read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



34. ЯНКИ И КОРОЛЬ ПРОДАНЫ В РАБСТВО
Что же теперь делать? Только не спешить. Нужно изобрести какой-нибудь
обходный маневр, чтобы дать себе время подумать, а этим беднякам прийти в
себя. Напротив меня сидел Марко, окаменевший в то мгновение, когда он
пытался привести в действие свой кошелек-пистолет, и все еще
бессознательно сжимавший в руке эту игрушку. Я взял пистолет из рук Марко
и предложил раскрыть ему его тайну. Тайна! Какая может быть тайна в таком
пустяке? Однако в тот век и в той стране даже здесь была тайна.
Удивительный народ, совершенно не умеющий обращаться с механизмами; да
у них и не было никаких механизмов. Кошелек-пистолет представлял собой
небольшую двойную трубку из толстого стекла; внутри была пружинка, при
нажиме на которую происходил выстрел. Этот выстрел был совершенно
безвреден, так как дробинка падала к вам же в руку. Дробинки были разной
величины - одни с горчичное зерно, другие значительно больше; они заменяли
монеты. Дробинки величиной с горчичное зерно заменяли мильрейсы, а те, что
побольше, - милли. Пистолет служил кошельком, и очень удобным кошельком, -
с его помощью вы могли расплачиваться в темноте, не боясь ошибиться; вы
могли носить его за щекой или в жилетном кармане, - если у вас был
жилетный карман. Я изготовил их разных размеров; крупнейший вмещал в себя
дроби на целый доллар. Замена монет дробью была очень выгодна для
правительства: металл не стоил ничего, а подделки нечего было опасаться,
так как я был единственный человек в королевстве, умевший отливать дробь.
Выражение "настрелять денег" скоро пошло в ход и сохранилось даже до
девятнадцатого века, хотя никто не подозревает теперь, откуда оно взялось.
Вскоре к нам присоединился и король. Сон освежил его, и он чувствовал
себя отлично. Теперь меня легко было взволновать, я нервничал, так как
чувствовал, что наша жизнь в опасности; и, подозрительно вглядываясь в
глаза короля, я заметил, что он чем-то заряжен и собирается выкинуть
какую-то штуку. Проклятие, неужели он не мог выбрать более подходящего
времени!
Я не ошибся. Он сразу же с неумелой хитростью заговорил о сельском
хозяйстве. Я весь покрылся холодным потом. Мне хотелось шепнуть ему на
ухо: "Послушай, мы в ужасной опасности! Каждая минута дорога, пока мы не
вернем себе доверия этих людей; не трать драгоценного времени". Но шепнуть
ему было невозможно, гости решили бы, что мы сговариваемся. Оставалось
сидеть и приятно улыбаться, глядя, как король, сидя на динамитной мине,
рассуждает о проклятом луке. Вначале буйство моих собственных мыслей,
поднятых по боевой тревоге и устремившихся на помощь из каждого закоулка
моего черепа с криками "ура" и барабанным боем, лишило меня возможности
вникнуть в его слова; но по мере того, как мои беспорядочные замыслы
кристаллизовались, готовились к бою и занимали позиции, до меня, словно
издалека, стали доноситься залпы королевских батарей:
- ...по-моему, это не лучший способ, хотя мнения знатоков тут
расходятся, и некоторые утверждают, что лук - вредная для здоровья ягода,
если его снимать с дерева незрелым...
Слушатели начали обнаруживать признаки жизни и переглядываться с
удивлением и тревогой в глазах.
- ...в то время как другие утверждают, и не без основания, что это не
так уж важно, ибо сливы и другие злаки выкапывают из земли в незрелом
виде...
Слушатели были в смятении; да, в смятении и страхе.
- ...тем не менее они вполне съедобны, особенно если смягчить их
природную терпкость, прибавив к ним успокоительного сока капусты...
Глаза наших гостей был полны дикого ужаса, и один из них пробормотал:
- Что он говорит? Господь замутил разум этого фермера!
Я предчувствовал беду и сидел как на гвоздях.
- ...далее, если принять во внимание всем известную истину, что молодые
животные, так сказать свежие почки животного мира, всего вкусней и что
когда козел созреет, его мех становится слишком жарким и портит мясо,
каковой недостаток, в соединении с гнусным нравом и богопротивным
поведением этого зверя...
Все повскакали с мест с яростным криком: "Один предатель, а другой
сумасшедший! Смерть им! Смерть!" Они кинулись на нас. Какой восторг
вспыхнул в глазах короля! Он ничего не смыслил в сельском хозяйстве, но
драться он умел. Он долго постился и теперь жаждал битвы. Ударом в челюсть
он сбил кузнеца с ног и повалил на спину. "Святой Георгий, помоги
Британии!" - и он сбил с ног колесника. Каменщик был грузен, но я
опрокинул его без труда. Все трое тотчас же вскочили на ноги и снова
кинулись на нас; мы снова их повалили; они снова вскочили. Они падали и
вскакивали с чисто британским упорством и мужеством, пока мы не превратили
их в котлеты; они шатались от усталости; ослепленные гневом, они перестали
отличать друзей от врагов и колотили друг друга. Они колотили друг друга,
а мы отошли в сторону и смотрели, как они катаются по земле, и рвут
волосы, и кусаются, словно бульдоги. Мы смотрели на них спокойно, так как
они не в силах уже были сбегать за помощью, а место битвы было так удалено
от дороги, что случайные прохожие не могли нас увидеть.
Занятый этим зрелищем, я случайно заметил, что Марко нет среди нас. Я
оглянулся; его нигде не было видно. О, дело плохо! Я дернул короля за
рукав, мы незаметно ускользнули и вбежали в хижину. Там никого - ни Марко,
ни Филлис! Они, несомненно, побежали к дороге звать на помощь. Я сказал
королю, что нам нужно удирать, а причину я объясню потом. Мы успели
перебежать через открытое поле и нырнули в лес; только тогда я обернулся и
увидел толпу разъяренных крестьян с Марко и его женой во главе. Они ужасно
орали, но мы их не боялись: лес был дремучий, мы влезем на дерево, а там
пускай они ищут нас, где хотят. Но тут мы услышали новый звук: собаки! Это
совсем другое дело! Задача наша стала сложнее - нужно найти проточную
воду.
Мы неслись во всю мочь; звуки стали удаляться и превратились в глухой
шум. Мы добежали до ручья и прыгнули в воду. В воде мы прошли вниз по
течению ярдов с триста. Нам загородил дорогу дуб, толстый сук которого
висел над самой водой. Мы вскарабкались на этот сук и поползли по нему к
стволу. Звуки погони опять стали громче - значит, толпа напала на наш
след. Некоторое время звуки приближались очень быстро; потом они перестали
приближаться. Без сомнения, собаки отыскали то место, где мы вошли в
ручей, и теперь мечутся по берегу, разыскивая наш след.
Когда мы прочно уселись на дереве, скрытые листвой, король вполне
успокоился, но я не совсем. Мне показалось, что мы могли бы перелезть по
одной из веток на другое дерево, и я решил, что нужно попробовать. Мы
попробовали, и с успехом, хотя король поскользнулся и чуть не упал. Мы
удобно расселись, хорошо скрытые в листве, и теперь нам оставалось только
прислушиваться к шуму погони.
Внезапно погоня стала приближаться, и приближаться стремительно, и
сразу по обоим берегам ручья. Громче, громче - и с ревом, гиком, лаем,
топотом она пронеслась мимо, как циклон.
- Я боялся, что по суку, висящему над водой, они догадаются, - сказал
я, - и очень рад, что ошибся. Идем, повелитель, не будем терять времени.
Мы сбили их с толку. Скоро стемнеет. Если мы еще раз перейдем через ручей
и на каком-нибудь пастбище возьмем взаймы пару коней на несколько часов,
то будем в безопасности.
Мы начали спускаться и добрались уже до нижнего сука, как вдруг нам
показалось, что шум погони снова приближается. Мы замерли, прислушиваясь.
- Да, - сказал я, - они ничего не нашли, им надоело, и они возвращаются
домой. Влезем снова на наш насест и дадим им пройти мимо.
Мы опять полезли вверх. Король прислушался и сказал:
- Они все еще ищут. Нам лучше остаться здесь.
Он был прав. Он больше смыслил в охоте, чем я. Шум приближался
постепенно, не быстро. Король сказал:
- Они сообразили, что мы где-то вблизи, так как мы движемся пешком и не
можем уйти далеко от воды.
- Да, государь, боюсь - ты прав, хотя я надеялся, что все обойдется.
Шум все приближался, и скоро авангард опять прошел мимо нас, по обоим
берегам ручья. Чей-то голос крикнул с другого берега:
- Они люди умные и могли влезть на дерево вот по этой ветке, не
коснувшись земли. Хорошо бы послать туда человека.
- Черт возьми, так мы и сделаем!
Я порадовался своей предусмотрительности: мы хорошо сделали,
перебравшись на соседнее дерево. Но разве вы не знаете, обо что
разбивается любая предусмотрительность? О человеческую тупость. Первый
фехтовальщик в мире может не бояться второго фехтовальщика в мире, - он
должен бояться невежды, который никогда не держал шпаги в руках: невежда
сделает как раз то, чего не следует делать; и опытный фехтовальщик будет
побежден. Ну мог ли я, при всех моих дарованиях, предвидеть, что этот
близорукий, косой глупый шут ошибется и полезет не на то дерево, на
которое его послали? А он именно так и сделал. И дерево, выбранное им по
ошибке, оказалось именно тем, на которое нужно было лезть, и он полез.
Положение было серьезное. Мы не шевелились и ждали, что будет дальше.
Крестьянин с трудом карабкался все выше. Король привстал; он нацелился
ногой, и, как только голова пришельца приблизилась настолько, что до нее
можно было достать, раздался глухой стук и крестьянин упал на землю.
Гневный вопль донесся снизу, толпа сбилась в кучу вокруг дерева. Мы были
окружены, мы стали пленниками. К нам полез другой человек: ветка,
служившая нам мостиком, была обнаружена, и какой-то доброволец полез на
дуб, чтобы по ней добраться до нас. Король приказал мне охранять мост,
подобно Горацию [Гораций Коклес (то есть Одноглазый) - легендарный герой
древнего Рима; во время войны с этрусками в 507 году до н.э. он, по
преданию, защищал мост через Тибр до тех пор, пока римляне не разобрали
мост за его спиной, чтобы преградить врагам вход в Рим; за этот подвиг
римляне воздвигли Горацию статую]. Враги появлялись то с одной стороны, то
с другой, но на головы их поочередно обрушивались удары, и они скатывались



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.