read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



заглянуть. Это была та самая комната с окрашенной в темную краску дверью, на
которую мисс Флайт тайком обратила мое внимание, когда я впервые была в этом
доме. Печальный и нежилой вид был у этой каморки - мрачной и угрюмой, и, как
ни странно, мне стало как-то тоскливо и даже страшно.
- Вы побледнели, - сказала Кедди, когда мы вышли на лестницу, - вам
холодно?
Все во мне застыло - так подействовала на меня эта комната.
Увлекшись разговором, мы шли сюда медленно, поэтому опекун и Ада
опередили нас. Мы застали их уже в мансарде у мисс Флайт. Они разглядывали
птичек в клетках, в то время как врач, который был так добр, что взялся
лечить старушку и отнесся к ней очень заботливо и участливо, оживленно
разговаривал с нею у камина.
- Ну, мне как врачу тут больше делать нечего, - сказал он, идя нам
навстречу. - Мисс Флайт чувствует себя гораздо лучше и уже завтра сможет
снова пойти в суд (ей прямо не терпится). Насколько я знаю, ее там очень
недостает.
Мисс Флайт выслушала этот комплимент с самодовольным видом и сделала
всем нам общий реверанс.
- Весьма польщена этим новым визитом подопечных тяжбы Джарндисов! -
сказала она. - Оч-чень счастлива принять Джарндиса, владельца Холодного
дома, под своим скромным кровом! - мистеру Джарндису она сделала отдельный
реверанс. - Фиц-Джарндис, милая, - так она прозвала Кедди и всегда называла
ее так, - вам особый привет!
- Она была очень больна? - спросил мистер Джарндис доктора.
Мисс Флайт немедленно ответила сама, хотя опекун задал вопрос шепотом.
- Ах, совсем, совсем расхворалась! Ах, действительно тяжко болела! -
пролепетала она конфиденциальным тоном. - Не боль, заметьте... но волнение.
Не столько физические страдания, сколько нервы... нервы! Сказать вам правду,
- продолжала она, понизив голос и вся дрожа, - у нас тут умер один человек.
В доме нашли яд. Я очень тяжело переживаю такие ужасы. Я испугалась. Один
мистер Вудкорт знает - как сильно. Мой доктор, мистер Вудкорт! - представила
она его очень церемонно. - Подопечные тяжбы Джарндисов... Джарндис, владелец
Холодного дома... Фиц-Джарндис.
- Мисс Флайт, - начал мистер Вудкорт серьезным тоном (словно, говоря с
нами, он обращался к ней) и мягко касаясь рукой ее локтя, - мисс Флайт
описывает свой недуг со свойственной ей обстоятельностью. Ее напугало одно
происшествие в этом доме, которое могло напугать и более сильного человека,
и она занемогла от огорчения и волнения. Она поспешила привести меня сюда,
как только нашли тело, но было уже поздно, и я ничем не мог помочь
несчастному. Впрочем, я вознаградил себя за неудачу - стал часто заходить к
мисс Флайт, чтобы хоть немного помочь ей.
- Самый добрый доктор из всей медицинской корпорации, - зашептала мне
мисс Флайт. - Я жду решения суда. В Судный день. И тогда буду раздавать
поместья.
- Дня через два она будет так же здорова, как всегда, - сказал мистер
Вудкорт, внимательно глядя на нее и улыбаясь, - другими словами, совершенно
здорова. А вы слышали о том, как ей повезло?
- Поразительно! - воскликнула мисс Флайт, восторженно улыбаясь. -
Просто невероятно, милая моя! Каждую субботу Велеречивый Кендж или Гаппи
(клерк Велеречивого Кенджа) вручает мне пачку шиллингов. Шиллингов... уверяю
вас! И всегда их одинаковое количество. Всегда по шиллингу на каждый день
недели. Ну, знаете ли! И так своевременно, не правда ли? Да-а! Но откуда же
эти деньги, спросите вы? Вот это важный вопрос! А как же! Сказать вам, что
думаю я? Я думаю, - промолвила мисс Флайт, отодвигаясь с очень хитрым видом
и весьма многозначительно покачивая указательным пальцем правой руки, - я
думаю, что лорд-канцлер, зная о том, как давно была снята Большая печать (а
ведь она была снята очень давно!), посылает мне эти деньги. И будет посылать
вплоть до решения суда, которого я ожидаю. Да... это, знаете ли, очень
похвально с его стороны. Таким путем признать, что он и вправду немножко
медлителен для человеческой жизни. Так деликатно! Когда я в прошлый раз была
в суде, - а я бываю там регулярно, со своими документами, - я дала ему
понять, что знаю, кто присылает деньги, и он почти признался. То есть я
улыбнулась ему со своей скамьи, а он улыбнулся мне со своей. Но это большая
удача, не правда ли? А Фиц-Джарндис очень экономно тратит для меня эти
деньги. О, уверяю вас, очень!
Я поздравила мисс Флайт (так как она обращалась ко мне) с приятной
добавкой к ее обычному бюджету и пожелала ей подольше получать эти деньги. Я
не стала раздумывать, кто бы это мог присылать ей пособие, не спросила себя,
кто был к ней так добр и так внимателен. Опекун стоял передо мной,
рассматривая птичек, и мне незачем было искать других добрых людей.
- Как зовут этих пташек, сударыня? - спросил он. - У них есть имена?
- Я могу ответить за мисс Флайт, - сказала я, - имена у птичек есть, и
она обещала нам назвать их. Помнишь, Ада?
Ада помнила это очень хорошо.
- Разве обещала? - проговорила мисс Флайт. - Кто там за дверью?.. Зачем
вы подслушиваете, Крук?
Старик, хозяин дома, распахнул дверь и появился на пороге с меховой
шапкой в руках и с кошкой, которая шла за ним по пятам.
- Я не подслушивал, мисс Флайт, - сказал он. - Я хотел было к вам
постучать, а вы уж успели догадаться, что я здесь!
- Гоните вниз свою кошку! Гоните ее вон! - сердито закричала старушка.
- Ну, ну, будет вам!.. Бояться нечего, господа, - сказал мистер Крук,
медленно и пристально оглядывая всех нас поочередно, - пока я здесь, на птиц
она не кинется, если только я сам не велю ей.
- Не посетуйте на моего хозяина, - проговорила старушка с достоинством.
- Он ведь... того, совсем того! Что вам нужно, Крук? У меня гости.
- Ха! - произнес старик. - Вы ведь знаете, что меня прозвали Канцлером?
- Да! Ну и что же? - сказала мисс Флайт.
- "Канцлер", а незнаком с одним из Джарндисов, неужто это не странно,
мисс Флайт? - захихикал старик. - Разрешите представиться?.. Ваш слуга, сэр.
Я знаю тяжбу "Джарндисы против Джарндисов" почти так же досконально, как вы,
сэр. Я и старого сквайра Тома знавал, сэр. Но вас, помнится, никогда не
видывал... даже в суде. А ведь, если сложить все дни в году, когда я там
бываю, получится немало времени.
- Я никогда туда не хожу, - отозвался мистер Джарндис (и он
действительно никогда, ни при каких обстоятельствах, не появлялся в суде). -
Я скорей отправился бы в... какое-нибудь другое скверное место.
- Вот как? - ухмыльнулся Крук. - Очень уж вы строги к моему
благородному и ученому собрату, сэр; впрочем, это, пожалуй, естественно -
для Джарндиса. Обжегся на молоке, будешь дуть на воду, сэр! Что я вижу! Вы,
кажется, интересуетесь птичками моей жилицы, мистер Джарндис? - Шаг за
шагом, старик прокрался в комнату, приблизился к опекуну и, коснувшись его
локтем, впился пристальным взглядом ему в лицо. - Чудачка такая, ни за что
не соглашается сказать, как зовут ее птиц, хотя всем им дала имена. -
Последние слова он произнес шепотом. - Ну как, назвать мне их, Флайт? -
громко спросил он, подмигивая нам и показывая пальцем на старушку, которая
отошла и сделала вид, что выметает золу из камина.
- Как хотите, - быстро ответила она. Старик посмотрел на нас, потом
перевел глаза па клетки и принялся называть имена птичек:
- Надежда, Радость, Юность, Мир, Покой, Жизнь, Прах, Пепел, Растрата,
Нужда, Разорение, Отчаяние, Безумие, Смерть, Коварство, Глупость, Слова,
Парики, Тряпье, Пергамент, Грабеж, Прецедент, Тарабарщина, Обман и Чепуха.
Вот и вся коллекция, - сказал старик, - и все заперты в клетку моим
благородным ученым собратом.
- Какой неприятный ветер! - пробормотал опекун.
- Когда мой благородный и ученый собрат вынесет свое решение, всех их
выпустят на волю, - проговорил Крук, снова подмигивая нам. - А тогда, -
добавил он шепотом и осклабился, - если только это когда-нибудь случится, -
но этого не случится, - их заклюют птицы, которых никогда не сажали в
клетки.
- Восточный ветер! - сказал опекун и посмотрел в окно, делая вид, будто
ищет глазами флюгер. - Ну да, прямо с востока дует!
Нам было очень трудно уйти из этого дома. Задерживала нас не мисс
Флайт, - когда дело шло об удобствах других людей, эта малюсенькая старушка
вела себя как нельзя внимательней. Нас задерживал мистер Крук. Казалось, он
был не в силах оторваться от мистера Джарндиса. Будь они прикованы друг к
другу, Крук и то не мог бы так цепляться за него. Он предложил нам осмотреть
его "Канцлерский суд" и весь тот диковинный хлам, который там накопился.
Пока мы осматривали лавку, хозяин (который сам затягивал осмотр) не отходил
от мистера Джарндиса, а порой даже задерживал его под тем или иным
предлогом, когда мы проходили дальше, по-видимому терзаемый желанием
поговорить о какой-то тайне, коснуться которой не решался. Вообще весь облик
и поведение мистера Крука в тот день так ярко изобличали осторожность,
нерешительность и неотвязное стремление сделать нечто такое, на что трудно
отважиться, что это производило чрезвычайно странное впечатление. Он
неотступно следил за моим опекуном. Он почти не сводил глаз с его лица. Если
они шли рядом, Крук наблюдал за опекуном с лукавством старой лисицы. Если
Крук шел впереди, он все время оглядывался назад. Когда мы останавливались,
он стоял против мистера Джарндиса, водя рукой перед открытым ртом с
загадочным видом человека, сознающего свою силу, поднимал глаза, опускал
седые брови, щурился и, кажется, изучал каждую черточку на лице опекуна.
Обойдя весь дом (вместе с приставшей к нам кошкой) и осмотрев всю
находившуюся в нем разнообразную рухлядь, и вправду прелюбопытную, мы,
наконец, вернулись в заднюю комнатушку при лавке. Здесь на днище пустого
бочонка стояла бутылка с чернилами, лежали огрызки гусиных перьев и какие-то
грязные театральные афиши, а на стене было наклеено несколько больших
печатных таблиц с прописями, начертанными разными, но одинаково разборчивыми
почерками.
- Что вы тут делаете? - спросил опекун.
- Учусь читать и писать, - ответил Крук.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.