read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



не оправдались, вот и нашелся выход из положения.
Щусь благодарил Скорика, тряс его руку. Тот добродушно отталкивал
младшего лейтенанта:
-- Да я-то при чем? Порадело руководство, самое мудрое, самое
находчивое, самое любимое, самое, самое... Да ну тебя, Алексей! Не туда
лезешь целоваться! Дуй-ка лучше в заветную землянку. Удачи тебе! И до
встречи там где-нибудь, на войне...

Дивное диво! Уборка хлеба среди зимы. Воистину все перевернулось в этом
мире. Не зря, не зря переворот был, не зря Господь отвернулся и от этих
землю русскую населяющих людей, от земли этой, неизвестно почему и перед кем
провинившейся. А виновата-то она лишь в долготерпении. От стыда и гнева за
чад, ее населяющих, от измывательства над нею, от раздоров, свар,
братоубийства пора бы ей брыкнуться, как заезженной лошади, сбросить седока
с трудовой, седлами потертой, надсаженной спины.
Она и сейчас ровная, пространственно-тихая, в чем-то виноватая,
девственно-чистая, после спертого, гнилого духа казармы сахарно-сладким
воздухом наполненная, сияла из края в край белыми снегами, переливалась
искрами, и веяло от нее покоем, отстраненностью от мирской суеты, от всех
бед, стенаний и горя. Губами чмокали казахи: "Степ! Наш степ!
Шыстый-шыстый!" Ребята черпали снег грязными рукавицами, пробовали его на
язык, когда подана была команда на остановку, вдруг наступило
замешательство, не могли они запакостить белый снег, возле казармы могли, но
здесь... Нашли наконец рытвину, выбитую трактором, отлили в нее, да и
загребли валенками желтые пятна.
В начале января 1943 года солдатам двадцать первого полка после
торжественного митинга на плацу выдали погоны и велели пришивать их к тлелым
гимнастеркам, пропотелым, грязным шинелям, сукно которых не протыкалось,
ломались об него иголки. Никто почему-то не удивлялся, никто не говорил, что
вот-де кляли царских белопогонников, внушали к ним отвращение, ненависть, а
ныне налепляли на плечи этакую проклятую пакость.
Никакие слова, беседы, наставления комиссарского сословия на этих ребят
уже не действовали. И реабилитация Суворова, Кутузова, Ушакова и Нахимова не
вдохновляла их. Ладно хоть не к голому телу, не к коже велено было пришивать
погоны. Мрачно шутили: теплее, мол, с погонами-то, если на выкатку леса иль
на заготовку дров пошлют -- не так сильно давить плечо будет, какая-никакая
подкладка.
Иглой орудовали неумело, многие -- неохотно. Старый вояка старшина
Шпатор всем сноровисто помогал, потом утомился, из себя вышел, орать
принялся:
-- Где вы росли, памаш? Чему вас учили, памаш? Ты у меня еще одну
иголку сломай, так до скончания жизни будешь меня помнить, памаш!
Все осталось позади: и казарма, и старшина вместе с нею, и до
осатанения обрыдлый полк с его порядками, рожами и муштрой, визгуна Яшкина в
окружной госпиталь лечиться направили. Все, все уже за холмами. Ехали
поездом до станции Искитим. Спали, угревшись, ничего и никого не видели.
Куда едут, зачем едут, никто никому не объяснял, все та же военная тайна,
все тот же секрет, люто охраняемый целой армией дармоедов, хитро, как им
кажется, укрывающихся от окопов войны.
Но вышли в поле, Щусь передал по "цепи": направляются на хлебозаготовки
в совхоз имени товарища Ворошилова, можно не торопиться, курить, не
придерживаться строя и вообще забыть про казарму, вечером во втором
отделении совхоза ждет всех сюрприз...
Щусь видел, Щусь чувствовал, как отходит на воле, млеет душой его
войско. Только Петька Мусиков, засунувший руки в рукава шинеленки, рукавицы
у него куда-то делись, да равнодушный к природе Васконян волоклись вдали от
народа. Петька частил ногами, Васконян, втянув голову в ворот шинели,
наклоняясь, будто в молитве, тащился, далеко отстав от товарищей,
приободрившихся, оживленно переговаривающих- ся, отхаркивающихся, выбивающих
из себя казарменную грязь и сажу от жировых светильников, выветривающих
стадную вонь.
Внезапно впереди сверкнуло и разлилось без волн, без морщин, без
какого-либо даже самого малого движения и дыхания желтое беззвучное море.
Скорбное молчание сковало это студеное затяжелевшее пространство. Сжалось у
всех сердце, замедлился шаг -- Боже, Боже, что это такое? Неужто хлебное
поле, неужто со школы оплаканная несжатая полоса въяве? Смолкли, онемели,
остановились. Шелестит немое поле, никаких звуков живых, никакого живого
духа, одно шелестение, один предсмертный немощный выдох сломавшихся
соломинок, по которым струится снежная пыль.
От толпы отделилась долговязая, неуклюжая фигура, глубоко проваливаясь
в снегу, наметенном меж смешанных сломанных стеблей, громко кашляя, забрел
Коля Рындин в это мертвым сном наполненное море.
-- Господи! Хлеб! -- Коля Рындин хватал пальцами, мял выветренные
колоски, сдавливал их ладонями, пытаясь найти в них хоть зернышко, но море
было не только беззвучно, оно было пустое, без зерен, без жизни, оно
отшумело, отволновалось, перезрело и осыпалось -- всему свой срок и время
всякому делу под небесами, время не только собирать и разбрасывать камни, но
и время сеять и собирать зерна!
Коля Рындин взлаивал, углубляясь и углубляясь в спутанную гущу пустых
желтых хлебов, быть может, впервые ощутив до самого края, до самой глубины
всю гибельность того, что зовется войной. Перестоялые, перемерзлые стебли
хлебов хрустели под его тяжелыми ботинками, крошились останки колосьев в его
могучих, грубых руках -- ни зернышка, ни следочка, все брошено, все устало
от ненужности, бездолья, покинутости своей.
-- Да что же это делается? Хлеба не убраны! Господи! Да как же так?
Зачем тогда все? Зачем?
-- Война, -- раздалось с дороги.
Роту, двигавшуюся в совхоз, догнал в кошевке пожилой человек, который
тут же представился директором совхоза Тебеньковым Иваном Ивановичем. Из-за
поворота, скрипя санями, подбегали, громко фыркая, еще две лошади,
впряженные в дровни, набитые соломой.
-- Этих двух ко мне в кошевку, -- показал на Петьку Мусикова и
Васконяна директор. -- Кто подмерз в ботиночках, в лопотине этой аховой -- в
дровни. Остальным -- шире шаг. В столовой суп и каша -- пища наша, в деревне
бани топятся... Девки окна носами выдавили -- кавалеров выглядывают. Да
кавалеры-то... Ох-хо-хо-о-о-о. А тот, -- махнул он в поле, по которому все
брел, все искал зерно Коля Рындин, -- крестьянин, видать? Э-эй! Товарищ
боец! Идите суда! Иди! Поехали, милай! Поехали! Хлеб не воскресишь. Слезьми
нашу землю не омоешь. Больно широка.
Иван Иванович увез Колю Рындина, Васконяна и Петьку Мусикова. С десяток
ослабевших и подмерзших бойцов расселись в дровни. Две молчаливые, еще
молодые бабы, укутанные в шерстяные шали с таким расчетом, чтоб из-под них
было видно нарядные платки и любопытные глаза, решили было поиграть с
пассажирами, одна наддала бойцу плечом, боец снопом свалился из саней в
снег. Вздымая его, отряхивая, устраивая в сани, бабенка жалостно всхлипнула:
-- Вот и моего Гришаньку эдак же ухайдакали где-нибудь.
Хотя прошли ребята до второго отделения совхоза имени товарища
Ворошилова двадцать три километра, надышались свежего морозного воздуху до
головокружения, все же хватило еще духу перед деревней Осипово строй
изладить, песню хватануть, пусть и на пределе сил. Не надо было и команду
пять раз подавать, до надсады в горле призывать грянуть покрепче, лишь
показались дома отделения совхоза, огрузшие в крутые, к вечеру посиневшие
курганы снега, над которыми ровно и тихо струились дымки, небо достающие,
тоже синее, лишь крикнул младший лейтенант Щусь: "Бабенко!" -- как тут же
зазвенело: "Чайка смело пролетела над седой волной" -- и хрястнула дорога
под ногами воспрянувших бойцов, и загромыхали стоптанные солдатские ботинки,
взвизгнула придавленной зверушкой железно укатанная полозница, и в самом
деле расплющили носы об окошки местные девчонки, за которыми бледно
гляделись сивые бороды дедов и белые платочки бабок.
Ну-ка, чайка, отвечай-ка,
Друг ты или нет?
Ты возьми-ка, отнеси-ка
Милому прив-ве-эт!
Ошарашивал, сотрясал усопшую в снегах деревню Осипово армейский строй,
обещая ей взбудораженные, развеселые дни и всяческое жизнепробуждение.
Тебеньков Иван Иванович был, как в деревнях говорят, битый
руководитель. В соседнем районе работали солдаты второй роты, он наведался
туда, посмотрел, понюхал и понял: в том виде и в той одежде, что прибыли к
нему трудовые военные силы, ждать от них трудовых, тем более боевых побед не
приходится; съездил в Новосибирск: прорвался в штаб военного округа, до
самого главного генерала добрался -- и вот результат: ночью прибыла машина с
подшитыми валенками, старыми шубенками, бушлатами, рукавицами, портянками.
Весь день устраивались солдаты в Осипове, распределя- лись по домам,
пододевались, парились в банях, ели, много ели, без устали ели и бегали за
снеговые бугры да по стайкам.
Питание солдатам было такое -- половина пайка из родной военной
кладовой, половина из совхоза. Крупы, горох, мясо, молоко -- всего вдосталь
валилось из совхоза, соль и хлеб -- из полка: в Осипове ни пекарни, ни
маслобойки не было.
В совхозе осталось три саманных барака под сезонный люд. Какой же
советский поселок и без бараков? Один барак уже пустовал из-за нехватки
жильцов, два других населяли беженцы из западных земель. Девки, присланные
"на прорыв" вместо ушедших на фронт парней и мужиков, да поовдовевшие
молодые бабенки из сезонниц.
В первом бараке в двух комнатах, соединенных свежепрорубленной дверью,
обитала с ребенком и нянькой начальница отделения Валерия Мефодьевна
Галустева, дочь бухгалтера совхоза, работавшая после сельхозтехникума по



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.