к двадцать первому или двадцать второму веку. Ну а
здесь пораньше справились - вот и все.
- Интересно, - подумал я вслух, - а почему эти чудеса не творятся в
Городе? Проще ведь, чем гнать грузовики и обогащать полицейских.
Зернов взглянул на меня с сожалением.
- Что ж, по-твоему, эти бифштексы возникли из ничего?
- Почему - из ничего? Из воздуха.
- Кол тебе по физике. И по химии тоже. Два кола. Из воздуха только
мыльные пузыри делают, и то пополам с мылом. А воспроизведение реальных
предметов, по существу, даже не новость. Скажем, в электронике монолитные
схемы для электронных приборов создают с помощью "намыления" атомов.
Процесс этот управляем, и управление полностью автоматизировано. Продолжим
мысленно линию развития и вместо схемы для прибора получим все, что
угодно.
- Например, свечу, - засмеялся я и рассказал о происшествии в
лабиринте.
- Ну а сейчас бифштекс, - сказал Зернов. - Тот же принцип. А что это с
Мартином?
Тот кряхтел, моргал, шевелил губами и надувался от напряжения.
- Не получается, - жалобно признался он.
- Что - не получается?
- Бифштекс.
Каюсь, мы не удержались от смеха.
- А ты представь себе его, - посоветовал я. - Закрой глаза и представь.
Мартин безнадежно махнул рукой:
- Не выходит. Лезет в голову чушь какая-то.
- В этом все и дело, - сказал Зернов. - Мартин не дает чистой мысли, а
устройство не реагирует на "грязную" информацию. На информационную основу
ложатся посторонние наслоения: корова на лугу, официант из ресторана,
газовая конфорка. Я не знаю, что именно лезло в голову Мартина, но чистой
информации - бифштекса с его внешним видом и вкусом - не было.
- Еще один цех, - усмехнулся я. - Лампа Аладдина или
скатерть-самобранка.
- Вот именно, - подхватил Зернов, - еще один цех, так сказать,
индивидуальных заказов. "Облака" предусмотрели все потребное человеку, но
в этом потребном далеко не все годится для поточного производства.
Бифштекс с луком или седло из барашка - это не сосиски или этикетки. Их
поточное производство не рационально и не экономично. Вот в этом цехе и
запрограммировано выполнение таких индивидуальных заказов. Наши
выполняются, потому что мы здесь; все остальное - по требованиям из
Города. Фактически это цех-репликатор, изготовляющий любой продукт, какой
только человек в состоянии пожелать или придумать. Материал - все
известные и неизвестные на Земле химические элементы, механизм
производства: уже давно знакомое нам розовое месиво, когда туман, когда
взвесь, когда кисель или желе. И мы не в вакууме и не в скорлупе, а у
пульта машины. Не знаю какой - биоэлектронной, биокибернетической, но -
машины.
Зернов уже не обращался ко мне. Он просто размышлял вслух, открывая нам
процесс рождения гипотезы.
- Вероятность вероятностью, но должен же быть какой-то критерий. Иначе
производство свелось бы к хаосу и бессмыслице. Какой же критерий позволит
достичь оптимума? Пожалуй, расход продуктов. Как раз это величина, легко
поддающаяся учету. И очень точному учету. А учет отпадает, потому что
расход продуктов - постоянная величина. Абсолютная нелепость. Переменная
величина стала стабильной. Искусственно стабилизированной.
Мы слушали буквально разинув рты. Два давно остывших бифштекса были
прочно забыты. Зернов выводил теорию гигантского замысла пришельцев,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.