read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



достать никаким способом.
Немного дальше девушка нащупала ногой винтовую лестницу, а спустившись
на тридцать ступеней, обнаружила другую лестницу, приставную, по которой ее
заставили подниматься. В какой-то момент во время подъема нос монаха
уткнулся в зад Жюстины, и злодей немедленно поцеловал и укусил то, что
оказалось перед ним. Наконец вверху появился еще один люк.
- Толкни его головой, - приказал настоятель.
Тотчас яркий свет ударил в глаза Жюстины, чьи-то руки подняли ее,
раздался взрыв смеха, и вот наша несчастная и ее два спутника очутились в
красивой, нарядно убранной зале, где за столом сидели пятеро монахов, десять
девушек и пять мальчиков - все в самых небрежных одеждах, - которым
прислуживали шесть совершенно обнаженных женщин. Это зрелище потрясло
Жюстину, она хотела сбежать, но было уже поздно: люк захлопнулся.
- Друзья мои, объявил Северино, - позвольте вам представить
удивительное существо. Это настоящая Лукреция, которая носит на плече,
клеймо преступницы, а в сердце - всю наивность девственницы. А в целом это
превосходная девица. Посмотрите на эту фигурку, на эту белоснежную кожу,
твердые груди, роскошные бедра, круглый зад, прекрасные волосы,
восхитительные черты лица и неземной огонь в глазах. Она не совсем
свеженькая, но надеюсь, вы признаете, что в нашем серале мало таких, кто
сочетает в себе столько достоинств.
- Вот чертовка, - проворчал Клемент, - я ведь видел ее только в одежде
и не заметил этого великолепия, однако же, клянусь Всевышним и всем его
Содомом, я не мог представить, что она так красива.
Жюстину усадили в угол, даже не поинтересовавшись, не нужно ли ей
чего-нибудь, и ужин продолжался.
На этом мы должны принести извинения читателю за то, что приходится
прервать ненадолго наше повествование с тем, чтобы описать новых персонажей,
в чьей компании он окажется на последующих страницах. Ибо без этих
вынужденных подробностей рассказ наш покажется ему не столь занимательным.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Портреты. - Детали. - Обстановка
С Северино вы уже знакомы и можете легко догадаться о его вкусах. Он
объединял в своем лице всю, какую только можно представить страсть к задней
части тела, и такова была его извращенность в этом смысле, что он никогда не
претендовал на другие удовольствия. Однако и в этом чувствовалась
непоследовательность промысла природы, потому что наряду с необычной
фантазией, заставлявшей его избирать обходные тропы, этот монстр обладал
настолько мощной энергией, что самые протоптанные дороги показались бы ему
чересчур узкими!
Что касается Клемента, мы уже вкратце обрисовали его портрет: стоит
присовокупить к нему такие внутренние качества, как жестокость, желчность,
самое опасное коварство, необузданный характер, злобность, едкий, безбожный,
извращенный ум, и читатель получит полную характеристику этого распутника.
Его вкусы характеризовали образ его мысли и имели своим источником его
сердце, а их символом была его свирепая физиономия. Изношенный Клемент не
мог уже совокупляться; когда-то он обожал задницы, теперь же имел
возможность оказать им внимание только такими средствами, которые были под
стать его жестоким страстям. Щипать, бить, колоть, жечь, терзать, одним
словом, подвергать женщину всевозможным мукам и заодно самому испытывать их
- таковы были его любимые утехи, и эти удовольствия были настолько тяжкими
для несчастных предметов его похоти, что они редко выходили из его кельи не
замученными до крайней степени. Все, без исключения, жертвы этого мрачного
заведения согласились бы на любые наказания, только бы избежать ужасной
необходимости удовлетворять гнусные желания этого злодея, который, будучи
утомительно скрупулезен в деталях, часто доводил прислужниц и прислужников
до изнеможения, что было похуже, чем физические страдания, и труднее всего
приходилось тому из них, кто был обязан его возбуждать всеми мыслимыми
способами, чтобы выжать из старого сатира две или три капли спермы, при этом
следует заметить, что он исторгал их мучительно долго и делал это лишь из
чувства мстительности за какой-нибудь выдуманный проступок, например,
банальную кражу.
Сорокалетний Антонин, третий участник каждодневного сладострастного
спектакля, был невысокий, худощавый, но очень жилистый, с таким же опасным
характером, как у Северино, и почти таким же злобным, как у Клемента; он
разделял привязанности своих собратьев, но у него были несколько иные
намерения. Если Клемент, верный своей жестокой мании, преследовал
единственную цель - унижать и тиранизировать женщину, не имея сил
забавляться с ней по-другому, Антонин наслаждался ею простыми и
естественными способами, а бил и истязал ее для того, чтобы сильнее
возбудить себя: короче говоря, один был жесток в силу своего вкуса, второй -
для разнообразия. К этой фантазии у Антонина добавлялись и другие прихоти,
соответствующие его характеру: он безумно любил тереться лицом о женские
прелести, заставлял женщин мочиться ему в рот, а о прочих его маленьких
гнусностях читатель узнает ниже.
Амбруазу было сорок два года; это был очень толстый, приземистый
коротышка с еле различимым, поникшим, некогда детородным органом;
отличавшийся чрезмерным распутством, он имел страсть только к юным
мальчикам, а в девушках ценил то, что сближало их с противоположным полом.
Его излюбленная забава заключалась в следующем: изодрав розгами в кровь
задницу жертвы, он заставлял ее испражняться себе в рот, затем пожирал
мерзкий продукт, вставив член в зад, который его исторг перед этим; даже
прекрасные Грации не смогли бы соблазнить Амбруаза без этого эпизода: вот уж
правду говорят, что истинное сладострастие живет лишь в воображении и
питается чудовищными образами, которые порождает эта капризнейшая часть
нашего разума.
Сильвестр сношался в зад, добавлял к этому незамысловатому удовольствию
две-три совершенно удивительных прихоти: первая состояла в том, что женщина,
которую он сношал, должна была непременно испражняться в это время, вторым
условием, тягостным для слуха присутствующих и обременительным для женщины,
было то, что она должна была испускать дикие вопли в момент его оргазма, для
чего он заранее осыпал несчастную жертву своей похоти звонкими пощечинами, а
в придачу мазал ей лицо испражнениями, Сильвестру было пятьдесят лет, он
имел тщедушную фигуру, уродливую внешность, зато обладал незаурядным умом,
злобностью, подобно остальным монахам, которые, между прочим, считали это
свойство первейшим условием своего развратного братства.
Шестидесятилетний Жером был самым старым и в то же время самым
развратным. Все порочные наклонности, страсти и капризы нашли приют в душе
этого монаха, более того, он превосходил остальных в смысле изощренности:
все тропы Венеры, независимо от того, к какому полу принадлежал их владелец,
были ему безразличны, его силы начинали угасать, с некоторых пор он
предпочитал способ, который, ничего не требуя от мужчины, предоставлял
предмету наслаждения пробуждать сладостные ощущения и исторгать семя, то
есть единственным храмом был для него рот, и его должны были одновременно
сосать и изо всех сил пороть розгами. Позже мы предложим читателю детали,
чтобы он мог оценить их не по описанию, а в действии. Кстати, характер
Жерома был такой же суровый и злобный, как и у его собратьев, и он так же,
как они, стремился ко всему противоестественному; он тоже любил, чтобы
содомировали его, и любил сам содомировать мальчиков после того, как они
вдохнут в его дряблый фаллос новые силы, необходимые для такого предприятия.
Одним словом, в каком бы виде не показался порок, он мог быть уверен,
что найдет в этом адском доме либо верных сторонников, либо удобные алтари.
Орден бенедиктинцев выделял большие средства на содержание этого гнусного
приюта, который существовал уже более века и всегда в нем обитали шесть
священнослужителей, самых богатых и знатных в ордене, отличавшихся настолько
разнузданной распущенностью, что они завещали похоронить себя здесь.
Итак, вернемся в залу. Пока Жюстина отдыхает, а монахи ужинают, мы
постараемся как можно подробнее обрисовать этот необычный приют порока и
разврата.
В доме было два сераля: один, состоявший из восемнадцати мальчиков,
другой - из тридцати девочек, то есть на каждого монаха приходилось по пять
предметов женского пола и по три мужского. Ими командовала одна женщина по
имени Викторина, и поскольку ее таланты и обязанности заслуживают более
детального описания, мы посвятим ей отдельный рассказ. В каждом из сералей
имелась большая зала. Обе были круглой формы, середину занимал обеденный
стол, по всему периметру располагались отдельные кельи; каждый предмет
сладострастия жил один, и его келья состояла из двух комнаток: в одной
стояла кровать, в другой биде и туалетный стул.
Мальчики делились на три группы по шесть человек в каждой: две первых
назывались классами ганимедов, третья - классом "ажанов" или активных
служителей Содома.
Первый класс ганимедов включал в себя шесть предметов от семи до
двенадцати лет, они были одеты в матросские костюмчики серого цвета.
Юноши второго класса возрастом двенадцати-восемнадцати лет носили
греческие одежды яркого пурпура.
В классе "ажанов" были собраны крепкого телосложения юноши от
восемнадцати до двадцати пяти лет, они были облачены во фраки европейского
покроя красновато-коричневого цвета, с золотистым отливом.
Девочки распределялись на пять классов, составленных следующим образом:
Первые назывались девственницы, хотя среди них не было ни одной,
достойной такого звания; возраст их был от шести до двенадцати лет, и они
были одеты в белые меховые одежды.
Вторую группу составляли шесть девочек двенадцати-восемнадцати лет,
называемых весталками; они были одеты как монастырские послужницы.
Третий класс составляли шесть красоток от восемнадцати до двадцати
четырех лет, их называли содомитками по причине великолепия ягодиц и одевали
их в греческие туники.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.