read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


А собственно, что она может сделать?
Даже выпрыгнуть из машины ей не удастся... Она в ловушке, в подвижной
ловушке, сейчас коренастый вытащит из рукава шприц и успокоит ее до того самого
момента, когда придет время очнуться на операционном столе, в руках новых
охотников за ее везением...
Где-где?!
Павла судорожно всхлипнула. Коренастый беззастенчиво ее разглядывал.
Павла заплакала.
Рука коренастого опустилась за пазуху.
Шприц?!
С тяжелым вздохом сопровождающий извлек из внутреннего кармана телефонную
трубку с антенной:
- Звоните... Номер набрать или сами знаете? Все еще обливаясь слезами, она
прижала трубку к уху:
- Алло! Алло! Алло!!
- Малыш, в чем дело?
Этот голос невозможно было перепутать с ничьим другим. Павла ревела в голос
и не могла остановиться.
- Малыш, ты что?!
- Тритан, они меня везут...
- Правильно везут, что ты Павла?! С ума сошла? Я тебя жду на месте,
прекрати истерику, ну?!
- Хорошо, - сказала она еле слышно. И не глядя передала трубку коренастому.
- У меня из-за вас будут неприятности, - сказал тот укоризненно.
Павла закусила губу. Облегчение было даже сильнее, чем стыд.
Некоторое время ехали в совершенной тишине, патом машина повернула и
водитель сразу сбросил скорость, так резко, что Павла, чтобы удержаться,
ухватилась за колено коренастого.
- Ой, - сказал за стеклом водитель. Коренастый дернулся. Привстал, сминая
гармошку пластмассовых штор, и Павла вслед за ним увидела и водителя, и сидящего
рядом блондина, и пустую широкую дорогу, и...
На обочине валялся, трогательно задрав колеса, маленький прогулочный
автомобильчик. Из-под его помятого бока торчали тонкие ноги - одна босая, другая
в остроносой бальной туфельке.
Павла зажмурилась.
Ой, нет.
Как будто опускается на голову, облипает тело тяжелая, пропитанная холодным
жиром простыня. Ой, нет...
- Как же это... - одними губами сказал коренастый.
Павла мельком на него взглянула; жесткое лицо было бледным как простыня.
Блондин пробормотал полуразборчивую фразу- из-за стекла Павла расслышала
только слово "инструкция". Водитель уже выдвигал трясущимися пальцами антенну
маленького телефона:
- Алло? "Скорая"?..
Павла до боли сцепила пальцы.
- Как же это, - повторил коренастый, выражение детской растерянности очень
не шло его мужествен-. ному жесткому лицу. - Как же мы можем...
- "Скорая" будет через десять минут! - выкрикнул водитель.
- Десять минут, - медленно повторил коренастый. И обернулся к блондину: -
Выходи. Инструкция...
Блондин помедлил. Потом щелкнула, раскрываясь, Дверь; звук почему-то
показался Павле слишком громким. Хлестнул по нервам.
Что-то было неправильно.
Минуту назад она пережила приступ страха и приступ стыда, а теперь страх
вернулся снова, и стыд явился заранее, авансом. Как она выглядит в глазах этих
людей? Вечно трясущейся за свою шкуру курицей?!
Блондин уже шел к перевернутой машине. Все быстрее шел, бежал...
Павла закусила губу.
В чем неправильность происходящего, в чем?!
Почему ей вспоминается Кович со своим любимым словом "инсценировка"? Почему
вместо боли за несчастную женщину под машиной ее мучит страх и муторное
ожидание, предчувствие... чего?
И что же ей, Павле, делать? Умолять этих людей бросить умирающую под
перевернутой машиной и ехать дальше. Чтобы довезти ее, Павлу, в целости и
сохранности?!
- А...
Она открыла рот, тщетно пытаясь облечь свое предчувствие в слова.
Коренастый удивленно к ней обернулся:
- Что?
Павла поперхнулась:
- Подожди...те... надо...
Слова ее потонули в странном свистящем звуке.
И сразу последовал хлопок- будто бросили камень и он шлепнулся на
опустевшее сиденье рядом с водителем, неуместная шалость...
А из пальцев водителя уже валился телефон, а на сиденье рядом вертелась,
разбрызгивая белые струи газа, какая-то непонятная черная вертушка, газ пах
скверно, водитель закатил глаза...
- Наза-ад!..
Павла успела увидеть, как отшатывается блондин, будто обнаружив за
перевернутой машиной живого саага в засаде.
Как заднее непробиваемое стекло вдруг проваливается вовнутрь, осколки
красиво застревают в складках шторы.
Как коренастый сопровождающий выхватывает из ножен...
Что вы на это скажете, режиссер Кович?
Это была ее последняя мысль, потому что белый вонючий газ сковал ее мысли и
чувства, высушил горло и бросил в беспамятство.
Все.
Осознание этих его слов пришло к Раману много позже. Поздней ночью, когда
он в одних трусах сидел за письменным столом посреди своей огромной захламленной
квартиры. Когда на когда-то белом, а теперь исчерканном листке бумаги
разворачивался и жил его любимый и ненавидимый, его нерожденный спектакль. Когда
он странным 'образом совместил в своем сознании реальный мир и мир-на-сцене, и
общим фрагментом обоих миров сделалась вдруг Пещера...
"Вы пробовали смотреть на мир Пещеры человеческими глазами?"
"...только этим и занимаюсь". "Вы смотрите снаружи..."
Раман встал. Качнулась настольная лампа, чуть не упала; Раман выбрел из
желтого освещенного круга, ушел в темноту, присел на диван.
Значит, Тритан То дин смотрит на Пещеру человеческими глазами изнутри?..
КТО смотрит на Пещеру человеческими глазами?!
Вот ты кто. Вот ты и проговорился.
А может быть, не проговорился? Просто мягко дал понять?..
Егерь.
Раман никогда не задумывался о том, кем может быть егерь в дневной жизни.
Да кем угодно может быть, хоть Тританом Тодином, теперь, по крайней мере,
делается понятнее его скрытая власть... Раман не боится никого и ничего, ни
днем, ни в Пещере, никого, кроме егерей...
Он видел егеря дважды - тогда, в далекой юности, и теперь, всего несколько
недель назад, и странно, что это совпало с его решением ставить Скроя...
Он сидел в одних трусах, голенький перед лицом наступающей ночи, и
чувствовал себя совершенно беззащитным.
Слабым и испуганным, как никогда.
Первым ее чувством было раздражение. Почему ей конечно и безнаказанно
впрыскивают какую-то гадость, вкалывают какую-то гадость, заставляют дышать
отвратительной дрянью?! Сколько можно играть в кино, с ловушками и западнями, с
дурманящим газом в вертящемся баллончике?! Она пожалуется Ковичу, и тот раздует
такой скандал, что мало не покажется...
Она лежала на мягком. Более того - она лежала в кресле; более того- это
опять-таки было кресло в машине, рядом с сиденьем водителя, и навстречу тянулась
какая-то дорога, и в первый момент Павле показалось, что стекла опять затемнены,
- но почти сразу же выяснилось, что попросту сгустились сумерки. Ночь.
Она с трудом повернула голову.
Водитель тяжело дышал. Водитель выглядел хуже некуда - бледный, с
кровоподтеком на пол-лица, Павла сразу поняла, что это НЕ ТОТ водитель. Не тот,
что сидел за рулем неприметной беленькой машины, в которой ехать всего-то
семьдесят две минуты...
Ничего себе семьдесят две. Уже ночь давно, и машина - Павла только сейчас
поняла - другая. Спортивная, на таких, кажется, проходят гонки по пустыне...
- Очнулись? - хрипло спросил водитель. Павла не стала подтверждать. Ей не
было страшно - скорее, противно. Неприятно быть пешкой, мячиком в чужой игре.
- Сидите тихо...
Павла не собиралась шуметь. Ну их всех к черту. Замигал огонек на панели,
буднично затрезвонил телефон; Павла поморщилась, звук буравчиком ввинтился ей в
череп- и не в уши, что было бы естественно, а почему-то в глаза. Водитель нервно
дернулся, схватил трубку:
- Здесь...
Павла зажмурилась. Ей вдруг захотелось есть. Мгновенно и сильно, до одури.
- Нет, - сказал в трубку нервный водитель. - Нет, нет... А какой ценой?!
Все там остались... Нет, я и так заработал пожизненный изолятор, идите вы все
на...
Павла удивленно подняла голову. Надо же, какое потешное слово знает
носитель кровоподтека.
Длинный свет фар прыгал, то утыкаясь в землю, то высвечивая длинную и
узкую, и давно наезженную дорогу, и сосновые стволы справа и слева, как забор.
Машина катилась вперед и вперед, практически неуправляемая, потому что водитель
прижимал к уху трубку и еле придерживал руль:
- Да! Не знаю... Высылайте. Высылайте, я вам говорю... не пробиться. Нет,
нет...
Трубка журчала, как журчит в жаркий день ласковый ручеек. Павла почему-то
ей не верила - водитель не верил тоже.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.