read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



безвременья. Но герцог расценил ее задумчивость по-своему.
- Но лишенный Дара все-таки не остается внакладе. Он или его родные
получают возможность не думать о средствах существования. Ты не поверишь, но
большинство моих баронов являются потомками имевших Дар Чяи сами имели Дар. Ну
и кроме того, у них остаются кое-акие способности...
- Я поняла, - задумчиво протянула Маша. - Но твое предложение меня
почему-то не привлекает. У меня такое впечатление, что ты хочешь меня
искалечить.
- Девочка, ты не поняла. Раз уж ты попала в мою Одинокую Башню, тебе
придется расстаться со своим Даром. Я все равно его заберу. Лучше было бы,
чтобы ты отдала его добровольно. Но я могу и насильно забрать его, правда, это
требует огромного расхода сил...
- Расходуй!.. - усмехнулась Машенька и немедленно почувствовала, как
немеет ее тело. А герцог выпрямился в своем кресле и, прикрыв глаза, глухо
шептал что-то неразборчивое. Комната медленно поплыла перед глазами Маши,
голова откинулась на спинку кресла, руки, ноги, все тело мягко расслабилось и
словно податливо потекло. Ее глаза закрылись, и только мысли в голове еще
судорожно метались в поисках выхода. Но вот и они стали замирать, затихать,
съеживаться. Она вся замерла.
И в тот же момент, как это всегда было, когда Машенька засыпала, из ее
подсознания выскочила Маша-два и незримо зависла под потолком кабинета. Оттуда
она спокойно наблюдала за действиями герцога и вдруг явственно увидела, что всю
его фигуру словно обтекает некая, струящаяся цветными переливами, пленка. Более
того, беспомощно расслабленная фигура Машеньки тоже стала покрываться такой же
пленкой, только светилась она более интенсивно. Герцог горящими от нетерпения
глазами наблюдал за действием своего заклинания. И оно действовало. Мерцающая
пленочка все быстрее окутывала неподвижное тело девушки, а герцог начал
подрагивать в предвкушении Свершения.
Однако через несколько секунд стало ясно, что что-то не срабатывало.
Перемещения Дара не происходило. Герцог начал волноваться, не понимая в чем
дело, а Маша-два отлично видела, что пленка, в которую было завернуто ее тело,
имело довольно большую дыру. Часть безвольно от кинутой головы оставалась
свободной от действия заклинания, и в середине этого разрыва слабо пульсировала
капелька бирюзового света. "Талисман деда Антипа", - сообразила Маша-два, а
сама, чисто рефлекторно, уже начала действовать, исследуя легкими импульсами
покрывающую ее тело пленку.
Уже после трех-четырех прикосновений ей стала ясна структура этого
явления, состав вызывающего его заклинания, и почти сразу в ее голове стало
складываться заклинание противодействия.
А герцог уже поднялся со своего кресла и, подойдя к Маше, склонился над
ее недвижным телом. Он тут же понял, почему не срабатывает его заклинание, и с
довольной усмешкой протянул руку к уху своей жертвы. Но он не обратил внимания,
что это неподвижное тело слабо шевелит губами. И с этих обескровленных губ
падают странные, не слышанные в этом Мире слова.
Герцог уже сомкнул пальцы на золотом завитке с пульсирующей бирюзовой
капелькой в середине, но в этот момент Машенькины губы перестали шевелиться.
И в то же мгновение пленка, затягивавшая ее тело, исчезла. Но вместе с
ней исчезла и пленка, окутывавшая фигуру герцога.
Маша-два нырнула в призвавшее ее тело, и Машенька открыла глаза.
Выпрямившись в кресле, она увидела перед собой на полу смятую груду черной
одежды, из-под которой виднелся желтый оскал голого черепа и рассыпавшиеся
кости лишенных плоти кистей.
"Вот время и забрало свое. Его не обманешь... - подумала Маша и с
трудом поднялась на ноги. - Больше мне здесь нечего делать. Пусть наследник
принимает дела, а я попробую организовать военный смотр. Вот и станет ясно,
ecть в лагере интересующие меня меч и кинжал, или..."
Она направилась к выходу из кабинета, чувствуя гнетущую усталость и
ломоту во всем теле. Проклятое заклинание покойного герцога было похоже на
тяжелую лапу, протянувшуюся из далекого прошлого и легшую ей на плечи
неимоверной тяжестью.
И тут ее взгляд скользнул по оконному витражу. На нем закончился
рыцарский поединок. Рыцарь с синим плюмажем на шлеме гордо восседал на своем
белоснежном скакуне, а его противник, выбитый из седла, валялся на брусчатке
ристалища. И его шикарный красный плюмаж был поломан и растоптан.
Машенька широко раскрытыми глазами долго разглядывала выполненную из
стекла волшебную картину, а затем снова повернулась к выходу и толкнула
деревянную дверь.
Тяжелое дверное полотно открылось совершенно свободно и беззвучно.
Вторая, металлическая дверь также не была заперта, только она издала тяжелый
скрежет. Машины шаги по лестнице снова родили четкое летучее эхо, только теперь
оно как будто радовалось за поднимающуюся по ступенькам девушку. И в душе у
Машеньки стала подниматься радость, увеличивающаяся с каждой пройденной
ступенькой. Радость от сознания того, что она избежала страшной опасности,
радость от того, какие у нее замечательные друзья и умные наставники.
Маша вышла в буфет, уже полностью освобожденный от мебели и драпировок.
Танцевальный зал тоже был до безобразия гол, словно со смертью герцога исчезло
и все созданное по его повелению великолепие. И только в конце парадной
лестницы по-прежнему стояли два мажордома. Они как будто ожидали выхода
последнего действующего лица закончившейся драмы. Они молча открыли двери
дворца, и Мария вышла на улицу.
Ее отряд, слившись в одно темное пятно, ожидал ее в трех шагах от
входа. И едва она появилась на крыльце, рядом материализовались Жан и Сяма, а
через секунду она оказалась в окружении всех своих людей. Они молчали, но их
облегчение и радость от того, что она невредимой вышла из дворца, были
материально ощутимы.
- Все в порядке! - прошептала Маша. И, облокотившись о седло своей
лошади, повторила громче: - Со мной все в порядке. А вот герцог умер...
- Туда ему и дорога, - фыркнул Жан, а Сяма молча почесал в затылке.
- Поехали в лагерь. Ребята наверняка уже психуют, - раздался голос
Силы.
Машенька тяжело взобралась в седло, и в этот момент в ее голове
раздался вопль Златы: "Меня собираются сжечь! Меня собираются очень скоро
сжечь!!! Вытащите меня отсюда!!!"
Маша оцепенела от сознания страшного несчастья, но уже через секунду
она принялась действовать. Выхватив у Жана свое оружие, она в мгновение ока
замкнула на талии пряжку пояса и перекинула лямку колчана через плечо. А в
следующее мгновение изумленные гвардейцы увидели свою предводительницу в
воздухе. Она зависла над ними, словно разъяренная фурия, и, крикнув:
- Я еще вернусь!.. - быстро полетела на запад, прочь от чуть
занимавшейся зари.
5. КАМЕНЬ ТРЕТИЙ
ЗЛАТА - ВЕДЬМА ПО РОЖДЕНИЮ
26 октября 20.. года. Интересно, кто придумывает пословицы ? Говорят -
это "устное народное творчество", но ведь кто-то первым показывает их Миру,
кто-то первый произносит эту отточенную формулу, которую приписывают затем
народу. Кто, например, первым сказал: "От тюрьмы да от сумы не зарекайся" или:
"Кому суждено быть повешенным, тот не утонет"?.. А если утонет?
Злата - симпатичная девушка маленького роста, с шикарной вороной
гривой, яркими, горящими черными глазами, выдававшими неудержимый темперамент,
сидела в одиночестве за довольно грязным столом обычной городской чайханы. Она
зашла сюда случайно, просто проголодавшись после тяжелой дальней дороги,
которую, как она считала, ей пришлось пройти за последние четыре часа. Она
сидела над миской пахучей, пряной еды, очень напоминавшей среднеазиатский плов,
но не притрагивалась к ней. И вообще все посетители чайханы отложили в стороны
свои ложки и чашки, прекратили разговоры, прервали смех. Все слушали песню,
странную песню с ритмичным и в то же время рваным мотивом, отбиваемым на семи
струнах похожего на гитару инструмента. А пел ее слабым, сорванным, хрипловатым
голосом босой парень в рваном халате с разбитой головой, кое-как перевязанной
старым полотенцем.
Мы ели и спали, Дружили и мстили, Спешили и ждали, Дрались и любили,
На звезды смотрели И оды слагали, Плясали, и пели, И ели, и спали!
И плачем и смехом Богов веселили, Себе на потеху Пророков
казнили,
Своих палачей
За святых принимали -
На пару свечей,
И мы ели и спали!
От жира лоснились, От голода пухли, В окопы ложились И мерли как мухи.
Мы в "праведном гневе" Врагов добивали, Пылали и тлели, И ели, и спали!
Мы пашни пахали, И траву косили, Мы сеяли, жали, Мы деток растили,
Мы дивные храмы Волшбой расписали. Герои и хамы - Мы ели и спали!
Мы были, мы жили, Мы жизнь познавали, Мы всуе божились, И ели, и спали,
Мы правды хотели, И лгали, и лгали, Мы спали и ели, Мы ели и спали!
Певец последний раз ударил по струнам и замолчал, жадно приникнув к
широкой чашке с молодым вином, предложенной ему одним из посетителей.
Еще несколько секунд в чайхане висело молчание, а потом ее снова залило
гулом голосов, перезвоном стаканов и мисок, смехом и руганью. Златка тоже
вернулась к своему плову, изредка бросая быстрый взгляд на столик, за которым
притулился местный бард. Кроме певца в старом заношенном халате и рваном
полотенце вместо чалмы, за этим столиком сидели еще четверо. Все они были одеты
далеко не бедно, и у всех на поясах Злата заметила увесистые кошельки с
монетами. Очень похожий кошелек висел и у нее на поясе.
Пока она доедала свой плов, прихлебывая из пиалки горячий зеленый чай,
по вкусу, правда, напоминавший настой шиповника, за столиком богатенькой
четверки разгорался нешуточный спор. А начался он с того, что молодой красивый
мужчина, с узенькой черной бородкой на бледном горбоносом лице, сидевший справа
от певца, начал над последним подсмеиваться.
- Не понимаю я, почему твоя великая поэзия не может тебя накормить?
Ведь Всевидящий и Всеслышащий дает нам таланты, чтобы мы могли прокормить себя



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.