read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Раздались едва слышные шаги, с нижнего этажа, легко прыгая через сту-
пени, поднялся смазливый белокурый паренек.
- Сходи в аптеку, - безапелляционным тоном приказал Леша. - Вот ре-
цепты, вот деньги, сдачу вернешь.
Паренек молча взял рецепты и купюры, повернулся и легко и неслышно
побежал вниз.
- И хлеба купи, черного! - крикнул Леша ему вдогонку.
- Ну зачем ты его дразнишь, - укоризненно сказала Настя, когда он
вернулся в квартиру. - Мы же полностью от них зависим. Уж лучше пусть
будет худой мир, чем открытая война.
Леша не ответил. Он быстро подошел к окну и стал смотреть на улицу.
- Побежал, - прокомментировал он, глядя на фигуру, удаляющуюся спор-
тивной трусцой в сторону аптеки. - Только это не он. Стало быть, нас с
тобой стерегут, как минимум, двое. Серьезная организация.
- Уж куда серьезнее, - грустно подтвердила она. - Давай я хоть обед
приготовлю, что ли. Господи, угораздило же меня так вляпаться! И девчон-
ку жалко, и Ларцева.
- А себя не жалко?
- И себя тоже жалко. Такое дело было интересное, такая задачка! Обид-
но до слез. И Вику Еремину жалко. Я ведь знаю, почему ее убили. Хотя,
если не кривить душой, я и так была готова к тому, что мне не дадут рас-
копать эту историю. Только я не знала, в какой момент меня остановят и
как именно они это сделают. Раньше меня вызвал бы начальник МУРа и веж-
ливо приказал бы оставить это дело и заняться другим преступлением, ко-
торое гораздо более опасно и сложно для раскрытия и поэтому на него бро-
саются лучшие силы, и я должна посчитать за честь, что его сиятельство
лично меня вызвал и, высоко ценя мои знания и умения, лично просит поу-
частвовать во всенародном празднике поимки страшного кровавого убийцы.
Ну или что-нибудь в таком же роде. А Колобок тяжело вздыхал бы и совето-
вал не брать в голову, а сам кипел бы от ярости и втихаря делал бы
по-своему, но уже сам, чтобы не подставлять меня под гнев руководства.
Раньше все было известно заранее: и их методы, и наша реакция. А теперь
- сам черт ногу сломит, никогда не знаешь, кто и где, и в какой момент,
и каким способом возьмет тебя за горло. И защиты от них нет никакой. Бо-
гатых людей стало слишком много в расчете на душу одного нищего милицио-
нера, и за деньги они могут купить боевиков, которые будут на нас да-
вить, даже если мы все вдруг станем поголовно честными, бескорыстными и
добровольно захотим жить в малогабаритных квартирах с детьми и парализо-
ванными родителями, не имея возможности нанять для них квалифицированную
сиделку. Да что говорить! Ты прав, Лешик: псы за свою кость дерутся. А
молодая женщина погибла...
Просматривая список вызовов и стараясь рационально построить свой
маршрут, Тамара Сергеевна Рачкова обнаружила, что один из адресов нахо-
дился неподалеку от ее дома. Это было кстати. Тамара Сергеевна решила
навестить больного, а потом заскочить домой выпить чаю и заодно позво-
нить Гордееву. Жила Тамара Сергеевна очень далеко от поликлиники, в те
дни, когда она работала с 8 утра, вставать приходилось ни свет ни заря,
и к 11 часам она обычно испытывала нестерпимый голод.
Войдя в свою квартиру, она сразу услышала доносившиеся из гостиной
голоса. "Опять филателисты", - поняла Рачкова. Муж ее недавно вышел на
пенсию и с головой погрузился в свое хобби, занимаясь бесконечными обме-
нами, покупками, продажами, выставками, конференциями, специальной лите-
ратурой и даже лекциями. В доме постоянно были визитеры, а телефонные
звонки раздавались так часто, что ни дети Рачковых, ни друзья и коллеги
самой Тамары Сергеевны, случалось, не могли дозвониться им по нескольку
дней. Кончилось все тем, что при помощи связей и подарков в квартире по-
явился второй телефон с другим номером, специально для филателистов, и
жизнь вошла в нормальную колею.
Тамара Сергеевна тихонько, насколько это вообще было возможно при ее
комплекции, прошла на кухню, зажгла газ под чайником и подсела к телефо-
ну.
- Плохи дела у вашей Каменской, - вполголоса сообщила она Гордееву.
- Что с ней? - всполошился Колобок.
- Во-первых, она действительно больна. Я совершенно серьезно пореко-
мендовала ей лечь в госпиталь, для этого есть все основания.
- И что она ответила?
- Отказалась наотрез.
- Мотивы?
- Ее стерегут, причем совершенно открыто, не стесняясь. Это, во вто-
рых. А в-третьих, она просила вам сказать, что вы были правы. Она хотела
бы сделать очень многое, но не может, потому что дала слово и обязана
его сдержать.
- Кому она дала слово?
- Виктор Алексеевич, я передала вам все дословно. Больше она ничего
не сказала.
- Тамара Сергеевна, у вас сложилось какое-нибудь личное впечатление о
ситуации?
- Ну... Более или менее. Каменская подавлена, удручена, она знает о
том, что ее стерегут. По-видимому, отказ от госпитализации продиктован
тем, что ей запретили выходить из дома под угрозой причинения неприят-
ностей кому-то из близких.
- Она одна в квартире?
- С ней какой-то рыжий лохматый мужчина.
- Я его знаю, это муж.
- Это не муж, - возразила Рачкова, привыкшая называть вещи своими
именами.
- Ну, неважно, - уклонился от уточнений Гордеев. - Пусть будет друг.
А кто сторож?
- Юноша с лицом херувима. Сидит на подоконнике, на лестничной клетке
между этажами.
- А других не заметили?
- Честно признаться, не смотрела специально. Я и этого-то увидела
только потому, что он поднялся по лестнице и посмотрел, кто звонит в
дверь к Каменской.
- Нахально, однако, - заметил Виктор Алексеевич.
- Я же говорю вам, он не скрывается. По-моему, на нее пытаются таким
способом оказать давление.
- Вполне возможно, - задумчиво согласился полковник. - Спасибо вам,
Тамара Сергеевна. Вы даже не представляете, как много вы для меня сдела-
ли.
- Почему же, представляю, - улыбнулась в трубку Рачкова.
Закончив разговор, она повернулась, чтобы выключить закипевший чай-
ник, и заметила входящего в кухню мужа.
- А я и не слышал, как ты пришла, мамочка, - сказал он, подходя и це-
луя жену в седую макушку.
- Ну еще бы, у тебя опять сборище марочных фанатов.
Квартиру обворуют - и то не услышишь, такой у вас гвалт стоит.
- Неправда, мамочка, - обиделся муж, - никакого особого гвалта не бы-
ло. Ты насовсем вернулась?
- Нет, чаю выпью и побегу. Сегодня много вызовов, началась очередная
эпидемия гриппа.
- Неужто так прямо все гриппом заболели? - усомнился супруг, призна-
вавший только два диагноза - инфаркт и инсульт, и считавший все ос-
тальные заболевания формой отлынивания от служебных обязанностей. - Не-
бось среди твоих больных - половина симулянтов. В такую мерзкую погоду
не хотят на работу ходить, вот и гоняют тебя, старушку, почем зря.
Тамара Сергеевна молча пожала плечами, сделала большой глоток обжига-
юще горячего чая и откусила толстый кусок сдобной булки, обильно смазан-
ной сливочным маслом, да вдобавок с внушительным слоем апельсинового
джема. Она всегда была любительницей мучного и сладкого.
- Как твоя поясница? - спросила она.
- Ноет потихоньку, но уже гораздо лучше.
- Опять побежишь сегодня на свое филателистическое сборище?
- Мамочка, относись, пожалуйста, с уважением к моему невинному хобби,
- с улыбкой сказал муж Тамары Сергеевны. - Это достойное и интеллигент-
ное занятие. Ты же не хочешь, чтобы я опустился, начал пить и целыми
днями забивал "козла" во дворе?
- Конечно, не хочу, - миролюбиво согласилась она, залпом допивая чай
и торопливо дожевывая булку. - Все, папочка, я убежала, можешь напоить
чаем своих гостей. Целую! - крикнула она уже из прихожей, надевая пальто
и открывая дверь.
"Негодяи", - гневно твердил про себя Виктор Алексеевич Гордеев, вялым
неспешным шагом двигаясь от метро к зданию на Петровке. Несмотря на
приближающийся Новый год, в Москве было промозгло, сыро и слякотно, из-
редка выпадавший снег тут же смешивался с водой и грязью. Небо было тя-
желым и серым, и таким же было настроение полковника Гордеева. Он шел,
опустив плечи, засунув руки глубоко в карманы пальто и глядя под ноги.
"Чем же они взяли Стасеньку? Чем-то очень простым, но эффективным. Не
зря говорят, против лома нет приема. Пока они осторожничали, подбирались
к ней из-за угла, она, как умела, уворачивалась от них. Теперь они пошли
напролом, открыто и не стесняясь. Правда, у народной мудрости есть и
продолжение: против лома нет приема - окромя другого лома. Где же взять
этот другой лом? Эх, если б знать, чем же они держат Стасеньку".
И еще одна вещь не давала покоя Виктору Алексеевичу. Почему Настя не
воспользовалась помощью доктора Рачковой? Она могла передать через нее
Гордееву всю необходимую информацию на словах или в записке, а уж он
придумал бы чтонибудь. Почему же она не сделала этого? Колобок слишком
хорошо знал свою подчиненную и не допускал и мысли о том, что она прос-
то-напросто не догадалась сделать это. Такого быть не могло. А что же
могло быть? У Гордеева было такое чувство, что в самом этом факте и зак-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.