read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



тянуть лямку командира морского дивизиона где-нибудь на Камчатке - есть
разница? А речь шла именно об этом. Егоров мог хмуриться на мои слова, но он
не мог не понимать, что я совершенно прав.
Я не сомневался, что Кэп и все его холуи сразу же станут трупами, как
только узнают, кто такой на самом деле Профессор. На это я, честно говоря, и
рассчитывал. На кой хрен, спрашивается, мне такой серьезный источник угрозы?
Тем более что убрать его можно чужими руками.
Но медлительность, которую проявлял Егоров, меня озадачивала. В чем-то я
ошибся. В чем? Может быть, Кэпу отводилась какая-то особая роль в
комбинации? Но в операциях разведки крайне редко использовались криминальные
элементы, практически никогда не использовались.
Внимание на это обратил еще генерал-лейтенант Нестеров в своем спецкурсе.
Он объяснил это так. В криминальном элементе, как и в проститутке, разрушены
все основы нравственности. Это означает, что он в любой момент может быть
перекуплен, перевербован и начнет работать против вас, когда вы об этом даже
подозревать не будете. Он был убежден и внушал нам, что самое эффективное
свойство человеческой психики, пригодное для вербовки надежного сотрудника,
это даже не деньги, а честолюбие. Каждому человеку кажется, что жизнь ему
чего-то недодала. Он охотно идет на секретное сотрудничество со спецслужбами
именно потому, что обретает внутреннее превосходство над другими, пусть и
неявное, тайное, но все равно - он выше других, значимее. Если это качество
подкрепляется идейной убежденностью (как у знаменитой лондонской "пятерки"
или у того же Кима Филби) или патриотизмом - цены такому сотруднику нет. К
сожалению, слово "патриотизм" генерал-лейтенант Нестеров в своих лекциях был
вынужден брать почти в кавычки, потому что в то время уже никто, в том числе
и он сам, не знал, что это такое.
Поэтому я не верил, что Кэп задействован в комбинации Профессора и
Егорова. И нужно было понять, что к чему. А для этого у меня был только
язык. Потому я и болтал, как телевизор. И кое-что удалось все-таки с помощью
этой болтовни выудить. Ну, например, что Егоров знал, сколько мой "пассат"
стоял у проходной телестудии - ровно двадцать минут, и что перед этим три
часа болтался по пригородам. Но его не эти три часа интересовали. Его
интересовали двадцать минут у телестудии. Стало быть, что? Стало быть, он
знал, что как раз в это время в редакторской телецентра был убит Матвей
Салахов. А задача Матвея была очевидна, как желание моей Настены получить
"киндер-сюрприз". Задача его была: пристрелить Мазура, чтобы он не оттягал
почти пятнадцать процентов избирателей у губернатора, а заодно и Чемоданова,
который сопровождал Мазура от гримерки до эфирной. Чемоданова Матвею,
конечно, никто не заказывал, но так складывались обстоятельства. А
обстоятельства слишком часто сильнее нас. Что дальше?
Да очень просто. Матвея сдают или пристреливают (да, это верней, мертвый
как-то молчаливее, лишнего не скажет), расследование выясняет, что он
воспользовался для убийства пистолетом "токагипт-58", закрепленным за
начальником охраны красного кандидата Антонюка, после чего со мной тоже
происходит какой-нибудь несчастный случай со смертельным исходом. Заодно
выясняют, что Комарова тоже убил Матвей (а я в этом уже нисколько не
сомневался), демократическая пресса устраивает жуткий шум по поводу того,
что коммунисты используют наемных террористов для достижения своих
политических целей. И что? А ничего. В итоге Хомутов становится
губернатором. Что и требовалось доказать.
Я немного подумал над выстроенной в мозгу схемой и понял, что ошибаюсь.
Слишком сложно. Если бы Кэп изолировал Мазура, то и никакого убийства не
было бы нужно. Это я своей самодеятельностью немного смешал им карты, и им
пришлось действовать в условиях форс-мажора. Не сунься я не в свое дело,
ничего бы и не было... Привет, не было! А украденный "тэтэшник"? Это для
чего? Просто так? А я вообще для чего? Тоже просто так? Эти ребята из
спецслужб не платят по пятьдесят тысяч баксов за просто так. А тут отдали и
не охнули.
Профессор опять же. Что это значит? Это значит, что здесь какая-то
крупная игра. Очень крупная. Государственного значения. Потому что люди типа
Профессора не из тех, кто занимается мелочью и текучкой.
Более того, он счел необходимым лично встретиться со мной, сверить свои
впечатления от моей личности с той ролью, которую я в операции должен
сыграть.
Нет, все здесь не так просто. Большие беды возникают часто от того, что
исполнители усложняют простое. Но не меньшие, наверное, и от того, что они
упрощают сложное. Вот тут и крутись, как знаешь!
Было и еще кое-что, что в мою простую схему просто не влезало. Документы,
которые получил Комаров. Как с ними быть? Проигнорировать? Сделать вид, что
ничего не было?
И еще одно. Взрыв "Регаты". Двести десять погибших. Тоже ничего не было?
Я не о том сейчас говорю, кто виноват. Хотя есть кто-то, вполне конкретный,
кто виноват. Я специально зашел в городскую библиотеку и перечитал все, что
об этой "Регате" писали в газетах. Версий было множество. От взрыва в трюме
до самопроизвольного открытия какой-то трюмной задвижки. И о том, что
крушение парома было связано с криминальной борьбой за обладание портом
Таллина, тоже писали. Все версии выглядели правдоподобно, так как ни одна из
них не была подтверждена бесспорными фактами. Конечно, и задвижка могла
открыться. Но с чего бы ей открываться после двадцати с лишним лет
безаварийной эксплуатации парома? Ни одна из газет не посмела высказать
предположение о причастности к взрыву российских спецслужб, хотя многие
отмечали, что эта трагедия оказала благоприятное для России влияние на
проблему перераспределения балтийского грузопотока и открыла большие
перспективы для развития порта города К. Поэтому я и не задавался сейчас
вопросом, кто виноват или что виновато. Я говорю о самом факте. Был он? Был.
Вписывается он в мою схему? Нет. Значит, схему можно повесить в сортире на
гвоздь. Это и есть ее настоящая цена.
Из этих рассуждений видно, что я человек самокритичный. Но это не значит,
что я человек доверчивый и миролюбивый. Нет, я не миролюбивый. У меня
небольшая семья - Настена да Ольга, но я их опора. Без меня они пропадут. В
Чечне мы воевали, выполняя воинский долг. Сейчас я воюю, защищая себя и свою
семью. Ну, и немного - честь России. Так, как я ее понимаю. Я бы даже
сказал, что это не понимание, а ощущение. Я не знаю, что такое нынешняя
Россия. И никто, по-моему, не знает. Соответственно я не знаю, в чем
заключается ее честь или бесчестье. Христианские заповеди для меня тоже пока
еще (хочется верить, что пока) - грамота за семью печатями. Я, например, уже
понял, что Бог есть, но какие у меня с ним отношения должны быть и будут -
нет, этого еще и близко не понял. Ну, не брать же в серьезный расчет свечи,
которые я ставлю за ребят перед заданием и после него. Это, если быть
откровенным, скорее суеверие, но не вера.
О том, что меня хотят использовать в какой-то своей, сложной и важной
игре, я понял еще во время того разговора с Профессором и Егоровым в
подмосковном военном санатории, когда они согласились выплатить мне
пятьдесят штук баксов и, как я понял, готовы были заплатить вдвое больше.
Почему я согласился, хотя и видел, что играю втемную? Бабки? Бабки мне,
конечно, были нужны, но не настолько. А согласился я потому, что мне стало
вдруг интересно, вся моя столярка вдруг представилась каким-то скучным и
нудным делом. Егоров был прав: я, как и он, был отравлен уже всем этим не
хуже какого-нибудь наркомана, и без риска, без постоянного внутреннего
напряжения уже и жизнь становилась не в жизнь.
И был еще важный момент: в этом старом грифе или орлане, не знаю уж, как
эти птицы называются, сидело такое мощное понимание России - не в ее
географическом, а в высшем, духовном смысле, что даже и мысли не мелькнуло о
том, что меня могут использовать не на пользу России, а ей во вред. А я
хотел быть полезным моей стране. Да, хотел. Я был солдатом России и видел в
этом свое высшее и даже единственное предназначение.
Это меня и заставило сказать "да". А когда уже сказал "да", поздно
говорить "нет". Ступил на дорогу - пройди ее до конца. Куда бы она ни вела.
Только вот беда: дорога, на которую я волей случая ступил, вела не к храму.
Нет. Не к храму.
Что ж, вот я и получил то, что хотел. Выше крыши. Хлебай - не хочу.
Правда, сейчас тебя уже никто и не спрашивает, хочешь ты или не хочешь.
Раздумывая над всем этим каким-то краешком мозга, который, как я заметил,
всегда бывает свободен для раздумий, я нес какую-то ахинею, пытаясь втравить
в болтовню и Егорова. Но тот хмуро молчал, курил, пил виски без всякой
закуски и наконец скомандовал мне:
- Заткнись! - После чего достал трубку мобильного телефона, набрал
какой-то номер и приказал: - Первый транспортный рейс в Москву. Передайте
Первому, что я вылетаю.
И отключил телефон.
- Тебя, конечно, мое мнение не интересует, - заметил я. - Но я бы сделал
по-другому.
- Как? - хмуро спросил Егоров.
- Я сначала довел бы операцию до конца, пользуясь теми полномочиями,
которые у тебя есть, а потом уж докладывал бы.
- Спасибо за бесплатный совет, - буркнул Егоров.
- Не за что, - сказал я. - Тем более что ты им не воспользовался.
Он допил виски, поднялся и пошел к выходу.
- Приказания? Особые пожелания? - спросил я.
- Занимайся своим делом. Вот и все пожелания. И если сможешь, не лезь
туда, куда тебя не просят. Если будут особые пожелания, завтра к вечеру я
тебе их передам.
- Ты все-таки рассчитываешь вернуться сюда?
- Да, рассчитываю. Ты просто не представляешь себе всего размаха
операции. Поэтому и даешь дурацкие советы.
- Больше не буду, - пообещал я.
* * *
Когда Егоров ушел, я запер дверь на все замки и задвижки, нашел среди
кассет Би Би Кинга, отмотал две трети и включил плеер. На эту кассету я
записал разговор, который вели Профессор и Егоров после моего ухода в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.