read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Как? - изумился Дааз. - Михаил не супруг Танюши?
Я покачала головой:
- Нет, он связан давно узами брака с некоей Ефросиньей Романовой,
впрочем, супружеская жизнь там не удалась, детей нет, а Молотова ждет
ребенка... Но это, в конце концов, личное дело треугольника, мы, как вы
понимаете, заинтересовались Татьяной совсем по другому поводу. Вы хорошо
знаете знакомых внучки?
- Она моя племянница.
- Так как?
- Может, попробуете объяснить, что стряслось?
- Мы разыскиваем близкого приятеля Молотовой, очень толстого мужчину с
маленькой, змеиной головой по имени Слава. Не слыхали о таком? Он убийца и
похититель людей.
Георгий Львович посуровел:
- Уважаемая...
- Евлампия Андреевна, - подсказала я.
- Чудное имя, старорусское, редкое. Так вот, уважаемая Евлампия
Андреевна, я совершенно не имею понятия о круге общения Татьяны.
- Как же так? - изумилась я. - Вроде близкая родственница, вы так
хлопотали о квартире для нее...
Дааз дернул шеей и вздохнул:
- Ладно, слушайте, только пожалейте старика, никому из наших не
выдавайте.
- Никогда в жизни, - пообещала я.
- Она мне не племянница...
- А кто?
- Никто!
- Как? - изумилась я. - Зачем же тогда спектакль устраивали?
Георгий Львович тяжело оперся на палку и поднялся. Медленным шагом старик
добрел до письменного стола, взял красивую серебряную рамку и подал мне. С
фотографии смотрели счастливые, улыбающиеся лица: молодой худощавый мужчина,
крупная блондинка и толстенький щекастый подросток, мальчишка лет
тринадцати-четырнадцати.
- Это мой сын, невестка и внук, - пояснил Георгий Львович. - Не дай бог и
вам когда-нибудь пережить такое...
- А что случилось?
Дааз тяжело вздохнул и сел в кресло.
- Трагическая случайность. В их "Волгу" врезался троллейбус.
Единственное, что радует, - моя жена не дожила до этого ужаса, скончалась в
1989 году... Я остался совсем один, как перст.
Ужасное происшествие с сыном подорвало здоровье старика, впрочем, и лет
ему было уже много. Сначала отказали ноги, потом стала день-деньской болеть
голова, и вот наступил момент, когда Георгий Львович оказался на пенсии. Со
всевозможными надбавками и привилегиями выходило на круг чуть больше тысячи
рублей. Естественно, бывшие подчиненные не бросали начальника, наведывались
в гости, принося с собой подарки: конфеты, торты и сигареты. Но потом поток
посетителей начал ослабевать. Немощный, полунищий старик оказался никому не
нужен.
И тут Георгию Львовичу пришла в голову славная мысль - он мог бы продать
четырехкомнатные апартаменты сына и жить в свое удовольствие. Но не тут-то
было. Квартира, хоть и приватизированная, считалась служебной жилплощадью, и
совет жильцов прямо намекнул старику: посторонних не пропишем. В январе к
Георгию Львовичу приехала старинная знакомая, Мария Леонидовна Раух, и
предложила отличный выход из, казалось, безвыходного положения.
- Жорочка, - щебетала она, поправляя пухлой ручкой слишком черные для
натуральных кудри, - квартирка-то твоя не продается!
- И не говори, Маша, - отмахнулся приятель, - сама знаешь, как сейчас у
ученых с деньгами...
- Ну вот, совет жильцов все-таки экстремистская организация, - протянула
Мария Леонидовна. - Ясно же, научным работникам не до квартир, что ж, теперь
с голоду подыхать?
Георгий Львович вспомнил, как сам громче всех кричал на правлении
кооператива против хозяина ресторанчика, и ничего не сказал.
- Радуйся, дурачок, - сообщила Раух, - слава богу, у тебя есть я. Слушай
внимательно.
Дааз покорно посмотрел на Марию Леонидовну. Дело оказалось простым. У
Раух есть подруга, а у той дочка - красавица, умница... Детка вышла замуж,
жить негде. Денег в семье навалом, но молодые хотят не просто роскошные
апартаменты, а квартиру в элитарном доме, с приличными соседями. Здание, где
проживает Дааз и где в соседнем подъезде пустует квартира трагически
погибшей семьи, подходит идеально. Дело за малым, Георгию Львовичу следует
сказать, будто Танечка его племянница...
- А вдруг попросят метрику? - робко заикнулся Дааз. - У нас знаешь какие
люди в совете жильцов сидят.
- Нет, вы поглядите! - всплеснула руками Мария Леонидовна. - На дворе
давно перестройка, Демократия, а у вас пятидесятые годы, "холодная война" и
совет жильцов. Пойми, ты собственник квартиры, и никто не может запретить ее
продать.
Георгий Львович вспомнил бесконечные несчастья, преследовавшие владельца
ресторанчика, и только вздохнул.
- Впрочем, - неслась дальше Раух, - не переживай, сделают метрику, будто
она дочь твоей сестры, заткнешь рот вампирам.
Сказано - сделано. Не прошло и двух недель, как жилплощадь перешла в руки
Тани и Михаила. Георгий Львович получил огромную сумму и теперь живет в свое
удовольствие, не отказываясь от хорошей еды, американских сигарет и кофе,
даже нанял домработницу. "Племянница" оказалась приятной девушкой, а ее муж
даже пару раз возил старика к врачу. Очень милые, приветливые люди, но об их
знакомых Дааз абсолютно ничего не знает.
Забрав у престарелого профессора адрес и телефон милейшей Марии
Леонидовны Раух, я вышла на улицу. Время подбиралось к пяти. Интересно, до
которого часа работает Инюрколлегия? Впрочем, мне все равно по пути, загляну
в офис к даме, названной в газете.
На стеклянной двери не висело никаких объявлений о служебном времени, но
вход оказался открыт. Внутри, естественно, сидел охранник, глянувший на меня
суровым взглядом поверх газеты "Сегодня".
- К Злобиной Регине Николаевне, - поспешила сообщить я.
- Комната пятнадцать, - буркнул страж, вновь утыкаясь в печатный лист, -
второй этаж, налево.
Я послушно взобралась на следующий этаж и пошла по коридору, устеленному
светло-коричневым ковролином. По дороге не встретилась ни одна живая душа,
тишина стояла могильная, из-за светлых полированных дверей не доносилось ни
звука. Просто дворец Спящей красавицы. В нужной мне комнате у компьютера
сидела молоденькая девушка, скорей всего вчерашняя школьница. Наверное,
секретарша, решила я, и спросила:
- Злобину где можно найти?
- Слушаю, - серьезно заявила девушка.
- Регина Николаевна? - изумилась я.
- Да, - совершенно спокойно подтвердила девочка и радушно сказала:
- Садитесь, в ногах правды нет.
Я плюхнулась в услужливо подставленное кресло.
- Что за дело привело вас ко мне? - участливо осведомилась девушка. Я
замялась:
- Видите ли, практически никогда не читаю газету "Неделя"...
- Ну это нестрашно, - успокоила служащая, - я тоже...
- А тут вдруг попался старый номер, гляжу - разыскивают Катуковых и
обещают вознаграждение!
Злобина встала и щелкнула выключателем. Небольшую комнатку залил
безжалостный неоновый свет, и мне стало понятно, что милой, хрупкой служащей
давно не двадцать лет, скорей всего - хорошо за тридцать.
- К сожалению, - развела руками Регина Николаевна, - вы опоздали,
Катуковы давно введены в права наследства. К нам обратился мужчина,
Ростислав Сергеевич Катуков. Насколько понимаю, они на днях вылетают с женой
в Париж...
В моей голове слабо-слабо зашевелились какие-то смутные мысли, что-то
неоформившееся, туманное.
- И много денег они получат? Продолжая улыбаться, Регина Николаевна
ответила:
- Жаль, конечно, что зря ехали, могу угостить кофе.
- Спасибо, - с удовольствием согласилась я и переспросила:
- И все же, какова сумма? Злобина аккуратненько насыпала коричневые
гранулы в чашку.
- Извините, но не имею права разглашать подобные сведения!
Я поколебалась минуту, потом достала удостоверение ФСБ и мило попросила:
- Давайте все же посмотрим!
- Понятно, - посерьезнела Регина Николаевна и со вздохом открыла шкаф. -
Так, Катуков, вот оно.
Я слушала информацию затаив дыхание, ну бывают же на свете чудеса!
Федулов Василий Николаевич, 1952 года рождения, проживал в Москве по
адресу улица Первого жокея, дом 19, квартира 46. Судя по всему, он
приходился соседом Катуковым. Работал Василий Николаевич акробатом в цирке и
в 1974 году, оказавшись на гастролях во Франции, попросил политического
убежища. Шли годы "холодной войны", и французские власти уважили просьбу
бегущего от Советов Федулова. Василий Николаевич остался в Париже. Первое
время бедствовал, как многие эмигранты, нанялся дворником. Потом водителем
такси. И здесь ему повезло, случайно познакомился с Гастоном Леру,
владельцем небольшой колбасной. Гастон взял русского к себе рабочим,
подносить фарш от мясорубки, мыть бараньи кишки, зачищать печенку от пленок.
Василий превратился в Базиля, отрубил от фамилии труднопроизносимое
окончание "лов" и превратился в почти настоящего француза. Не прошло и
полугода, как Гастон понял, что к нему попал бриллиант.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.