read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



СТРАШНАЯ МИНУТА
Я прочитала это письмо и, как будто за последней страницей снова шла
первая, не останавливаясь ни на секунду, прочитала снова. Изумление,
растерянность, неловкость, перемешанная с сожалением, налетели и закружились
в душе. Мы были друзьями, и это была не мимолетная, а верная, старая дружба,
когда, ничего не скрывая, можно рассказать о самых затаенных мечтах. Почему
же мне так трудно пойти к нему и сказать, что я смотрю на него как на друга?
Потому, что Андрей - добрый, милый, стремящийся все на свете объяснить себе
и другим, Андрей, глазами которого я с детства привыкла смотреть на самое
главное в жизни, сразу окажется где-то далеко, и я расстанусь с ним
навсегда.
Я вскочила и стала ходить из угла в угол, крепко сжимая письмо в руке.
"Так, может быть, ты любишь его?"
Разумеется, если бы я любила кого-нибудь прежде, можно было бы сравнить
свои чувства тогда и теперь. Но я только придумывала разные теории - вроде
той например, которую часто развивала Нине, что любовь - это такой же
талант, как художество или наука. Нельзя сказать, что я не могу больше жить
без Андрея, хотя, без сомнения, буду смертельно скучать, когда мы
расстанемся, да еще на неопределенное время. Здесь, в Анзерском посаде, мы
расставались на два-три часа, и меня уже тянуло посмотреть, что он делает и
не нужно ли ему помочь, и в эту минуту он как раз приходил ко мне с этой же
мыслью! Но ведь этого все-таки мало, чтобы сказать ему: "Да".
И мне представилось, что я вхожу в избу, где ночевал со времени моего
приезда Андрей, - прежде он жил и работал в баньке, - и останавливаюсь в
дверях с протянутыми руками. О, с какой нежностью он сжимает их, целует и
прикладывает к горящим щекам! И мы начинаем говорить - быстро, бессвязно,
неизвестно о чем, но о том, что прежде касалось только его или меня, а
теперь касается нас обоих. Мы говорим о том, как станем работать в этой
маленькой баньке и как со временем она станет настоящей лабораторией, -
разве великие открытия не приходят из глухих деревень? У меня нет никого,
кроме отца, который бесконечно далек от меня, а теперь у меня будет муж. Муж
- какое странное слово!
Утро вставало над Анзерским посадом, а я еще возилась со своими глупыми
мыслями, которые то вспыхивали, то гасли в темноте, как освещенные пламенем
тени.
Так ничего и не придумав, но твердо зная, что сейчас Андрей увидит меня
и поймет, что я пришла, чтобы сказать ему: "Нет", я подошла к избе, в
которой он ночевал, и негромко постучала в окошко. Никто не ответил, только
в сердце, в ответ на этот осторожный стук, отозвалось такое же осторожное:
"Нет".
"Спит", - подумалось мне. Но Андрей всегда вставал очень рано. Я
постучала еще раз, потом поднялась на крыльцо, заглянула в сени. Машенька,
бледная, расстроенная, стояла в сенях.
- Что случилось?
- Андрей Дмитриевич заболел.
- Что с ним?
- Не знаю. Температура очень высокая. Сорок.
Это было ничуть не похоже на дифтерию, которая случается у взрослых
очень редко и протекает так легко, что врачи часто даже путают ее с
катаральной ангиной. У Андрея не было кашля, горло почти не болело, он
свободно глотал, и вообще не было ничего, кроме головной боли, сменявшейся
время от времени пугавшим нас с Машенькой возбуждением. Но температура
каждый вечер поднималась до сорока, а к утру резко падала, и это было плохо,
потому что у Андрея, несмотря на его сильное, плотное сложение, оказалось
маленькое - значительно меньше нормального - сердце. Он с трудом переносил
жар, и я думала, что по этой причине. Впрочем, в течение первых трех дней не
произошло ничего особенного, кроме страшного спора, когда мы с Машенькой
напали на Андрея, чтобы он позволил впрыснуть ему сыворотку, а он не дал.
Три года назад на практике под Батуми он впервые захворал малярией,
повторявшейся с тех пор каждое лето. "Это малярия", - упрямо повторял он, а
когда мы начали доказывать, что он легко мог заразиться хотя бы от того
мальчика, которому делал интубацию в день моего приезда, он смеялся и
советовал нам заняться теорией вероятности. В конце концов я все-таки
впрыснула ему сыворотку, но лишь на четвертый день, когда он потерял
сознание.
Не раз мне приходилось слышать бред: мама, например, несла околесицу
при самом незначительном повышении температуры. Но такого странного бреда я
не слышала еще никогда.
То Андрею казалось, что он на вокзале, поезд опаздывает, а нужно
спешить. То он ждал экзамена - сейчас вызовут, а он не готов, не успел
прочесть последнюю страницу. Но все это было совсем не то, чего он
действительно ждал, когда возвращалось сознание.
- Опять наболтал? - приходя в себя, устало спрашивал он, и у меня
сердце разрывалось, когда я встречалась с этими большими глазами на
похудевшем лице.
"Ты уедешь, а мы так и не скажем друг другу последнего слова", - вот
что я читала в его тревожном, неуверенном взгляде.
Но что я могла ответить, если именно теперь, в эти ночи, сидя у его
постели, в душной избе, при слабом свете лампады, я поняла, что хотя он
дорог мне, но все-таки это не любовь, не любовь!
И мне чудилось, как по зимней, освещенной луной дороге я еду в санях -
не знаю с кем. С Митей? Может быть! С тем, кого я люблю. Тихо вокруг, лес
притаился под снегом. Мы едем - куда? Не все ли равно! Лишь бы долго еще
звенел колокольчик да снежный дымок вылетал из-под ног лошадей. Лишь бы
долго еще мелькали по сторонам дороги деревья, мохнатые, полусонные, под
голубым светом луны. Лишь бы долго-долго еще он был рядом со мной.
Заиндевевшая полсть сползает с колен, он поправляет ее, кутает мои ноги:
"Что, радость, счастье мое? Озябла? Что молчишь? Скажи что-нибудь. Ты любишь
меня?" А я только смеюсь и говорю ему "нет", а сама так люблю, что сильнее,
кажется, любить невозможно...
- Вы устали, Таня? Я посижу у Андрея Дмитриевича, а вы подите к себе.
И все исчезало. В темной избе я сидела у постели больного, смутно
белели на стуле вата, бинты. Машенька, бледная, тонкая, бесшумная, осторожно
будила меня.
Не знаю, когда она спала, - мне казалось, что совсем не спала. В посаде
было много работы, приходилось следить за выздоравливающими, вести прием.
Машенька помогала мне, но это была лишь тень той энергичной, внимательной,
нежной, мягко-настойчивой Машеньки, какой она была у Андрея. Уходя от него,
она переставала существовать. Она двигалась, разговаривала, ела, пила, но
это были движения и слова автомата.
Накануне приезжал врач из В-ска, долго осматривал Андрея и сказал, что
у него действительно малярия, соединившаяся с катаральной ангиной. Я не
возразила, только пожала плечами, и в ответ он накричал на нас за то, что мы
до сих пор не отправили Андрея в больницу, точно В-ск был под боком и не
нужно было везти тяжелобольного больше ста километров по неудобной дороге.
- Нужно телеграфировать родным, - были единственные разумные слова,
которые я услышала от этого человека.
И я уже совсем собралась телеграфировать Мите, когда Андрею вдруг стало
гораздо лучше.
- Экой усач, - добродушно сказал он о в-ском докторе. - Вы его
накормили?
И стал шутить над нашими опытами, по которым получалось, что при помощи
ангины можно лечить дифтерию.
- Но, чур, подопытного животного из меня не делать, - смеясь, сказал
он. - Для этого мы слишком давно знакомы.
Он выпил чаю, съел сухарь и яйцо и потребовал, чтобы я рассказала о
наших больных. Температура упала к вечеру, впервые до нормы. Словом, это был
совсем хороший день, и я подумала, что поступила очень умно, отложив
телеграмму до завтра.
В девятом часу Андрей задремал, и Машенька стала гнать меня, потому что
прошлую ночь я так расстроилась из-за в-ского доктора, что не спала ни
минуты. Помнится, вернувшись в баньку, я подумала: чего больше хочется -
есть или спать? И решила, что спать.
Должно быть, я очень устала за эти тревожные дни, потому что прежде
никогда не засыпала так скоро - точно упала в мягкую, темную пропасть.
Так было и в этот вечер. Но кто-то стал кричать надо мной, едва я
уснула, - вот что огорчило меня! Кто-то ворвался в баньку, бросился ко мне и
сказал взволнованным голосом: "Проснитесь! Он умирает!"
Я открыла глаза. Машенька стояла подле меня, босая, в платке, накинутом
на голые плечи.
- Умирает! Ах, умирает!
- Что случилось?
- Умирает! - повторила она. - Ах, плохо совсем! Идите, идите!
Не знаю, что сталось со мной в эту минуту. Почему-то я так сильно
толкнула Машеньку, что она чуть не упала, потом побежала на улицу и,
вернувшись с порога, стала искать в чемодане новую иглу для шприца.
Потом вспомнила, что отнесла ее Андрею еще третьего дня, и бросилась к
двери. Халатик, в котором я спала, зацепился за торчавший в скважине ключ, я
рванула халатик...
Андрей лежал без подушки, откинув голову, вытянувшись, с полузакрытыми
глазами. Уже наступило утро - мне лишь показалось, что я почти не спала, - и
как страшно выступало его побелевшее лицо в этом резком утреннем свете!
В избе был беспорядок, одеяла лежали на полу, - очевидно, хозяйка
собралась застелить и не успела. Теперь она стояла в стороне. Ребенок
заплакал. Она торопливо взяла его из кровати.
- Андрей, что с тобой? Тебе дурно? Открой глаза! Да очнись же! Ты
слышишь меня?
Как будто в моей воле было остановить то страшное, что приближалось к
нему и уже таилось в этих брошенных на пол одеялах, в том, что хозяйка,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.