read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Второй результат скорее, так сказать, моральный, а не материальный. Что
ни говорите, а вы сейчас, наверное, жалеете, что дружили с Гвимаром
Ивановичем. Некую тень это все же на вас бросает, не так ли?
- Жалеть я, конечно, жалею, - твердо говорит Виктор Арсентьевич. - Но
никакой тени это на меня, извините, не бросает. Разве мог я предположить,
что он... жулик!
- При некотором желании могли бы.
- Не понимаю.
- Да очень просто. Вот вы сказали, что он вам никогда не рассказывал о
своей работе, словно и вовсе не работал. Так?
- Ну, так.
- Но ведь вам ничего не стоило выяснить, что командировки к вам на фабрику
ему никто не давал.
Тут впервые в глазах Виктора Арсентьевича мелькает испуг.
- Но позвольте... - лепечет он. - Вы куда-то в сторону уходите... Ну,
допустим, я не догадался это выяснить... Допустим... Но кража у меня...
- Вы правы, - перебиваю я его. - К краже это отношения не имеет. И мы
действительно ушли несколько в сторону. Но к личности Гвимара Ивановича
все это имеет прямое отношение, согласитесь. И ее не украшает, не правда
ли?
- Безусловно, - с явным облегчением соглашается Виктор Арсентьевич.
- А потому и дружба с такой личностью, так сказать, не украшает вас. И вы
об этой дружбе, по вашим словам, жалеете.
- Да, конечно, - вздыхает Виктор Арсентьевич. - Но кто бы мог подумать.
- Так вот второй результат, которого вы хотите, это избавиться от
пятнышка, которое эта дружба на вас все же бросила.
- Ну, пожалуй...
- Но чтобы достигнуть этих двух результатов, Виктор Арсентьевич,
необходимо, чтобы вы были с нами полностью откровенны. Полностью. А
сейчас, простите, я в этом не уверен.
- Вы считаете, что я что-то скрываю? - вспыхивает Виктор Арсентьевич. -
Ну, знаете... у вас... у вас нет оснований!
- Точнее сказать, что-то недоговариваете. Такое, простите, у меня
ощущение. Видите, я с вами вполне откровенен. Больше того, я искренне хочу
вам помочь. Хочу добиться и первого результата, и второго. Но и вы, в свою
очередь, мне помогите.
- Но... в чем же, по-вашему, я недоговариваю? - растерянно спрашивает
Виктор Арсентьевич.
- По крайней мере, в двух пунктах, - отвечаю я. - Первый - насчет Льва
Игнатьевича. Мне все же кажется, что вы его знаете. Просто вы боитесь
второго пятнышка. Так ведь, согласитесь?
Я его уговариваю, как заупрямившегося мальчишку, и он, именно как
заупрямившийся мальчишка, капризным тоном возражает:
- Нет, не так. Я его действительно не знаю.
- Ладно, Виктор Арсентьевич, отложим этот разговор, - предлагаю я. -
Подумайте. Все-таки лучше всего, если вы будете со мной до конца
откровенны.
- Как угодно. Только...
Я наклоняюсь и кладу свою руку на его, как бы призывая не продолжать.
- Подумайте, - повторяю я. - Мы еще увидимся. И тогда я вам скажу о втором
пункте, где вы со мной не откровенны.
Я поднимаюсь. Разговор окончен. Совсем нелегкий разговор. Я вижу, как
утомлен Виктор Арсентьевич. И сам я утомлен не меньше. Хотя время я провел
с пользой, однако кое-какие детали состоявшегося разговора пока от меня
ускользают.

Я возвращаюсь на работу только к середине дня. Рюмка коньяка и апельсин
обед заменить, естественно, не могут. Когда же я узнаю, что и Кузьмич
отправился перекусить, то уже решительно направляю свои стопы в сторону
столовой. Кстати, столовая у нас очень неплохая, возможно потому, что над
ней взяли своеобразное шефство сотрудники ОБХСС. Поэтому я стараюсь, когда
возможно, обедать здесь. К сожалению, это далеко не всегда удается.
Сегодня здесь народу совсем мало, все-таки суббота. В основном обедают
сотрудники нашего управления. Картина, в общем, обычная. Я подсаживаюсь к
знакомым ребятам из другого отдела, и за интересным разговором обед
пролетает быстро. Я даже не успеваю узнать все подробности одного ловкого
мошенничества и обсудить вчерашнюю газетную заметку об одном нашем
сотруднике, очень нас развеселившую своей розовой наивностью.
Когда я наконец поднимаюсь к себе, Кузьмич уже на месте. Прежде всего я
ему подробно докладываю о своем разговоре с Купрейчиком, очень подробно.
Это уже вошло у нас в привычку. Кузьмич слушает молча, не перебивая, то
крутя в руках очки, то выравнивая на столе свои карандаши.
- Так, - наконец говорит он, когда я заканчиваю свой доклад. - Совсем
неплохо поговорили. Хотя и не все прояснилось. Не все.
- Но хоть видно, что еще надо прояснить.
- Именно что, - соглашается Кузьмич. - Вот к примеру. Семанский, выходит,
чуть не год дружил с Купрейчиком и вдруг решил навести на него шайку.
Значит, и сам с ней недавно связался, так, что ли? А чем он промышлял до
этого? Ведь он года два как работать бросил. Неясно. Еще более неясен этот
Лев Игнатьевич, уж как хочешь. Пожилой, солидный человек, вон какой
философ, и занимается квартирными кражами, шайку организовывает?.. Не
верю. Что-то тут не так. Да и сам он отрекомендовался тебе, как... ну,
делец, что ли, коммерсант, представитель чей-то. Предложение деловое
сделал. И вдруг квартирная кража за ним. Не бывает так, милый мой.
- Да, - соглашаюсь я. - Странно все это с Львом Игнатьевичем, не спорю.
- Боюсь, не ошибаешься ли ты, - качает головой Кузьмич. - В кафе с тобой
сидел не Лев Игнатьевич. Не может такой солидный человек квартирные кражи
совершать. Он вот там, в кафе, на своем месте был, когда философствовал и
деловые предложения делал. А Лев Игнатьевич с квартирной кражей у
Купрейчика связан накрепко, через Чуму и Семанского.
- И с убийством, видно, тоже, - добавляю я.
- Именно что, - кивает Кузьмич и, вздохнув, заключает: - Нет, милый мой,
скорей всего, ты ошибся. Бывает.
- Уж очень похожи.
- Тем более. Ну да поглядим еще. Если повезет, то ты с тем Павлом
Алексеевичем еще встретишься. Он в понедельник звонить должен?
- Да.
- Ну вот. А пока пойдем дальше. Не нравится мне твой Купрейчик. Ты прав,
что-то он недоговаривает.
- Что знаком с Львом Игнатьевичем.
- Это во-первых. А потом насчет Семанского. Проверим-ка на фабрике,
появлялся там Семанский или нет и у кого. Ведь Купрейчик испугался, когда
ты сказал насчет командировки этого Семанского, что не могло ее быть.
Испугался или нет?
- Точно, испугался, - подтверждаю я. - Сказал еще, что мы, мол, в сторону
уходим от кражи... Федор Кузьмич! - вдруг вспоминаю я. - А ведь в сторону
от нее просил не уходить и этот... Павел Алексеевич, там, в кафе.
- Ишь ты, - довольно усмехается Кузьмич. - Чего увязать вздумал.
- Так само вяжется.
- Ну, ну, не торопись. Этот Купрейчик чем на фабрике у себя занимается, не
узнавал?
- Да нет.
- Когда насчет Семанского туда поедешь, этим тоже поинтересуйся. Осторожно
только. Он для нас пока лишь потерпевший, жертва, так сказать.
- Он и в самом деле потерпевший.
- Ну, а я что говорю? Поэтому особая осторожность нужна. Но проверить тут
кое-что надо, милый мой, как уж ни крути. Непременно надо. Помни навсегда:
самая малая неувязочка в деле, малейшая неясность должна быть прояснена,
не забыта. Как в школе учили, - приводит свой любимый пример Кузьмич. -
Один малюсенький уголок не совпадает, и два громадных многоугольника уже
не подобны. А тут у нас не одна такая неувязочка, вот ведь что.
Да, многовато неясностей в простом, казалось бы, деле о квартирной краже,
даже слишком много. Что-то не складывается цельной картины, наоборот, все
разваливается. Чем дальше, тем больше. Точнее, за квартирной кражей
вырастает другое дело - убийство, а за этим другим расплывчато, неясно
начинает как будто бы маячить что-то еще. Вот ведь какая странная история.
И главное, не один я, оба мы чувствуем, и Кузьмич, и я.
- Что там у Денисова? - спрашиваю я.
- Час назад звонил с вокзала, - досадливо говорит Кузьмич. - Видно, ушел
Леха из зоны активного поиска. Выпустили его. Вот уже... - он смотрит на
часы. - Ну да. Как раз сутки прошли, как розыск объявили. И ни слуху ни
духу.
- Могли недавно взять, а сообщить еще не успели.
- Посмотрим. Денисов там шарит по всем дорогам.
Звонит один из телефонов. Кузьмич снимает трубку.
- А-а, ты. Привет... Ну, давай, давай. Ждем... Тут, тут, - он кладет
трубку и сообщает: - Паша Мещеряков. Сейчас зайдет.
Наш "небесный Паша" в своем неизменном синем костюме и голубой рубашке
появляется почти мгновенно. Он, как всегда, сосредоточен и неулыбчив. В
руках у него дерматиновая зеленая папка с металлическим замочком. Паша
раскрывает ее и вынимает всякие бумаги. На каждой почти стоит знакомый
гриф "секретно". Бумаг немало, ребята успели, видно, поработать.
- Двое граждан из красного "Москвича", - хмурясь, говорит Паша, - нами
установлены. Один - Шершень Степан Иванович, второй - Гаврилов Иван
Степанович. Под наблюдением двое суток, с момента наезда на Шухмина. Но
сначала о них самих. Оба давно нигде не работают. Шершень, тот широко
живет, деньгами кидается, рестораны, девки, шмутки заграничные. Одинокий.
Имеет "Жигули" зеленого цвета. Последнее место работы - техник-смотритель
в жэке. Веселый, контактный, многочисленные связи, все больше по части
выпивки. А когда выпивает, становится агрессивен и подозрителен. Боится



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [ 49 ] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.