read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ветер в дымниках, и уже совсем непроглядной чернотою гляделся размытый и
смятый метелью простор Великой с чуть брезжившими вдали, по-за стенами,
светлыми окошками псковских хором. Федор, выходя, рек:
- Пождем-ко Орды! До писанного на грамоту далеко! Хан и другояко
порешить может!
- Худого б не створило ищо! - жестко примолвил Александр Морхинин. -
Тяжка Орда, а и с Литвою беда! Не отдаем ли мы Русь Гедимину?
- Ладно, братцы! - устало заключил Иван, усаживаясь в седло. - Я вам,
как на духу, а дале - никому!
- Вестимо! - отозвался Андрей, вышедший проводить приятелей.
Одного не сказал Иван Акинфов соратникам: что у него самого два дня
назад побывал на дворе тайный посол Ивана Калиты. И другого не сказал,
хотя ждал вопроса: примет ли их всех князь Иван и даст ли места в думе
княжой? - что да, примет! И на почетные места! Но не спросили, и сам не
возмог сказать. Как оно еще ся решит в Орде!

ГЛАВА 46
Жарынь! В улицах Москвы клубами горячая пыль. Парит. Дождя б и не
нать, покос, а так охота на эту едкую, пропахшую дерьмом, гнилью, людским
и конским потом серую мгу, запорошившую дома, заборы и листву дерев,
веселого звонкого дождика! Пусть грязь, да воздохнуть полною грудью
свежий, лесной дух из Заречья, увидеть промытые синью небеса, мокрые крыши
в резных опушках, упруго трепещущие ветви яблонь и озорные глаза молодок,
что, завернув подолы на головы, со звонким смехом бегут укрываться под
навесы торговых рядов...
На порядком обмелевшей Москве стук вальков, бабы выколачивают портна.
Вдали гомонит торг. Где-то бухают увесистые удары: загоняют новые сваи под
причал. На въезде в улицу едва разминувши с мужицким, нелепо застрявшим
поперек возом, Мишук рысью проминовал высокие частоколы сябров, кожевника
и шерстобита, и у своих хором тяжело спешился, обрасывая росинки пота с
чела и бороды, повел плечьми, чуя, как горячо налипла на спине волглая
рубаха, пихнул заскрипевшие створы ворот, завел коня. Средний сын, Услюм,
выбежал, подхватил повод.
- Никишка где? - недовольно обронил Мишук.
Старший нынче начал загуливать непутем. То приятели, то беседа, уже и
девок высматривает, молокосос! А у дела возьмись, и нет! Отец... Ну, отец
в ево годы тоже был не промах... А все ж Москва не Переслав, тут и
разбойного народу довольно - попадет в иную ватагу... Надо приучать к
службе молодца! Сыну Мишук уготовал свою судьбу: служить на дворе великого
боярина Протасия, при Василье Протасьиче, в молодших. Сам с того начинал.
Да о сю пору жалел молодца, все давал погулять, потешиться. А ныне... Он
поглядел, как Услюм старательно заводит коня к коновязям и, пригнувшись,
полез в полутьму домовой клети.
Катюха едва глянула от печи. Явно чегось не так у нее, опять какая
поруха в обрядне, пото и небрежничает! Дети загомонили разом. В избе от
мух и жары было не продохнуть. Трехлетняя дочурка вывернулась сбоку. Мишук
походя торнул ее за вихрастую головенку, и она тотчас побежала хвастать
перед братишкой:
- А батя меня потрогал за волосы!
Младшие, двойняки, паренек с девочкой, ползали по полу, и тут тоже
оба покатили под ноги отцу. Подняв паренька, Мишук сморщил нос:
- Обмыла бы хошь! - недовольно крякнул он.
- Я все про все одна! Хоть разорвись! На естолько ртов, да скотина,
да кони! Никита бегат непутем! Ково тута обмывать, не знашь присести за
полный день... - визгливо, переходя в крик, завела Катюха, и пошла, и
пошла... Мишук только махнул рукой. При тетке Просе все жалилась, что та
ей век заедает, а померла Просинья - и рук ни до чего не найдет!
- Девку бы взяла хошь какую... - не удержал он все же укора.
- Найдешь тута девок, на Москве... Однова и гляди за ней! - остывая,
пробормотала Катерина. Быстро подхватив малого, обтерла ему мокрой тряпкой
ноги и рожицу, от чего тот тотчас залился в рев.
Ополоснув руки и шею, Мишук крепко провел грубым рушником; не столь
от теплой воды, сколь от льняного рушника почуяв прохладу, вздохнул,
перекрестил лоб и развалисто сел за стол. Катюха стала швырять из печи
горшки, и уже маленькая Ксюша лезла ему на колени, а Сашок отпихивал ее,
стараясь уместиться к отцу сам. Семеро по лавкам! Тут и не семеро, девять
уже! Молодшие, парень с девкой, еще катаются по полу, а старшую дочь,
гляди, скоро нать будет и замуж: двенадцатый год девке пошел!
Услюм зашел в избу, пристроился с краю стола.
- Никита где? - спросил Мишук.
- А где-та шастат! - живо отозвалась Катюха.
- Шастат... Не евши, не пивши... Ты мать, должна знатье иметь, где
сын-та!
- А ты отец! - споро возразила Катюха и опять зачастила: - Уж такой
лоб, где мне одной...
- Ну буде, буде! - оборвал Мишук. Придвинув глиняную мису - от
огненных щей валил сытный пар, - он крупно отрезал ломоть хлеба, посолил.
Ел молча, изредка срыгивая, вполуха выслушивая таратористую речь жены.
Пахло потом, кожей, нечистыми детьми. От пойла, приготовленного поросенку,
несло кислятиной.
- Хоша отволоки окошка-та! - вымолвил он, отваливая от щей.
- Мух налетит!
- Мух у тя в избе поболе, чем на улице!
Услюм кинулся отодвигать дощатые заволоки узеньких окошек. Молчалив и
исполнителен. Работник растет. Меньшой, Селька (Селянином назвали), тот
заботил. Оногды скажешь - будто и не слышит! Ну, може, вырастет, станет
книгочий, яко дядя Грикша, по тому делу пойдет... Да Никита, Никишка, вот
от кого днесь голова болит! Со старшим спасу нету уже и теперь. Придвигая
горшок с черной кашей, Мишук проронил:
- Слух есть, поход ладят... На Двину. Черный бор собирать будто.
Заместо новогородцев!
- Поедешь? - вскинулась и даже как-то прояснела голосом жена.
- Чево я там не видал! - недовольно возразил Мишук. Помолчав,
прибавил: - Не. Покос у меня. Да и опосле, хошь... Вас тута вон больно
много!
- С севера жемчугу бы привез! - разочарованно протянула Катюха.
Мишук глянул. Жена с последних дво°н сильно раздалась вширь, ходила
враскачку, маленькая, не ходила уже, а колобком каталась по избе...
<Отбыло твое время, Катюха! - подумал он без злобы и жалости. - Ково
нынче... Клуша-клушей. Только новгородцкого жемчугу тебе... Зады малым не
подотрет!>
Он по-прежнему любил ее, любил ее привычно-податливое тело в постели,
но нынче все чаще после любовных ласк подымалось в нем раздражение на
жену, на ее неряшество, детскую незаботность, на вечное недуманье о том,
что может случиться наперед. Пора бы и умнеть! Весь век в девках не
пробегаешь!
- Наездилсе! - сказал он, невольно переходя на полузабытый
новогородский говор.
- Сам же повторяшь, што тятя у тя всюю жисть ездил! - попеняла
Катюха.
- Дак я у тяти один и вырос! Да и то чудом: Яшка, покойник, спас! Тут
бы иной войны не было... - На недоуменные взгляды жены и Услюма (оба враз
так и уставились на отца) Мишук, обтирая бороду и всовывая малому в рот
кус хлебного мякиша, пояснил: - С Тверью! Ляксан Михалыч, слышь, ладит из
Плескова к себе на стол... Тогды уж вси пойдем!
Поскреб в горшке, доедая кашу. Запил квасом. Уставать стал нонече.
Али ко грозе? Жарынь!
- Покос, покос! - ворчала Катюха. - Служишь, служишь, а чево
выслужил? Дюжину ртов с одной деревни кормишь!
- Службой и живу! - обиженно возразил Мишук. - Все сыты покамест!
Вона: холопов привел!
- Холопи твои... Один там и вовсе, бают, нос задрал! Не деют ни
лысого бесу! Никоторого тебе и покоса не будет!
Опешил Мишук, сперва не понял, подумалось грехом: так сболтнула. Но
Катюха, твердо сев на лавку, глаза в глаза, ладом повторила злую весть,
примолвив, что из деревни прислали, посельский Васюка Хромого приезжал,
дак с им!
- Из двоих один, бают, работает, а второй, Офонька, блодит, не мое,
грит, дело!
- Чего ж разом не сказала? - взъярился Мишук. - Чего молчала допрежь!
- А што, не поевши бы кинулси? - возразила Катюха, и на сей раз,
кажись, была права. Мишук уже стоял, затягивая пояс.
Прорычал:
- Я ему покажу, чье то дело!
Выходя, уже с порога, повелел:
- Никишка пущай, коли сыщется, едет за мной не стряпая!
Мельком подумалось: худо, что не отдохнул, не выстоялся конь...
Помедлить? Но уже и с тревогою взглядывалось на немо и безжизненно
громоздящиеся в вышине словно выцветшие облака - а ну как ежели дождь? В
покос ить и своих молодцов не созовешь! Кажен косит ежели не на себя, дак
на боярина. Протасию, ему сколь ни буди косцов, все мало, при таких-то
стадах коневых! Одно спасение нынче - эти холопы, приведенные из Осечны...
Ну, ежели, и они подвели! Все еще не совсем верил Катюхе, не хотелось
верить. Мало ли и сбрешут чего!
Выезжая из улиц, Мишук мимоходом приметил две новые клети, срубленные
днями. Москва расстраивалась на глазах. Все новые амбары, хоромы, избы
прибавлялись по-за Неглименью, множились кузни, шорные, валяльные,
седельные, щитные мастерские... Минуя ремесленное окологородье, он



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [ 48 ] 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.