read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Мамаев вдруг почувствовал, что смертельно устал.
К черту. Домой. Спать.
Всякий раз, когда Мамаев выходил из офиса к поданному Николаем
"Мерседесу", дежурный охранник почтительно открывал перед ним дверцу. Но
этим вечером к машине подскочил какой-то парень в черном плаще, до этого
стоявший у входа с дежурным, услужливо распахнул заднюю дверь "Мерседеса" и
негромко сказал:
- Владимир Петрович, можно вас на два слова?
- Запишись на прием, - буркнул Мамаев. - Есть порядок.
- Вы меня не узнали? Я из службы безопасности. Дежурил на Малых
Каменщиках. Вы приказали мне допросить сантехника.
- А, ты! Что у тебя?
- Не здесь. Владимир Петрович, не здесь! - умоляюще проговорил охранник
и испуганно оглянулся по сторонам.
- Что с тобой? - удивился Мамаев.
- Расскажу. Все расскажу! Только давайте отъедем!
- Ну, садись. Он юркнул в салон и вжался в угол.
На темной Москворец- кой набережной Николай остановил машину и хотел
выйти, но Мамаев задержал его и кивнул охраннику:
- Докладывай. При нем можно. В чем дело?
- Мы узнали, кто был земляк, который бухал с сантехником.
- Долго же вы его пытали!
- Протрезвлять пришлось. Под капельницу возили, иначе никак. Земляк
этот никакой ему не земляк. В пивной познакомились, он поставил, потом
добавили, потом еще взяли и пошли к нему домой. Земляк сказал, что он по
делам в Москве, нельзя ли ему пожить в той комнате. Васька открыл комнату.
Ключ у него был, когда-то врезал старухе замок, с тех пор и остался. Земляк
сказал: годится. Хорошо забашлял. Сказал: если нигде не устроюсь, приду.
Сантехник отрубился, утром земляка не было. Больше он не пришел. А на его
бабки Васька закеросинил.
- Почему ты говоришь это мне? - прервал Мамаев. - У тебя что,
начальника нет?
- В том и дело, Владимир Петрович, в том-то и дело!
- Что ты, черт бы тебя, мямлишь? В чем?
- Земляк этот и есть... он.
- Кто?
Охранник поежился, тоскливо вздохнул и сказал:
- Тюрин.

II
Рабочий день в компании "Интертраст" заканчивался в шесть вечера. К
семи особняк на Варварке пустел, в охрану заступала ночная смена, в приемной
оставался только дежурный. Мамаев хотел разобраться с Тюриным прямо с утра,
но не отвечал ни домашний его телефон, ни мобильный, дозвонились до него
только во второй половине дня. На переданный ему приказ шефа срочно явиться
в офис Тюрин сказал, что находится далеко за городом, подъедет к вечеру.
Пришлось ждать.
Грузно, угрюмо сидел Мамаев в черном кожаном кресле за письменным
столом, освещенным настольной лампой, и смотрел, как помигивает двоеточие на
циферблате электронных часов. Помигивает. Пульсирует. Как кровь в виске. Во
рту было сухо от бесчисленного количества выкуренных сигарет. В глаза будто
насыпало песку, стояла резь от тяжелой бессонной ночи.
Прошлой ночью Мамаев долго не мог заснуть. Он велел Зинаиде постелить
на диване в кабинете. Ворочался, садился, снова ложился. Не было сна. Ни в
одном глазу.
Предательство Тюрина произвело на него действие сокрушительное.
Нестерпимо болезненное само по себе, как нестерпимо болезненно любое
предательство близкого человека, оно сложилось со всем, что навалилось на
него, и на какое-то время лишило воли и желания сопротивляться. Он лежал на
диване, смотрел в темноту и мучительно пытался понять, что же произошло,
почему?
Не было никакой ошибки в его игре с Буровым. Он правильно ее начал, не
было у него другого выхода. Он правильно, грамотно ее провел. Были мелкие
накладки, но они неизбежны в любом деле. Случись начать эту игру с начала,
он делал бы точно те же ходы. Потому что это были правильные, логически
выверенные ходы. Сильные, выигрышные.
Объяснение могло быть только одно. Это была не та игра. Он играл в
шашки шахматными фигурами. А это были не шашки. Это были шахматы. Они вдруг
оказались шахматами.
Как же случилось, что в роли статиста в его игре оказался Калмыков?
Профессиональный диверсант. Приговорен к расстрелу. Герой Советского
Союза. Награжден посмертно. Четыре трупа в Мурманске. У двух профессионально
сломаны шеи, у двух инфаркт. У судьи отсохла рука. У адвоката отнялся язык.
Пять трупов в Сокольниках. Один сгорел в джипе, у троих сломаны шеи, у Грека
инфаркт.
Что это за чертовщина? Как случилось, что из десятка вполне приемлемых
кандидатур он выбрал его? Какой бес толкнул его под руку?
В кабинет заглянула Зинаида, спросила, не нужно ли чего.
- Перину принеси, - попросил Мамаев. - Холодно.
Сквознячком тянуло, сквознячком. По ногам тянуло, по телу, подступало к
сердцу. Будто на даче в морозную ночь неслышно открылась дверь на улицу.
В космос отрылась дверь. В бездну.
Зинаида принесла перину, стала рассказывать, как она навела порядок в
семье старшей из дочерей, но поняла, что Мамаев не слушает. Привыкшая к
тому, что муж никогда не болеет, удивленно спросила:
- Ты не захворал ли?
- Нет, - буркнул он. - Я умер.
Зинаида ушла, очень встревоженная. Через некоторое время пришел
Николай, молча сел в темноте на краешек дивана. Сидел, молчал. Не
удержавшись, укорил:
- Говорил я тебе: нельзя ментам верить. Гнилые они. Мусора и есть
мусора. Как разбираться с ним будешь, надумал?
Мамаев не ответил.
- Если что, свистни. Я за тебя, Петрович, любому кадык вырву. Так и
знай. Я тебя не продам.
Еще посидел. Решив, что Мамаев уснул, осторожно вышел.
Мамаев не спал. В нем продолжалась та же мучительная внутренняя работа.
Снова и снова прокручивал он в сознании ситуацию, как шахматист анализирует
отложенную в трудной позиции партию, пытаясь понять, где была сделана самая
первая ошибка, с которой все началось.
Только под утро он понял, в чем был главный его прокол. Тот, с которого
все началось. Он понадеялся, что за шесть лет, которые Калмыкову предстояло
провести в колонии строгого режима, проблема решится сама собой. У Мамаева
была возможность решить ее уже тогда, сразу: драка, в которой либо Калмыкова
убьют, либо он убьет, несчастный случай в промзоне. Не стал решать.
Понадеялся на авось. Это и было нарушением главного закона любого
жизнеустройства, которое в сути своей всегда зона: либо ты, либо тебя. Дал
слабину - плати.
Он дал слабину. Но больше не даст. Никогда!
Утром, перед началом рабочего дня, Мамаев пересекся с генералом с
Петровки. Встречу назначил на Москворецкой набережной. По воде стелился
туман. Окна гостиницы "Россия" пылали отражением низкого солнца. Парапет
набережной был влажный от ночной росы.
Мамаев написал в блокноте единичку с пятью нулями и показал генералу:
- Столько будет, если Калмыков сядет не позже, чем через пять дней.
- Чего? - предусмотрительно спросил генерал.
- Итальянских лир, чего! Баксов! Если через десять дней... - Мамаев
зачеркнул ноль. - Понял?
- А если не уложимся?
- Будешь жить на зарплату.
Обрывки листка полетели в воду.
- Петрович, будет сделано, - поклялся генерал. - Все, что возможно. И
сверх того.
Сейчас Мамаев в этом не сомневался. С набережной он проехал в офис
турецкой строительной фирмы "Измир", приказал перенести мебель из контейнера
в дом и подписал все счета.
- К обеду чтобы там не было никого, - распорядился он. - Ни единой
души!
В фирме удивились, но спорить не стали. Работа оплаче- на, а если
русский хочет жить в доме с недоделками, пусть живет.
Выйдя из офиса, Мамаев из уличного автомата позвонил Люське:
- Бросай все и езжай на Истру. Купи еды и сиди, жди меня. Никому не
говори, куда едешь. Никому. Ясно?
По его голосу Люська поняла, что происходит что-то серьезное, но
спрашивать ни о чем не стала.
- Папа, все сделаю, - заверила она. - Только я не помню, где дом. И
дорогу не помню. Диктуй адрес.
Адрес. Не было там никакого адреса, только номер участка. Но Мамаев
нашелся:
- Писатель, который возил нас. Он помнит. Визитку не выбросила?
- Нет.
- Звони ему. Когда приедешь, запрись, никому не открывай. Свет не
включай.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.