read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Это кто же вам настучал? Про язык?
- Во-первых, не мне. Во-вторых, латиносы и настучали. Она никогда не
общалась с ними на испанском, они даже не подозревали, что девица его
знает... А потом она сорвалась. Не выдержала... Ответила на какую-то их
сальность. Причем на сленге. А чтобы знать сленг, нужно в нем повариться.
Видать, варилась она прилично, уж очень неизгладимое впечатление на этих
музыкантишек произвела...
Да, что-что, а производить впечатление Марина-Лотойя-Мануэла умела. И
Корабельникоff, скорее всего, был далеко не самым первым в списке, сраженных
наповал.
- Твой-то хмырь... Хозяин... Видать, тоже попался. То-то копытами землю
рыл.
- В каком смысле? - удивился Никита.
- В общем, с его подачи... Или по его личной просьбе вышестоящему
начальству... Через какие-то влиятельные руки переданной... Короче, дело
остановлено в той стадии, в которой остановлено. Закрыто, одним словом.
- Вот уж не думал, что следствие так сговорчиво...
- Да не в следствии дело... Выводы однозначны, так что никто на горло
расследованию не наступал. Убийство, самоубийство, любовная бытовуха, такое
случается... Просто много чего еще можно было нарыть...
- Чего, например?
- Например, тебя... С твоей ночной экскурсией... Как бы ты все объяснил,
если бы тебя за задницу прихватили?
- И весь улов?
- Наверняка не весь... И мертвая женушка поведала бы о себе гораздо
больше, чем живая... Но я вот что думаю: он просто не хотел ничего знать о
своей жене... Корабельников... M-м... сверх того, что узнал. Но и этого ему
хватило. А разрушать светлый образ дальше... И потом это чертово колье...
- А что - колье?
- Ты понимаешь... Ведь оно всплыло только в показаниях его секретарши...
- Нонны Багратионовны?
- Уж не знаю, как там ее зовут...
- А почему это она его упомянула?
- Ну откуда же я знаю?... На каком-нибудь банальном вопросе
споткнулась... По типу "что вы знаете об отношениях супругов...".
Вот оно что... Значит, следователь Кондратюк не случайно перемывал
камешки в тазике, кладоискатель, мать его за ногу... Значит, Нонна
Багратионовна расстаралась. Не удивительно, если и стишки присовокупила...
этого... как его... Филиппа Танского... Ай, Нонна-Нонна, ненависть к
Мариночке оказалась сильнее любви к Корабельникoffy. Ну, да ненависть всегда
сильнее любви, всегда румянее, тут и удивляться ничему не приходится...
- Но самое интересное... Самое интересное как раз то, что сам
Корабельников о колье и не заикнулся. Пока у него напрямую не спросили... Уж
не знаю, может запамятовал... Может, для него двести пятьдесят тонн потерять
- это все равно что два рубля на общественный сортир потратить... Но...
- Да ладно тебе, Митенька... Человек в таком состоянии... Он ведь
действительно ее любил.
- Ну да... Двести пятьдесят тонн на шлюху со Староневского палить не
будешь. И на жену, которая тебе воздух в постели портит двадцать лет к
ряду... Любил... Слушай, Кит, - Митенька прищурился и хитро посмотрел на
Никиту. - А может, это ты прихватил камешки, а? Ну мало ли, какие цацки на
мертвой шее болтаются...
Кухня Левитаса поплыла у Никиты перед глазами. А заодно и сам Митенька -
родной, плохо выбритый, со всклокоченными волосами.
- Ты... Ты...
- Да ладно, шютка! Шютка, - тотчас же разулыбался Митенька. - Что сразу
бычиться-то?... Я к тому... что могли заложить - и на Канары с Балеарами...
Хотя... Хрен... Повяжут с такими камешками... Нет. Будем по ночам
любоваться. Из подштанников доставать - и любоваться.
- Дурак ты, Митенька...
- Я же сказал... Шютка! А если эти двое... Ну, парочка. Которых ты
подвозил?
- Не знаю...
- Ладно... А Корабельников и вправду странный тип. Готов на что угодно
закрыть глаза, лишь бы не трепали имя его жены... Это что, и есть любовь?
Никогда не женюсь, никогда... Не нужно мне никакой любви... Пусть меня мой
кобель любит... Вот уж кто мне сюрпризов не преподнесет. И не окажется на
склоне лет утконосом. Или ехидной какой-нибудь. Доберманом родился -
доберманом помрет... А Корабельников, видать, еще тот пес... Так тело
защищать... Которое, может, ему до конца и не принадлежало...
Митенька крякнул и обхватил пятерней лохматый затылок: нельзя сказать,
что ему без труда давались такие изысканные формулировки. Но Никита понял
его, а поняв, восхитился: ай да Митенька, ай да философ хренов, и кто бы мог
подумать, что под таким простецким, грубо скроенным черепом ютятся подобные
мысли. Впрочем, это и мыслями-то назвать нельзя, по большому счету, так,
предутренние ощущения, когда Господь Бог отправляется перекурить, и всяк,
кому не лень, может посидеть в его руководящем кресле... Ну конечно же,
Корабельникоff слишком любил свою жену, слишком. Настолько, что готов был
принести в жертву ее прошлое. Прав, прав Митенька: он хотел знать о жене
только то, что подтверждало бы ее привязанность к нему, Корабельникоffу.
Подтверждало, а не опровергало. И теперь, лишившись Мариночки...
Лишившись живой, вероломной и похотливой Мариночки, ты только выиграл,
Ока Алексеевич! Если ты выберешься - а ты должен, ты просто обязан
выбраться, - Мариночка превратится в воспоминания. И любовь к ней - тоже...
Любовь, переведенная в воспоминания, всегда абсолютна, а именно к абсолюту
ты всегда и стремился по большому счету. Любовь, переведенная в
воспоминания, никогда не предаст тебя, потому что воспоминания никогда не
предают. Напротив, они утешают, они кладут легкую щенячью голову на колени и
требуют ласки. Они готовы поиграть с тобой в тихие игры, они готовы соврать
во благо, они готовы убедить тебя в чем угодно. Например, в том, что те,
кого ты любил, любили только тебя... И если в эту благостную картину не
вписывается какой-то там сомнительный жаргон - долой жаргон. И если в эту
благостную картину не вписывается какая-то там сомнительная грузинка - долой
грузинку. А заодно и сомнительное прошлое. Ты всегда будешь помнить только о
ее легких руках и тяжелых волосах... И в твоих воспоминаниях ее руки станут
еще легче, а волосы - еще тяжелее. И они...
Они - будут только твоими...
- Эй... Ты совсем меня не слушаешь... - будничный и такой прозаичный
голос Митеньки донесся до Никиты как из бочки.
- Почему не слушаю? Слушаю...
- Это хорошо, - неизвестно чему обрадовался Митенька. - А вот теперь
слушай внимательно. Об этом не знает никто. То есть - вообще никто. Я бы и
сам предпочел об этом не знать... Хотя, если честно, то мне от этого знания
ни холодно ни жарко. Тем более что следствие уже прихлопнули.
- Что ж не сообщил? - поинтересовался Никита, с трудом отрываясь от
мыслей об абсолютах.
- Меня это не касается... У меня своих геморроев полно. А тебя это
позабавит... Помнишь ту ночь, когда ты приволокся ко мне с Пятнадцатой?
- И что?
- А вот что...
Митенька открыл ящик кухонного стола, доверху набитый всяким хламом:
вилки, ложки, консервные ножи, полиэтиленовые крышки, мумифицированные тушки
тараканов, ссохшиеся головки чеснока, противоблошиные ошейники, заляпанные
жиром брошюры самого провокационного содержания: от сектантской "Сторожевой
башни" до устава Партии пенсионеров. Никиту всегда умиляли эти залежи, он
был просто уверен: стоит хорошенько покопаться в этой куче барахла - и на
свет явятся неизвестные фрагменты давно утерянной Янтарной комнаты. А так же
отбитый нос Сфинкса из Гизы, унесенный в неизвестном направлении
наполеоновскими солдатами...
Интересно, что на этот раз извлечет на свет божий Митенька?
Пока Никита размышлял об этом, Митенька вытащил из стола крошечный
прозрачный пакетик и повертел им перед носом приятеля.
- Ты знаешь, что здесь?
- Понятия не имею...
- А ведь это твоя вещица... С Пятнадцатой линии...
Сколько Никита не вглядывался в содержимое пакетика, он так ничего и не
увидел. Пакетик был восхитительно, обворожительно, сногсшибательно пуст.
- Оригинальная вещица, - осторожно заметил Никита. - Очень
оригинальная...
- Я тоже так подумал... Учитывая место, где она к тебе прицепилась...
- И где же она ко мне прицепилась? - Никита все еще не понимал, куда
клонит Митенька.
- Я так думаю, что в спальне... Той самой... Где ты нашел второе тело...
Он наконец-то раскрыл пакетик, Митенька. И, покопавшись там неуклюжими
пальцами, вытащил самый обыкновенный волос. Светлый и длинный, теперь
понятно, почему он не просматривался в крошечном куске целлофана.
Митенька повертел волос в руках, расправил его и даже подергал за концы.
- Узнаешь? - спросил он.
- Нет.
- А зря. Его я снял с твоей куртки. А знаешь, что самое интересное?
- Что?
- Это ведь искусственный волос.
- Что значит - искусственный?
- Искусственный - значит ненастоящий... Волос из парика, одним словом.
Мариночка носила парики?
- Не знаю, - стушевался Никита. - Вроде нет... Вроде у нее были свои
волосы...
- У нее были свои волосы. Я навел справки. У нее была роскошная
шевелюра... Густая... почти львиная... И-эх, не мне досталась...
- Что ты хочешь этим сказать?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.