read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



остальных секретарских аксессуарах, маячило что-то знакомое. Можно сказать,
очень знакомое! Не иначе как Эллочка, крашеная андалусийская блондинка. Вот
так сюрприз! Сидела она в креслице, изящно сложив ножку на ножку, и
занималась самым секретарским делом: полировала ноготки.
- Какая встреча!.. - воскликнул я и резво устремился к ней. - А,
собственно, какая? - отложив пилку, она окатила меня холодным неузнавающим
взором и тут же улыбнулась - но не мне, а остроносому:
- Здравствуйте, Иван Иванович! Этот - с вами?
- Этот - с ним, - подтвердил я, решив сражаться до последнего патрона. -
А вы - вы этого не узнаете? Вот этого самого, Эллочка, который перед вами?
Коста-дель-Соль и ?Алькатраз? вам ничего не говорят? - Ровным счетом ничего.
- Она сделала жест, каким сгоняют надоедливую муху, и снова улыбнулась
Скуратову. Тот ухмыльнулся в ответ. - В Коста-дель-Соль я не была и с вами
незнакома. К счастью. Вы не в моем вкусе, юноша. С нее еще андалусский загар
не сошел, но врать она умела: ресницы даже не дрогнули. Кстати, глаза под
ресницами были серые, точно асфальт в сухую погоду. - К счастью, вы тоже не
в моем, - произнес я с чарующей улыбкой. - Если этот вопрос исчерпан,
доложите Георгию Санычу, что к нему пришли. И не забудьте подать нам кофе.
- Кофе я подаю не всем, а кому шеф прикажет, - откликнулась Эллочка,
поднялась и грациозно порхнула за генеральскую дверь.
Иван Иваныч прошипел:
- Перестаньте паясничать, Хорошев! Вы хотели к генералу, и я вас привел к
генералу. Но там, - он показал глазами на дверь, - там не цирк, не оперетта
и не театр комедии. Будьте серьезны и приготовьтесь не болтать, а слушать. И
отвечать! Отвечать на заданные вам вопросы.
Я приготовился. Я был готов к любым сюрпризам. Даже к тому, что увижу
сейчас не генерала, а Стелл очку с Беллочкой.
Но в кабинете, в компании разноцветных телефонов, рядом с
сейфом-мастодонтом, под картой бывшего Союза из ценных древесных пород,
сидел интендантский полковник Гоша и взирал на меня строгим отеческим
взглядом.

Глава 22
Это был, несомненно, он - престарелый, но бодрый джентльмен с офицерской
выправкой, в строгом темном костюме и с нахмуренным челом. Взор его и в
самом деле был суров и светел. Будто не он пару недель назад тащился на
полусогнутых к лифту, опираясь на хрупкое плечико Элл очки; будто не он,
налившись кровью, рычал: ?Н-на что н-на-мекаешь, щ-щенок?..? Будто и не было
никогда милых курортных шалостей: ни страуса с выдранным хвостом, ни стопок,
стаканов и рюмок, что щедро подносил нам Санчес, ни песен боевых, ни баек о
моджахедах, порубленных в лапшу, ни пьяных воплей: ?Батарея, к бою!..
надраить кафель!, шашки наголо!..?
"Может, и правда не было?..? - думал я, устраиваясь в глубоком кожаном
кресле и озирая строгие черты, массивный квадратный подбородок, гранитную
основательность шеи, твердые, жесткие губы и волевые складки у рта, какие
бывают от государственных дум. Но если не было того, о чем я помнил, то что
же было? Клоунада, цирк? Которому не место в этом кабинете, но в других
краях и при других обстоятельствах он, этот цирк, вполне допустим и даже
желателен? В самом деле, отчего солидному человеку не вспомнить юность и не
спустить пары? Повеселиться, покуролесить, подурачиться? Тем более что
дурачества безобидные - выпивка там, анекдоты? ну, секретарша? И что с того?
С кем не бывает? Бывает! Как говорится, седина в бороду, бес в ребро!
Имелась, впрочем, и другая версия: все могло оказаться иначе, не
клоунадой, а игрой, точно рассчитанным лицедейством, желанием не
подурачиться, а одурачить. Кого? Меня? Покойного Бориса? И прочих
алькатразских постояльцев? К примеру, Бартона из Таскалусы?
Георгий Саныч что-то нажал под столешницей, и в кабинет просунулась
головка Эллочки в светлых кудряшках.
- Коньяк. Лимон. Кофе. И группу охраны к моим дверям. Все появилось
мгновенно, с армейской точностью - я и глазом моргнуть не успел. При виде
рюмок с коньяком черты у нашего хозяина расслабились, взор помягчел; сделав
широкий, гостеприимный жест, он произнес:
- За продолжение приятного знакомства! В новом, как я надеюсь, качестве!
Мы выпили. Коньяк был дорогой, французский; такой у нас не принято
закусывать, его положено воспринимать н"бом, и пищеводом, и всеми фибрами
души. Заметив, что я проигнорировал лимон, Георгий Саныч одобрительно кивнул
и покосился на Скуратова.
- Представь нас друг другу, полковник. По всей форме. - Хорошев Дмитрий
Григорьевич, - произнес остроносый в той же официальной тональности, как при
нашей первой встрече. - Возраст - тридцать шесть, холост, но собирается
жениться, кандидат наук, сотрудник Института проблем математики в бессрочном
неоплачиваемом отпуску. Наш информатор. А это, - он с почтением приподнял
брови, - это Зубенко Георгий Александрович, в прошлом генерал КГБ, а в
данный момент - генеральный директор компании ?Российские сплавы?. Наш шеф.
Прибыл вчера из столицы. Цените, Дмитрий Григорьевич, - приехал ради вас!
Из этой краткой прелюдии слух мой выхватил сперва всего три слова:
"Холост? собирается жениться?? Кажется, о наших с Дарьей отношениях знали
все: команда альфа, и команда бета, и даже попугай Петруша. Петруша был
сравнительно безвреден, покуда клюв не разевал, а вот зулус намеревался
бросить мою красавицу под поезд. Не знаю, какие планы были на этот счет у
остроносого, но он меня предупредил. Жениться собираетесь, Дмитрий
Григорьич? Так будьте поосторожней. Ведь, кроме поездов метро, есть и
трамваи, и электрички. Осознав сей факт, я тут же столкнулся еще с двумя,
такими же ясными и неприятными: во-первых, из посредников меня разжаловали в
информаторы, а во-вторых, надули с генералом. То есть генерал присутствовал,
и даже не просто генерал, а сам Зубенко, куратор Косталевского, но - бывший.
Отставной! Не эфэсбэшный генерал, а кагэбэшный. И какое, спрашивается, он
имел отношение к делу?
Да, нелегкий выдался денек! Можно сказать, ревизия всех аксиом и
постулатов? Две команды, и обе - перевертыши!
Зубенко похлопал ладонью по крышке стола:
- Материалы, Дмитрий Григорьевич! Кажется, вы что-то нам принесли?
- Принес, - выдавил я. - Но прежде хотелось бы прояснить ситуацию. -
Дмитрий Григорьевич не любит блуждать в потемках, - проворковал остроносый.
- Такой уж он человек? Предпочитает определенность. С этими словами Скуратов
поднялся, на пару секунд приоткрыл дверь в приемную и продемонстрировал мне
стражей - три зеленых вместительных шкафа на белокуром фоне секретарши
Эллочки. Для полной, так сказать, определенности. Изображая нерешительность,
я вытащил конверт, покрутил в руках и положил на колени. Затем уставился на
экс-генерала.
- Вы, Георгий Саныч, не из ФСБ. И здесь не Управление аналитических
исследований.
Он коротко хохотнул:
- Какая проницательность! Так вот, мой дорогой, такого управления больше
не существует. Упразднено! Лет этак семь тому назад. Управление не
существует, структура исчезла, а люди, заметьте, остались? И этот ваш
Косталевский, и другие, а среди них - Скуратов Иван Иванович, мой прежний
помощник. Вот он - действительно из ФСБ! Начальник отдела. Трудится на
обновленную державу, но помнит о старых друзьях и начальниках. И старые
друзья его не забывают, содействуя в меру сил и средств. Общие деловые
интересы, Дмитрий Григорьевич! Деловые интересы плюс патриотизм! Вы ведь,
надеюсь, тоже патриот? И этот о деловых интересах, подумал я, вспомнив о
Бартоне. Деловые интересы, дьявол их побери, да еще с патриотическим
уклоном! В какую только сторону, в левую или в правую? Затем я мысленно
принес свои извинения ФСБ. Справедливость есть справедливость, хоть Скуратов
и относился к этому ведомству, работал он все-таки на прежних начальников и
друзей.
Экс-генеральская ладонь нетерпеливо хлопнула по столу.
- Так что же, Дмитрий Григорьевич?
- Вы - не из ФСБ, - упрямо повторил я, стиснув конверт побелевшими
пальцами.
- Я - из КГБ, - с любезной улыбкой сообщил Зубенко.
- Такой организации больше не существует.
- Вы уверены? Вы в этом абсолютно уверены? Как в торжестве российской
демократии? Может, вам мнится, что прошлое кануло в вечность, что Политбюро
ЦК - смутный сон, что не осталось в живых ни одного секретаря обкома, что
миллионы членов партии - руководители, офицеры, ученые, специалисты - все
как один ушли на покой или перекрестились в либеральных демократов? - Он
выдержал паузу, разглядывая меня, словно какое-то мелкое диковинное
насекомое. - Все не так, Дмитрий Григорьевич, все не так. Я ведь сказал вам:
структура исчезла, а люди остались. Люди, кадры! Те, которые трудятся и
верят, и те, которые следят; ну и, конечно, те, которые руководят и платят.
А раз платят, значит, рассчитывают на окупаемость вложенных средств. Вы
спросите - каким же образом? Какую прибыль мы надеемся извлечь? И я вам
отвечу: прежний Союз. Прежнюю нашу державу, в прежних ее границах или, быть
может, продвинутых на запад и на юг. Великую страну, достойную великого
народа! Ответьте, Дмитрий Григорьевич, разве это не патриотично?
- Этот патриотизм пахнет большой кровью, - возразил я, и ладони Зубенко
тут же взлетели над столом, как два боевых вертолета. Их пальцы-орудия были
нацелены в мои виски.
- Нет, нет и еще раз нет! Есть множество способов для достижения цели, и
одно из них - в ваших руках, Дмитрий Григорьевич! Вы можете гордиться тем,
что? Он говорил о моей высокой миссии информатора-стукача, а мне опять
вспоминался Бартон. Какое совпадение! С той, бартоновской, стороны тоже
знали о множестве способов для достижения цели, о средствах предпочтительно
бескровных, тайных и тихих, но эффективных, как петля на шее? Еще я думал,
что Зубенко прав, посмеиваясь над нашей российской демократией: да, прежняя
структура исчезла, но кадры остались, а значит, бессмертные традиции живы.
Живы, хоть ФСБ сменило КГБ, хоть правят страной не генсеки, а президент с



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.