read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Если так, исполните мою просьбу.
- Заранее даю слово.
- Вот она: ни одним словом, ни одним намеком обо мне не беспокоить
Алешу ни сегодня, ни завтра. Ни одного упрека за то, что он забыл меня; ни
одного наставления. Я именно хочу встретить его так, как будто ничего между
нами не было, чтоб он и заметить ничего не мог. Мне это надо. Дадите вы мне
такое слово?
- С величайшим удовольствием, - отвечал князь, - и позвольте мне
прибавить от всей души, что я редко в ком встречал более благоразумного и
ясного взгляда на такие дела... Но вот, кажется, и Алеша.
Действительно, в передней послышался шум. Наташа вздрогнула и как
будто к чему-то приготовилась. Князь сидел с серьезною миною и ожидал,
что-то будет; он пристально следил за Наташей. Но дверь отворилась, и к нам
влетел Алеша.
Глава II
Он именно влетел с каким-то сияющим лицом, радостный, веселый. Видно
было, что он весело и счастливо провел эти четыре дня. На нем как будто
написано было, что он хотел нам что-то сообщить.
- Вот и я! - провозгласил он на всю комнату. - Тот, которому бы надо
быть раньше всех. Но сейчас узнаете все, все, все! Давеча, папаша, мы с
тобой двух слов не успели сказать, а мне много надо было сказать тебе. Это
он мне только в добрые свои минуты позволяет говорить себе: ты, - прервал
он, обращаясь ко мне, - ей-богу, в иное время запрещает! И какая у него
является тактика: начинает сам говорить мне вы. Но с этого дня я хочу, чтоб
у него всегда были добрые минуты, и сделаю так! Вообще я весь переменился в
эти четыре дня, совершенно, совершенно переменился и все вам расскажу. Но
это впереди. А главное теперь: вот она! вот она! опять! Наташа, голубчик,
здравствуй, ангел ты мой! - говорил он, усаживаясь подле нее и жадно целуя
ее руку, - тосковал-то я по тебе в эти дни! Но что хочешь - не мог!
Управиться не мог. Милая ты моя! Как будто ты похудела немножко,
бледненькая стала какая...
Он в восторге покрывал ее руки поцелуями, жадно смотрел на нее своими
прекрасными глазами, как будто не мог наглядеться. Я взглянул на Наташу и
по лицу ее угадал, что у нас были одни мысли: он был вполне невинен. Да и
когда, как этот невинный мог бы сделаться виноватым? Яркий румянец прилил
вдруг к бледным щекам Наташи, точно вся кровь, собравшаяся в ее сердце,
отхлынула вдруг в голову. Глаза ее засверкали, и она гордо взглянула на
князя.
- Но где же... ты был... столько дней? - проговорила она сдержанным и
прерывающимся голосом. Она тяжело и неровно дышала. Боже мой, как она
любила его!
- То-то и есть, что я в самом деле как будто виноват перед тобой; да
что: как будто! разумеется, виноват, и сам это знаю, и приехал с тем, что
знаю. Катя вчера и сегодня говорила мне, что не может женщина простить
такую небрежность (ведь она все знает, что было у нас здесь во вторник; я
на другой же день рассказал). Я с ней спорил, доказывал ей, говорил, что
эта женщина называется Наташа и что во всем свете, может быть, только одна
есть равная ей: это Катя; и я приехал сюда, разумеется зная, что я выиграл
в споре. Разве такой ангел, как ты, может не простить? "Не был, стало быть,
непременно что-нибудь помешало, а не то что разлюбил", - вот как будет
думать моя Наташа! Да и как тебя разлюбить? Разве возможно? Все сердце
наболело у меня по тебе. Но я все-таки виноват! А когда узнаешь все, меня
же первая оправдаешь! Сейчас все расскажу, мне надобно излить душу пред
всеми вами; с тем и приехал. Хотел было сегодня (было полминутки свободной)
залететь к тебе, чтоб поцеловать тебя на лету, но и тут неудача: Катя
немедленно потребовала к себе по важнейшим делам. Это еще до того времени,
когда я на дрожках сидел, папа, и ты меня видел; это я другой раз, по
другой записке к Кате тогда ехал. У нас ведь теперь целые дни скороходы с
записками из дома в дом бегают. Иван Петрович, вашу записку я только вчера
ночью успел прочесть, и вы совершенно правы во всем, что вы там записали.
Но что же делать: физическая невозможность! Так и подумал: завтра вечером
во всем оправдаюсь; потому что уж сегодня вечером невозможно мне было не
приехать к тебе, Наташа.
- Какая это записка? - спросила Наташа.
- Он у меня был, не застал, разумеется, и сильно разругал в письме,
которое мне оставил, за то, что к тебе не хожу. И он совершенно прав. Это
было вчера.
Наташа взглянула на меня.
- Но если у тебя доставало времени бывать с утра до вечера у Катерины
Федоровны... - начал было князь.
- Знаю, знаю, что ты скажешь, - перебил Алеша: - "Если мог быть у
Кати, то у тебя должно быть вдвое причин быть здесь". Совершенно с тобой
согласен и даже прибавлю от себя: не вдвое причин, а в миллион больше
причин! Но, во-первых, бывают же странные, неожиданные события в жизни,
которые все перемешивают и ставят вверх дном. Ну, вот и со мной случились
такие события. Говорю же я, что в эти дни я совершенно изменился, весь до
конца ногтей; стало быть, были же важные обстоятельства!
- Ах, боже мой, да что же с тобой было! Не томи, пожалуйста! -
вскричала Наташа, улыбаясь на горячку Алеши.
В самом деле, он был немного смешон: он торопился; слова вылетали у
него быстро, часто, без порядка, какой-то стукотней. Ему все хотелось
говорить, говорить, рассказать. Но, рассказывая, он все-таки не покидал
руки Наташи и беспрерывно подносил ее к губам, как будто не мог
нацеловаться.
- В том-то и дело, что со мной было, - продолжал Алеша. - Ах, друзья
мои! Что я видел, что делал, каких людей узнал! Во-первых, Катя: это такое
совершенство! Я ее совсем, совсем не знал до сих пор! И тогда, во вторник,
когда я говорил тебе об ней, Наташа, - помнишь, я еще с таким восторгом
говорил, ну, так и тогда даже я ее совсем почти не знал. Она сама таилась
от меня до самого теперешнего времени. Но теперь мы совершенно узнали друг
друга. Мы с ней уж теперь на ты. Но начну сначала: во-первых, Наташа, если
б ты могла только слышать, что она говорила мне про тебя, когда я на другой
день, в среду, рассказал ей, что здесь между нами было... А кстати:
припоминаю, каким я был глупцом перед тобой, когда я приехал к тебе тогда
утром, в среду! Ты встречаешь меня с восторгом, ты вся проникнута новым
положением нашим, ты хочешь говорить со мной обо всем этом; ты грустна и в
то же время шалишь и играешь со мной, а я - такого солидного человека из
себя корчу! О глупец! Глупец! Ведь, ей-богу же, мне хотелось порисоваться,
похвастаться, что я скоро буду мужем, солидным человеком, и нашел же перед
кем хвастаться, - перед тобой! Ах, как, должно быть, ты тогда надо мной
смеялась и как я стоил твоей насмешки!
Князь сидел молча и с какой-то торжествующе иронической улыбкой
смотрел на Алешу. Точно он рад был, что сын выказывает себя с такой
легкомысленной и даже смешной точки зрения. Весь этот вечер я прилежно
наблюдал его и совершенно убедился, что он вовсе не любит сына, хотя и
говорили про слишком горячую отцовскую любовь его.
- После тебя я поехал к Кате, - сыпал свой рассказ Алеша. - Я уже
сказал, что мы только в это утро совершенно узнали друг друга, и странно
как-то это произошло... не помню даже... Несколько горячих слов, несколько
ощущений, мыслей, прямо высказанных, и мы - сблизились навеки. Ты должна,
должна узнать ее, Наташа! Как она рассказала, как она растолковала мне
тебя! Как объяснила мне, какое ты сокровище для меня! Мало-помалу она
объяснила мне все свои идеи и свой взгляд на жизнь; это такая серьезная,
такая восторженная девушка! Она говорила о долге, о назначении нашем, о
том, что мы все должны служить человечеству, и так как мы совершенно
сошлись, в какие-нибудь пять-шесть часов разговора, то кончили тем, что
поклялись друг другу в вечной дружбе и в том, что во всю жизнь нашу будем
действовать вместе!
- В чем же действовать? - с удивлением спросил князь.
- Я так изменился, отец, что все это, конечно, должно удивлять тебя;
даже заранее предчувствую все твои возражения, - отвечал торжественно
Алеша. - Все вы люди практические, у вас столько выжитых правил, серьезных,
строгих; на все новое, на все молодое, свежее вы смотрите недоверчиво,
враждебно, насмешливо. Но теперь уж я не тот, каким ты знал меня несколько
дней тому назад. Я другой! Я смело смотрю в глаза всему и всем на свете.
Если я знаю, что мое убеждение справедливо, я преследую его до последней
крайности; и если я не собьюсь с дороги, то я честный человек. С меня



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.