read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



жизни. Вы - один из миллионое жучков, источивших мерзлую колодину
дьявольской идеи... Поняли вы что-нибудь? .. Вы думаете, что если объявить
тотальную войну ворам, алкоголикам, евреям, гитаристам, диссидентам,
владельцам "Жигулей ", затем ввести строжайший учет продуктов, выдавать их
по карточкам, за нарушения расстреливать к ебени матери, загран-фильмов не
покупать, моды упразднить и на всех надеть одинаковые парики, то, уверяете
вы, советская действительность станет идеальной? Ну и ну!
Вы скучны даже Сатане. Прикажу Рябову забросить вас на парашюте в
Кампучию... Рябов!.. Вели показать нам сегодня "Крестного отца". Оставим мою
папочку до завтра.


50

Помолчите, гражданин Гуров, насчет ужасной мафии и сети
преступности,организованной мафиозо, Помолчите. Советская власть это и есть
совершенно организованная преступность. А говорить сейчас о нашей торговой,
неорганизованной, преступной сети и прочих сетях я не хочу. Я хочу зачитать
себе и вам показания фрола Власыча. Ветеринар. Пятьдесят один год стукнул.
Подсел по доносу жены. Где моя папочка? .. Вот моя папочка. А вот и донос.
Зачитаем парочку мест из него...
"Прожила я с вышеназванным Гусевым, отказавшимся поменять религиозное
имя-отчество на передовое Владленст Маркэныч, полторы пятилетки, но уже в
начале первой досрочно подумывала о разводе, потому что Гусев вредил
качеству нашего общего брака. От него всегда пахло ветеринарными животными,
но он отказывался ходить в "грязные бани" даже перед седьмым ноября и днем
смерти Ленина. Гусев издевательски хотел вступить в партию только для того,
что бы его вычистили. В ответ на мои гражданские упреки Гусев неизменно
посылал меня при свидетелях... тут сучка перечисляет фамилии свидетелей -
отца, матери, дворника... неизменно посылал в... для того, чтоб не повторять
страшных слов, прибегну к кратким выражениям, посылал в конечный пункт
перевариваемой пищи, именуя его то так, то эдак, вплоть до тухлого дупла, а
также на мужской орган, принципиально не увеличивающийся в настоящее время
из-за наших идейных разногласий. К маме, конечно, посылал, но не к своей,
они одного поля ягоды. Неоднократно предлагал поцеловать моего отца в
"место, которым он протирает ненужное кресло". Прилагаю справку о месте
работы отца в городском МОПРе... В пору нашей ударной половой жизни, за
завтраками и ужинами, обедал Гусев, по его словам, из одной миски с
животными, он развивал идею о том, что люди не имеют морального права
ставить опыты на животных. Обзывал академика Павлова гнусной свиньей и
считал, что опыты надо делать не с собаками, а со Сталиным, Молотовым,
Кагановичем, Ежовым и остальной сворой, потому что Гусев отказывается их
признавать не только людьми, но и животными. Однажды, съев яичницу с
корейкой, он глубоко вздохнул и утверждал, что "этих полугиен, полускунсов,
четверть грифов" спустили к нам на воздушном шаре с другой, воющей и вонючей
планеты, а прививок вовремя не сделали... Доказывал, что комсомольскими
работниками становятся дети родителей, перенесших сыпной тиу, холеру, травмы
мозга а также зачатые после отравления папы или мамы самогоном и ленинскими
идеями. Но это цветочки, товарищи Гусев с пеной у рта объяснял, что в нас
сидит Дьявол и ест на завтрак, обед и ужин нашу совесть, стыд, волю и другие
мелкобуржуазные чувства, которые неудобно перечислять в этом закрытом письме
"...
Вот выдержки из письменных показаний арестованного покровителя людей и
животных фрола Власыча Гусева. Я сидел в кабинете, перечитывал "Графа
Монте-Кристо", а он, расположившись удобно за моим рабочим столом, покуривая
и попивая крепкий чай, вдохновенно и бесстрашно строчил свои показания.
Изредка он вставал из-за стола, раминался, смотрел в окно на ночную, черную
Лубянскую площадь и снова брался за перо.
Я, фрол Власыч Гусев, обвиняемый в том, что в различных общественных
местах, используя служебное положение ветеринара первого участка Сталинского
района г. Москвы имени Воздушного флота, доказывал несомненное существование
в каждом советском человеке и в жителях других стран, сохранивших законные
правительства, уважение к традиционным институтам культуры, и морали, равно
как Бога, так и Дьявола, именуемого в просторечьи Сатаной, Чертом, Асмодеем,
Нечистым, Лукавым, Шишиго Отяпой, Хохликом и другими кличками,
олицетворяющего собой ЗЛО, и могу по существу дела показать следующее.
25 октября (по старому стилю) 1917 года, находясь в служебной
командировке и услышав внезапно пушечный выстрел, оказавшийся впоследствии
выстрелом крейсера "Аврора", я понял, что ДЬЯВОЛ ЕСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РАЗУМ,
ЛИШИВШИЙСЯ БОГА. Остановленный офицерским патрулем по причине остолбенелого
стояния на Аничковом мосту с улыбкой высшего озарения на устах и сияющим
светом во лбу, на вопрос: почему ты, болван, окаменел в такое гибельное
время, я незамедлительно ответил, чувствуя Радость, высший подъем души и
одновременно ужас, слабость и мрак:
- Как Царство Божие внутри нас, так внутри нас и пекло Дьявола, господа
офицеры. И Дьявол - это наш разум, лишенный Бога.
- Абсолютно правильно! - вежливо и грустно поддержал меня один из
офицеров, за что я ему лично по сей день благодарен и прошу привлечь меня по
статье N 58 УК РСФСР за участие в офицерском заговоре. Второй офицер был,
что вполне обьяснимо, груб. Он спросил
- Где ты раньше был, философ херов? Гегель ебаный?
Не дожидаясь моего ответа, офицеры вытащили пистолеты и бросились с
криками бежать вниз по Невскому... Медленно бредя по набережной Мойки, я
явственно ощущал себя драгоценным сосудом и местопребыванием двух
изумительных субстанций - Богоподобной, бессмертной и бесконечной
субстанции Души (и разночтениях - Духа. Кто читал, не помню) и не менее
прекрасной, Божественной, но, к сожалению или же к счастью, тленной, не
вечной, так сказать, личной - субстанции Разума.
Вновь очарованно остановившись, я поднял изумительно легкую голову и
разрыдался свободными и светлыми слезами. Я стоял у дома, в котором
скончался от смертельной раны в брюшину Александр Пушкин. Очевидная
неслучайность местоположения моего потрясла меня до основания. Из окон
квартиры Александра Сергеевича лился свет. Мимо меня, подьезжая к подъезду,
сновали экипажи и кареты. Из-под медвежьих полостей и белого сукна
выскакивали неописуемой красоты дамы и лица мужского пола, имена и фамилии
которых категорически отказываюсь переложить на сию казенную бумагу. Еще на
улице, подхваченные музыкой, фамилии автора которой я предпочел бы не
называть, они, впорхнув в зовущий подьезд, скрывались с глаз моих. И вдруг к
одному из окон приблизилась знакомая мне с детства и, можно сказать, родная
фигура поэта. Без видимого выражения на лице смотрел он сумерки любимого
града, словно не обращая внимания на доносившиеся со стороны невыстрелы* и
вопли безумных толп.
- Сия дуэль - ужасна! - так сказав, поэт отдался в руки подошедшей к
нему красавицы-супруги. Их захватила мазурка и в окнах погиб свет.
Переполненность моя чувствами была такова, что я немедленно излил душу
кучеру богатейшего экипажа, примет которого не запомнил. Я воскликнул:
- Друг мой! Воистину не было, нет и не будет Российской истории примера
более совершенного и гармонического существования в одном всенародном гении
навек, обрученной Творцом при сотворении Пары - Души и Разума.
- Проваливай, пьянь! Небось баба ждет! - добродушно ответил кучер. Он
показался мне глубоко родственным человеком, а его наивней шее непонимание
смысла мною сказанного - восхитительным. Дело еще в том, что я не был пьян.
Я был фролом Власычем Гусевым. Невесть откуда взявшаяся толпа увлекла меня
за собой. Она была пьяна черна и весела, как хамский поминальный траур.
- Кто умер, господа? - естественно спросил я. Раздался дружный гогот.
- Пушкин! - радостно крикнул молодой псевдокрасивый амбал, оказавшийся
впоследствии крупным антипоэтом Владимиром Маяковским. Они оставили меня
бессильно повисшим на парапете набережной. Осенняя река дышала в мою душу
темным холодом горя. Она горестно всхлипывала, когда излетный свинец
салютующих в небо ружей толпы падал в горькую воду. Порывы ветра тут же
разметывали расходившийся на воде круги, рябь хоронила их и мчала прочь.
Не помню, гражданин следователь, сколько я так простоял. Опомнился я от
забытья, когда абсолютно безликий, юркий человечек в пенсне, явно не имевший
возраста, отрекомендовался мне Разумом Возмущенным и потребовал снять плеча
шинель чиновника ветеринарного ведомства. Я это незамедлительно сделал, не
испытав ни малейшего чувства утраты. Бесчувствие сие происходило, полагаю,
от уверенности, внушенной мне частью великих русских мыслителей, в том, что
моя шинель рано или поздно тоже должна быть снята Страшною Силой.
Вынув из кармана мундира карандаш и бумагу, я пожаловался тихо и горько
и написал впервые в мире на вмиг отсыревшем листке имя и фамилию грабителя:
Разум Возмущенный. Я продрог до основания, а затем, затем я скомкал листок и
бросил в воду. Ветер подхватил его. Глаза мои следили, когда он канет в
Лету. Письмо свое я адресовал Акакию Акакиевичу Башмачкину. Текст моего
письма не мои быть открыт следствию до Страшного Суда.
Затем я присел на тротуар, что может подтвердить свидетель Илюшкин,
разорванный в 1923 гаду на части при попытке не допустить осквернения и
разрушения толпой Храма Господня. Я присел на тротуар. Миазмы болотного
смрада сочились сквозь каменную плоть города, восставшего на Бога. Мне стало
дурно. Штурмуя небо в моей шинельке, Разум Возмущенный с вершины
Александрийского столпа хрипел песню: "и в смертный бой всегда готов".
Новый порыв пронизанного дождем ветра сорвал со столпа безликого,
юркого человечка, и если бы не мои протянутые руки, быть бы ему разбитым
вдребезги. Но он оказался неестественно легок. Вес, собственно, имели только
шинелька, пенсне, кашне, свитерок, брючки и старенькие ботинки с
исшамканными калошами. Плоть же человечка была как бы невесомым пухом.
Я отнес его на руках в близлежащий трактир. Веселие пьющих там
омрачалось висевшей в клубах табачного дыма скорбью. Я сел напротив
безликого человечка и огляделся... За замызганными столиками пили, пели и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [ 46 ] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.