read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Пятнадцать минут - бегом.
Пятнадцать - быстрым шагом...
- Все, двадцать! - сказал "замок". - Двадцать километров. Перекур! - И,
утерев стекающий на глаза пот, сел на землю.
Рядом как подрубленные упали бойцы.
- Пять минут перерыв, и еще одну двадцатку...
- Пять маловато будет, - возразили бойцы.
- Пять! И ни секундой больше! Кто захочет отндохнуть дольше, останется
здесь отдыхать навсегнда! - жестко сказал "замок". - Это понятно?
- Понятно, товарищ капитан.
- Разрешаю съесть пять кусочков сахара и две галеты.
- А глотку смочить?
- А глотку смочить - собственной слюной. Лишней воды у нас нет Первая вода
- в конце втонрой двадцатки.
- Но...
- Все! Считаю вопрос исчерпанным. Кто не монжет есть всухомятку - пусть не
ест! Кто надумает пить из встретившихся луж - пусть пьет. Но не совентую...
Капитан откинулся на спину, расслабился и занкрыл глаза. Кажется, он даже
уснул. На пять минут, Ровно через пять минут он открыл глаза и сел.
- Подъем, бойцы! Хватит спать! Не у мамки на перинах!
Бойцы нехотя повернули в его сторону головы.
- Еще минуту, товарищ капитан...
- Нет у вас минуты! Подъем по полной форме! Время пошло!
Бойцы нехотя встали на ноги.
- Проверить снаряжение! Оружие к бою! С менста, бегом, шагом марш!
Пятнадцать минут - бегом. Пятнадцать - быстрым шагом...
Слева за кустами громко зашелестела листва. Канпитан с ходу, не
останавливаясь, отпрыгнул, упал на правый бок, откатился за препятствие,
выставил впенреди себя автомат.
Бойцы повторили его маневр.
- Ты - держишь левый фланг! Ты - правый! Я - центр! - показал пальцами
капитан, припадая к прикладу автомата.
Замерли.
За кустами больше ничего не шевелилось.
- Оставаться на месте. Прикрывать меня, - снова показал жестами капитан,
передвинул автомат на спину, вытянул из ножен нож и бесшумно пополз к
зарослям.
Через три минуты он вернулся. Уже не прячась.
- Что там было?
- Ерунда. Какое-то местное парнокопытное. Чтоб ему пусто было! Листья с
куста дергало.
"Замок" перекинул автомат на грудь и посмотрел на часы:
- Ходу, бойцы. Ходу! Мы еще трети расстояния не сделали!

- Все, готов, - сказал командир, опуская безнвольно обвисшую с носилок
руку. - Отмучился канпитан.
Стоявшие поблизости разведчики, украдкой пенреглянувшись, потянули с голов
пилотки. Черт знанет, зачем потянули. Видно, начитались романтичеснких
книжек или насмотрелись кинофильмов, где главные герои скорбели над телом
павшего друга именно таким образом. Возможно, там, на экране, это выглядело
мелодраматично, но здесь, в реальных обстоятельствах, довольно фальшиво.
- Хватит разводить панихиду, - поморщился командир. - Если по каждому
покойнику снимать головной убор, можно простудить башку и зарабонтать
менингит. Лучше доложите, по какому такому поводу вы здесь все собрались?
Как стадо остановивншихся баранов.
- Но, товарищ майор...
- Если бы сейчас на нас наткнулся противник, ему бы хватило двух автоматов,
чтобы положить нас всех. До одного. Кто разрешил вам покинуть свои места в
походной колонне?..
- Мы думали...
- Думаю здесь я!
Командир не терпел дешевой сентиментальноснти. И не поощрял ее в своих
подчиненных. Особенно на задании. Вне службы, дома - сколько угодно. Но не
в бою! В бою сантименты приносят только вред. Если начинать задумываться о
том, какие последстнвия будет иметь твой выстрел и какие страдания он может
причинить твоему врагу, и семье твоего врага, и любимой твоего врага, и
детям твоего врага, то ты никогда не нажмешь на спусковой крючок. И
погибннешь первым. От его пули. Чем доставишь не меньншие страдания, но уже
своей семье и своей любимой.
Если дать волю чувствам, если начать жалеть своих товарищей, то их
невозможно будет посылать на смерть, когда того потребуют интересы дела.
Если, глядя на отдавшего богу душу сослуживца, начинать жалеть себя, то
может не хватить духу пойнти вслед за ним.
В бою нельзя распускать слюни. В бою нужно драться. И побеждать. И умирать.
Желательно без стенаний и лишних слез. Достойно. Как положено нормальным
мужикам, заранее знавшим, на что они идут...
Командир набросил на замеревшее лицо покойнника гимнастерку и скомандовал:
- Будем считать прощание законченным. Труп пока несем с собой, до первого
подходящего для занхоронения места.
Командир понимал состояние своих бойцов, но не принимал его. Если дать волю
чувствам, то каждая смерть будет превращаться в бесконечный по временни
ритуал. А смертей, как он все более подозревал, будет еще немало. Всех все
равно не оплачешь. Но задерживаясь возле каждого мертвеца на две-три лишних
минуты, запросто можно угробить оставншихся в живых.
И, кроме того, если сейчас их не поставить на место, они раскиснут, как
гимназистки, потерявшие девственность. Начнут распускать нюни,
дискутиронвать, выяснять отношения и принимать заведомо ненверные решения.
Начнут спасать каждого в отдельнности сейчас, чтобы завтра угробить всех.
Остановить сползание в сентиментальность могнла только жесткость. Возможно,
даже грубость. Конторая вытесняет жалость злостью. И тем меняет миннус на
плюс.
- Подразделению продолжать движение!
- Нехорошо это. Не по-людски как-то, - тихо сказал кто-то из капитанов.
- Мне кажется, я приказал закончить прощание еще минуту назад! Или меня не
слышали? Или меня не поняли?
- Но, товарищ майор...
- Тот, кого не устраивают мои решения, могут обжаловать мои действия перед
вышестоящим нанчальством. После. Когда мы окажемся в безопасности. А пока я
требую безоговорочного подчинения. Которого буду добиваться всеми
доступными мне мерами. Вплоть до расстрела отказников на месте. По законам
военного времени. Вам ясен приказ?
- Так точно, - нехотя ответили капитаны.
- Не слышу!
- Так точно! Товарищ майор!
- Тогда займите свои места в колонне!
Разведчики разбежались в стороны.
"Набрали салабонов, которые смерти в глаза не видели! - думал майор, глядя
вслед разведчикам. - Как с такими воевать? Как таких посылать на смерть? И
как с такими решить вопрос раненых, конторые многократно снижают темп
движения и котонрые все равно обречены... Как сделать так, чтобы уже почти
мертвые не утянули за собой пока еще живых. Как спасти хоть кого-нибудь.
Как спасти их так, чтобы при этом не пострадало дело, ради которого они
топчут эти треклятые джунгли?.."

- Не нравится мне эта дорога. Активно не нранвится, - шепотом сказал
"замок".
- Чем не нравится, товарищ капитан?
- Всем не нравится. Но более всего тишиной. По дороге должен ездить
транспорт. Ходить люди. И домашний скот. На то она и дорога. А эта -
мертнва, как заброшенное кладбище ночью. Не бывают танкими дороги...
Второй час группа прикрытия "пасла" встретивншуюся им на пути дорогу.
Обыкновенную дорогу - грунтовую, в две колеи. Перескакивать ее с ходу
канпитан не стал. Поостерегся. В другом месте, возможнно, и решился бы. Но
не здесь. Здесь - мешала топонграфия. Разведчики находились на седловине
ненбольшой каменистой гряды, обе стороны которой подпирали топяные болота.
В случае неудачи ухондить можно было только в две стороны - вперед или
назад, что лишало группу необходимого ей маневра. Не любят разведчики
местности, где нельзя убегать "на все четыре стороны". Неуютно они там себя
чувнствуют, как в мышеловке с захлопнувшейся дверцей.
Такие препятствия допустимо пересекать только ночью, в абсолютной темноте.
Если по уму... Но до ночи было еще очень и очень долго. Еще почти денсять
часов. А счетчик времени щелкал. А счетчик кинлометров стоял...
- Вот что, ребятки, вы пока тут посидите, а я на эту тропку поближе
взгляну, - сказал капитан Синбирцев. - Если что, вы меня прикройте. Не
вернусь через полтора часа - уходите обратно.
Капитан ужом выполз из убежища и пополз к донроге, стараясь со всех сторон
прикрываться кустами. Через каждые несколько метров он замирал и
принслушивался. И присматривался. И даже принюхинвался. Пытаясь обнаружить
признаки присутствия врага. Но все выглядело как обычно. И звучало как
обычно. И пахло как всегда.
Капитан не стал выходить на дорогу. Он останонвился в нескольких метрах от
нее, забравшись внутрь каких-то кустов и обложившись вокруг гигантскими
тропическими листами. Он вытащил бинокль и санмым внимательным образом
осмотрел дорогу в двух направлениях.
Он обращал внимание на все: на сорванные с венток, нависающих над колеђй
листки, на обломанные сучья, разбросанные камни, подсохшие лужи, пыль на
придорожных кустах... Он изучил каждую выбоинну, каждую ямку, каждый
отпечаток протекторов конлес. И пришел к выводу, что по этой дороге уже
много часов никто не ездил и не ходил. Пыль слежанлась, оборванные листья
пожухли, брызги подсохли, кое-где по обочинам колеи полезла молодая поросль



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [ 45 ] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.