read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



правду трудно доказывать именно потому, что она не требует доказательств.
Каждое слово, из которого состояла эта пылкая речь, казалось мне настолько
неопровержимым, что я была уже почти готова простить Глафиру Сергеевну...
"Сейчас расплачется!" - с торжеством подумалось мне. Но Глафира Сергеевна не
расплакалась.
- Вы кончили? - спросила она. - Так вот, Дмитрий, должна тебе сказать,
что я не намерена разговаривать с этой... - она не нашла слова, - только
скажу, что удивляюсь, зачем ты привел ко мне эту... Она нарочно все время
называла меня просто "эта". Чтобы меня оскорбить? Так я тебе скажу, что дело
не только в том, что она из милости жила у соседки и надеялась захватить
комнату Павла Петровича со всеми его вещами, Здесь был еще один подлый рас
чет. Скажите, товарищ... как вас там зовут? - сказала она с отвращением, -
где письма артистки Кречетовой, которые оставил вам Павел Петрович?
Митя спросил тревожно: "Какая Кречетова?" и я почувствовала с ужасом,
что он и Глафира Сергеевна - это одно, а я - совершенно другое. За этой
мыслью так же быстро промелькнула другая: "Она стащила у меня эти письма!"
- Где? - переспросила я хладнокровно. - В Лопахине оставлены на
хранение.
- Вот как! Оставлены на хранение? - И Глафира Сергеевна взяла со стола
книгу, о которой я прежде подумала, что она имеет отношение к
Александрийскому театру. - Вот они! - Она швырнула мне книгу. - Изданы!
Теперь вы посмеете утверждать, что не продали их?
Я стояла далеко от нее, и книга упала на пол. Митя сделал шаг, но я
опередила его. "Письма О. П. Кречетовой к неизвестному", не веря глазам,
прочла я на белом переплете.
- Ничего не понимаю, - пробормотал Митя.
- Знаешь, Кречетова, артистка! Да я тебе потом расскажу! Но какова же
низость - узнать, что среди бумаг старика имеются личные письма! Разнюхать,
что они имеют какую-то ценность! Найти издателя и продать ему эти письма. И
эту... - Глафира Сергеевна с трудом удержалась от грубого слова, - ты
приводишь ко мне?
Впервые в жизни навстречу мне двинулась такая откровенная, смелая,
поражающая своей меткостью ложь - не мудрено, что я растерялась. Нужно было
повернуться и уйти. Но в ту минуту с острой, почти болезненной ясностью я
увидела полное лицо Раевского с моргающими глазами и услышала его голос,
говорящий: "Мне нужны эти письма. Идет? Задаток - сегодня!" И как будто я
взяла задаток и обещала украсть эти письма - так я залепетала что-то,
обращаясь не к Глафире Сергеевне, а к Мите. Какое-то жестокое выражение
возникло у него на лице, промелькнуло в глазах, и это выражение, как ножом,
резнуло меня по сердцу.
- Вы верите ей? - закричала я.
Он отвернулся, и я выбежала из номера, не помня себя, с единственной
мыслью - не заплакать перед той страшной женщиной, глядевшей на меня
тяжелыми, поблескивающими глазами.


ПИСЬМА К НЕИЗВЕСТНОМУ
Я сказала, что впервые в моей жизни навстречу мне смело двинулась ложь.
В течение первых трех дней после моего возвращения произошло так много
событий, точно кто-то долго собирал их в огромную корзину, а теперь
опрокинул ее на меня без предупреждения - это тоже случилось со мной
впервые. Среди этих событий были важные и не особенно важные, и, чтобы
отличить одни от других, нужно было остановиться, оглядеться, подумать. Куда
там! Только один предмет я видела перед собой: книгу под названием "Письма
П. П. Кречетовой к неизвестному". Наконец мне удалось купить ее у букиниста
на Литейном проспекте.
Пожалуй, это было не совсем обыкновенное зрелище: девушка, которая, не
обращая ни малейшего внимания на оклики извозчиков, на свистки милиционеров,
шла по улицам Ленинграда с раскрытой книгой в руках. Дважды она чуть не
попала под лошадь. Она сталкивалась с прохожими. На углу Семеновской с ней
поздоровался товарищ по курсу - она его не узнала...
Письма, которые старый доктор просил сжечь после своей смерти, теперь
читали чужие, равнодушные, незнакомые люди, и каждый, у кого было три рубля
пятьдесят копеек, мог так же, как это сделала она, зайти в магазин и купить
эти письма.
Письма, которые она не решалась прочитать в рукописи, были напечатаны в
количестве пяти тысяч экземпляров, с предисловием какого-то пошляка,
намекавшего на "загадку жизни знаменитой актрисы".
Она читает эти письма, и ей кажется, что весь город вместе с ней
перелистывает страницу за страницей. Вот красивая женщина с темными глазами
идет по аллее, а там, в беседке на берегу моря, ее уже ждет, волнуясь,
высокий человек в свободном летнем костюме и широкой панаме. Загорелое лицо
с прекрасными, навыкате глазами полно муки и радости ожидания. Вот он видит
ее, бросается к ней... Эта первая встреча в Балаклаве, о которой Кречетова с
нежностью вспоминала в нескольких письмах. Вот они встречаются в Геническе,
в Азове, все в маленьких южных городах, где никто не находит странными эти
радостные и печальные встречи. Еще непонятно, что заставляет их так бережно
хранить свою тайну? Почему все чаще в ее письмах попадается слово
"невозможно"? Почему в одном из них она приводит чье-то стихотворение,
посвященное этому слову?
Есть слова - их дыханье, что цвет,
Так же нежно и бело-тревожно,
Но меж них ни печальнее нет,
Ни нежнее тебя, невозможно.
С раскрытой книгой в руках девушка пересекает город, и ей кажется, что
от страницы к странице все тише становится на шумных улицах Ленинграда.
Через Летний сад она проходит на набережную - чуть слышно перебирают
листьями старые липы, умолкают и перестают смеяться люди на пристани, от
которой отходит на Острова пыхтящий, переполненный пароходик.
"...Как ни тяжелы, почти непереносимы наши горькие встречи, но когда ты
уезжаешь, я чувствую такую пустоту, что понять не могу, как еще в силах
двигаться, разговаривать, играть. Ты знаешь, что я играю не только на
сцене".
"...Нужно представить себе всю бессмысленность положения, когда два
человека, которые друг без друга не могут вообразить ни единого мига
счастья, должны тосковать, терзаться и лгать, лгать на каждом шагу. Когда я
вынуждена притворяться, что равнодушно слышу твое имя, только что уйдя от
тебя с пылающими щеками, мне начинает казаться, что когда-нибудь меня убьет
этот мучительный стыд. Да, нам нельзя видеться. Нужно расстаться! Но стоит
лишь вообразить ту пустоту, тот ужас, который открывается за этими словами,
и я страстно, злобно гоню эту мысль. Нет, верно, суждены нам с тобой, бедный
мой, дорогой, эта мука, это небывалое счастье!"
"...В Париже Шарко нашел у меня истощение сил и велел ехать в Сицилию.
Ты представляешь себе, как хотелось мне ехать, тогда как я знала, что ты
будешь ждать меня в Плесе! Лихорадочно следила я за русскими газетами и по
первому известию о вскрытии Волги выехала, убедив врачей, что в Плесе воздух
будет здоровее для меня, чем в чужой Сицилии".
"...Теперь уже не мечтаю я больше навсегда соединиться с тобой. Года
идут, голова моя седеет, и, видно, не дождаться нам этого счастья. Но хоть
видеть тебя, не скрываясь, хоть знать, что ты здоров и по-прежнему любишь
меня! Сегодня я снова говорила с ним. Ты знаешь, о ком я пишу. Он повторил,
что не даст развода, даже если я возьму всю вину на себя".
"...Когда я получаю твое письмо, я, как девочка, прежде всего ищу слова
любви, а все остальное кажется мне бесконечно менее важным. Тысячу раз я
перечитываю твою подпись, и когда ты не подписываешься "всегда твой" и
ставишь только инициалы, мне начинает казаться, что ты меньше любишь меня.
Однако меня расстроило известие о "готовой разразиться над тобой буре". Ты
глухо пишешь об этом. Почему? Чтобы не огорчать меня? Но разве ты не знаешь,
мой друг, что я никогда не расстанусь с тобой! Тяжело мне писать это "не
расстанусь", в то время как мы видимся лишь во время твоих редких приездов в
Петербург. Но все равно - наша любовь давно уже стала как бы вне нашей
власти, и не только вне, а над нами".
"...Что говорят в Москве о провале "Чайки"? Гостинодворцы, которые
убеждены, что мы играем только для них, свистели, шикали, смеялись,
оскорбляли актеров и в конце концов добились провала замечательной пьесы.
Бедный Чехов! Никогда не забуду, как, растерянный, осунувшийся, с
напряженной улыбкой, он слушал наши уверения, утешения! Не дождавшись конца
спектакля, накинув пальто и забыв шапку, он бежал из театра - так и уехал с
непокрытой головой".
"...Пишу тебе, надеясь, что мое письмо еще застанет тебя в Петербурге.
Синельников только что сказал мне, что по Москве ходят слухи о том, что
министр приказал освободить тебя от преподавания в университете. Я знаю, как
важно тебе, в особенности после столкновения с Ционом, хотя бы числиться
преподавателем университета. Когда же кончится наконец этот кошмар, который
уже отнял у меня почти всех друзей? Вчера узнала, что Кравцов отправлен под
надзор полиции в Арзамас. Кажется, никогда я не была трусихой, но я дрожу
при одной мысли, что это безумие может коснуться тебя".
"...Этого давно ждали, говорят вокруг. И я соглашаюсь, мне все еще
нужно делать вид, что между нами никогда не было ничего, кроме простого
знакомства. Я не плачу, я ничем не умею выразить горе. Но мне кажется, что я
ослепла или сплю летаргическим сном: слышу, чувствую и не в силах крикнуть.
Мой бедный, родной, мой навсегда, бесконечно любимый! Ты знаешь, что я
решила? Приехать к тебе, чтобы умереть".
Огорчения, о которых никогда не упоминал Павел Петрович, приходившие
"оттуда", из того давно умершего мира, где жила дама с темными глазами, -
теперь я поняла их так живо, как будто старые фото, висевшие над



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.