read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



человеческие голоса, и наконец с невидимой лодки донесся окрик:
- Это мистер Додд?
- Да, - ответил я. - Джим Пинкертон с вами?
- Нет, сэр, - последовал ответ, - но с нами один из его подручных, по
фамилии Спиди.
- Это я, мистер Додд, - раздался голос самого Спиди. - Я привез вам
письма.
- Отлично, господа! - сказал я. - Поднимайтесь на борт и позвольте
мне просмотреть мою корреспонденцию.
К борту шхуны подошел вельбот, и по трапу поднялись три человека: мой
старый знакомец Спиди, морщинистый старичок по фамилии Шарп и красноли-
цый толстяк, фамилия которого была Фаулер. Эти двое, как я узнал впос-
ледствии, часто работали вместе. Шарп поставлял нужные капиталы, а Фау-
лер, занимавший на острове довольно видное положение, вкладывал в дело
свою энергию, а также личные связи, без которых в подобных случаях не
обойтись. Насколько я мог понять, Фаулера особенно привлекала романти-
ческая сторона подобных предприятий, и позднее, в тот же вечер, я по-
чувствовал к нему довольно большую симпатию. Однако в эти первые минуты
мне было не до моих новых знакомых - прежде чем Спиди успел достать
письма, я уже знал всю величину постигшего нас несчастья.
- Мы должны сообщить вам неприятную новость, мистер Додд, - сказал
Фаулер, - ваша фирма обанкротилась.
- Как! Уже? - воскликнул я.
- Еще удивительно, что Пинкертон сумел продержаться так долго, - пос-
ледовал ответ. - Покупка брига истощила ваш кредит. Ведь хотя ваша фирма
и вела большие дела, капиталы ее были очень невелики, так что, когда по-
ложение обострилось, вас могло спасти только чудо. Пинкертон объявлен
банкротом, кредиторы получили по семь центов за доллар, но, в общем, все
обошлось сравнительно благополучно, и газеты на ваг не особенно нападали
- насколько мне известно, у Джима в этих кругах есть связи. Беда только
в том, что теперь ваша покупка "Летящего по ветру" получила большую ог-
ласку, в частности здесь, в Гонолулу. Так что чем скорее мы заберем то-
вар и выложим доллары, тем лучше для всех нас.
- Господа, - сказал я, - вы должны извинить меня.
Мой друг капитан угостит вас шампанским, чтобы вам не было так скучно
ждать, потому что, пока я не прочту эти письма, я не способен ни о чем
разговаривать.
Они начали было возражать - и, безусловно, всякое промедление было
чревато опасностью, - но моя растерянность и горе были настолько очевид-
ны, что у них не хватило духу настаивать, и вскоре я, оставшись один на
палубе, уже читал печальные письма, которые привожу ниже.
"Мой дорогой Лауден! - начиналось первое. - Это письмо передаст тебе
твой друг Спиди, с которым вы делили акции серебряных рудников. Его не-
поколебимая честность и искренняя привязанность к тебе делают его наибо-
лее подходящим агентом для наших целей в Гонолулу, потому что нам при-
дется иметь дело отнюдь не с простаками. Главный там - Билли Фаулер (ты,
наверное, слышал о Билли?). Он занимается политикой и умеет найти общий
язык с таможней. Мне предстоит тяжелое время в конторе, но я исполнен
сил и бодрости. Со мной Мэйми, а мой компаньон мчится на всех парусах к
сокровищу, скрытому на бриге, и я чувствую, что могу жонглировать еги-
петскими пирамидами, как фокусник жестяными тарелками. Я могу пожелать
только одного, Лауден: чтобы ты чувствовал то же одушевление, что и я.
Мне кажется, я не хожу, а летаю. Мэйми просто чудо. Лучшей поддержки не
мог бы себе пожелать ни один человек. Я бью все рекорды.
Твой верный компаньон Джим Пинкертон.
Второе письмо было написано совсем в ином тоне:
"Дорогой Лауден!
Как мне подготовить тебя к тяжелому известию? Я боюсь, ты не перене-
сешь этого удара: сегодня без четверти двенадцать паша фирма обанкроти-
лась, и всему причиной вексель Бредли (на двести долларов). Он оказался
последней соломинкой, и дефицит равен двумстам пятидесяти тысячам долла-
ров. Какой позор! Какое несчастье! А ты ведь уехал всего три недели на-
зад, Лауден, поверь, твой компаньон делал что мог. Если бы это было в
человеческих силах, я нашел бы выход из положения, но все рухнуло разом.
Я выплачу, что смогу. Все кредиторы накинулись на нас, как стая волков.
Я еще не знаю точно, какими капиталами мы будем располагать, настолько
разнообразны операции, которые проводила наша фирма, но я работаю дни и
ночи и надеюсь, что сумма наберется немалая. Если только "Летящий по
ветру" принесет хотя бы половину того, на что мы рассчитываем, последнее
слово останется за нами. Я бодр и полон сил, как всегда, и никакие неп-
риятности не могут сломить мой дух, а Мэйми служит мне истинной поддерж-
кой. У меня такое ощущение, что банкротство поразило только меня, не
коснувшись ни тебя, ни ее. Поторопись. Это все, что от тебя требуется.
Всегда твой Дж. Пинкертон".
Третье письмо можно назвать просто унылым.
"Мой бедный Лауден! - начиналось оно. - Я каждый день засиживаюсь да-
леко за полночь, стараясь привести наши дела в порядок. Ты и представить
себе не можешь, как они сложны и запутанны. Дуглас Лонгхерст сказал в
шутку, что ликвидатор просто захлебнется. И не могу отрицать, что
кое-какие сделки смахивают на спекуляции. Не дай бог, чтоб тебе, челове-
ку такому утонченному и щепетильному, когда-нибудь пришлось столкнуться
с судебными исполнителями. Они лишены всякого подобия человеческих
чувств. Но мне было бы легче переносить все это, если бы не шумиха, под-
нятая газетами. Как часто, Лауден, вспоминаю я твои справедливые упреки
в адрес нашей печати! Одна газета напечатала интервью со мной, безбожно
исказив все, что я говорил, и снабдив его издевательскими пояснениями.
Ты был бы вне себя, настолько оно бесчеловечно. Да я бы не написал так и
о бешеной собаке, случись с ней такое несчастье, как со мной. Мэйми
просто ахнула. А до сих пор она держалась совсем молодцом. Как удиви-
тельно верно заметил ты тогда в Париже, что не надо касаться внешности!
Этот репортеришко написал... (далее следовала тщательно вычеркнутая
строчка, после чего мой друг перешел к другой теме). Мне трудно писать о
состоянии наших дел. У нас нет никаких активов.
Даже от "Тринадцати звездочек" толку мало, хотя более доходное предп-
риятие трудно было придумать. После покупки этого брига проклятие легло
на все наши дела. И что толку! Что бы ты ни нашел на этом бриге, этого
не хватит для покрытия нашего дефицита. Меня мучает мысль, что ты счита-
ешь меня виноватым Я ведь помню, как не слушал твоих уговоров. Ах, Лау-
ден, пожалей своего несчастного компаньона! Это меня убивает. Мысль о
твоих строгих принципах приводит меня в трепет. Меня угнетает, что не
все мои книги в порядке, и я не знаю, что мне делать, словно у меня по-
мутилось в голове. Лауден, если будут какие-нибудь неприятности, то я
постараюсь выгородить тебя. Я уже заявил, судебным исполнителям, что ты
ничего не понимаешь в делах и не занимался ими. Хочу верить, что я пос-
тупил правильно. Я знаю, что это была большая вольность с моей стороны.
Я знаю, что ты имеешь полное право жаловаться. Но если бы ты слышал, что
они говорили! А ведь я всегда действовал в рамках закона. Даже ты с тво-
ей щепетильностью не мог бы ни к чему придраться, если бы все пошло так,
как надо. И ведь ты знаешь, что покупка "Летящего по ветру" была самой
крупной нашей сделкой, а предложил ее ты. Мэйми говорит, что никогда бы
не смогла взглянуть тебе в лицо, если бы купить его предложил я. Она та-
кая щепетильная!
Твой замученный Джим.
Последнее письмо начиналось без всякого обращения:
"Моей деловой карьере пришел конец. Я сдаюсь, у меня не осталось
больше сил. Наверное, мне надо бы радоваться, потому что все кончено и
суд уже был. Не знаю, как я его перенес, и ничего не помню. Если опера-
ция закончится благополучно - я имею в виду "Летящий по ветру", - мы уе-
дем в Европу и будем жить на проценты с капитала. Работать я больше не
смогу. Меня начинает бить дрожь, когда кто-нибудь со мной заговаривает.
Прежде я всегда надеялся и работал не покладая рук. А к чему это приве-
ло? Я хочу лежать в гамаке, ни о чем не думать и читать Шекспира. Не
считай меня трусом, Лауден, я просто болен. Мне необходимо отдохнуть.
Всю жизнь я трудился изо всех сил, не щадя себя. Каждый заработанный
мной доллар я чеканил из собственного мозга. Подлостей я никогда не де-
лал, всегда старался быть порядочным человеком, подавал нищим и теперь
имею право отдохнуть. Я должен отдыхать целый год, иначе умру от беспо-
койства и мозгового переутомления. Не думай, что я преувеличиваю, дело
обстоит именно так. Если ты все-таки чтонибудь нашел, доверься Спили и
постарайся, чтобы кредиторы не пронюхали о твоей находке. Я помог тебе,
когда ты попал в беду, - помоги же теперь мне. Не обманывай себя. Если
ты не поможешь мне сейчас, потом будет поздно. Я стал клерком и путаюсь
в расчетах. Мэйми работает машинисткой на бирже. Для меня в жизни ничего
не осталось. Я знаю, тебе будет неприятно сделать то, о чем я прошу.
Помни только об одном: это жизнь или смерть для Джима Пинкертона.
Постскриптум. Мы выплатили семь центов за доллар. Какое падение! Ну,
слезами горю не поможешь, я не буду хныкать. Но, Лауден, я хочу жить. Я
отказался от всяких честолюбивых замыслов, я просто хочу жить, и только.
Все-таки в жизни для меня еще осталось много радости. Я оказался плохим
клерком. Будь я хозяином, такой работник не удержался бы у меня и сорока
минут, но я уже больше не хозяин и никогда им не буду. Ты - моя послед-
няя надежда. Так помоги же Джиму Пинкертону".
За этим постскриптумом следовал еще один, полный таких же жалоб и
просьб, а кроме того, в письмо было вложено заключение врача, достаточно
мрачное. Какое впечатление все это произвело на меня, догадаться нетруд-
но. Кончив читать, я подошел к борту и с глубоким вздохом устремил
взгляд на огни Гонолулу. В первое мгновение я совсем растерялся, но по-
том почувствовал внезапный прилив энергии. На Джима мне больше нельзя
было полагаться, я должен был действовать сам и все решать на свою от-
ветственность.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [ 47 ] 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.