read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Телефон замолчал.
И, как ни пыталась Павла реанимировать его, - больше не ожил. Сделался
бесполезен.
...А потом показалась дорога, но Павлина радость была преждевременной,
потому что дорога оказалась узкой - явно периферийной и совершенно пустой;
вспомнились, как обрывки бреда, прыгающий свет фар и стволы по обе стороны,
будто забор...
Она потеряла полчаса, пытаясь вспомнить, откуда приехала машина и куда она
направлялась. Не вспомнила, плюнула и пошла наугад.
Солнце подернулось пленкой. Павла брела, часто облизывая пересохшие губы, и
на ближайших к дороге стволах ей мерещились синие коробки таксофонов.
Потом обнаружился туристский приют - деревянный навес, составленные в круг
пеньки и, что самое приятное, любовно вычищенный и украшенный источник. Павла
напилась из горсти, рукава ее куртки промокли по локоть, но ей уже было все
равно; вода произвела на нее странное действие. Будто та гадость, которой она
надышалась во время похищения, снова активизировалась и потребовала реванша.
Она успела добраться до навеса и разорить аккуратную стопку сложенных под
брезентом матрацев.
И, еще ощущая кожей влажные рукава куртки, уже видела бахрому сталактитов
на сводчатом потолке, фосфоресцирующие пятна лишайников и высокий хоровод
светящихся в темноте жуков.
За каждым поворотом ей чудилась высокая фигура с хлыстом.
Теперь она чувствовала себя лучше - ей, пожалуй, хватило бы сил уйти от
погони. На много переходов вокруг Пещера была спокойна, - но сарну не покидало
тягостное чувство опасности.
Она долго вылизывала ложбинку, на дне которой тек ручеек. Осушала языком
крохотное русло и терпеливо ждала, пока оно увлажнится снова; Пещера молчала, но
в самом ее молчании сарне чудился страх. Пещера ждала пришельца с хлыстом- если
он открыто появился однажды, то почему бы ему не прийти снова?
И он пришел. И чуткие уши сарны снова оказались бессильны.
Смотреть в глаза - значит нападать; сарна содрогнулась, когда ее рассеянный
взгляд угодил в ловушку другого, холодного, бесстрастного взгляда.
Взгляда-приказа.
Он шел на двух ногах. Он шел не как хищник- как хозяин; он шел прямо к ней,
и в опущенной руке его было блестящее, как вода, изогнутое, как клык, острие. Он
шел не охотиться и не сражаться- он шел убивать.
Сарна не двинулась с места. Потому что если с хищником можно вступить в
игру за свою жизнь, если с хищником все решает погоня, то этот, который шел к
ней сейчас, не был настроен играть в догонялки. Его взгляд имел над ней
неоспоримую власть, его взгляд приказывал стоять - и она стояла.
Только теперь она могла его слышать. Каждый шорох каждого камушка под
тяжелыми шагами. Его кожа, грубая, черная, лишенная шерсти, поскрипывала и
шелестела.
Похрустывали камни.
Сарна не испытывала страха. Только холод и обреченность; она откуда-то
знала, что он подойдет и возьмет ее за шерсть на холке, и тогда она покорно
вытянет шею, открывая горло его одинокому блестящему клыку...
Порыв ветра. Идущий сбился с шага, взгляд его выпустил глаза сарны, и она
смогла посмотреть туда же, куда теперь смотрел он.
Там, чуть в стороне, в черном проеме коридора стоял другой, на двух ногах,
с хлыстом в опущенной руке.
Сарна вжалась в камень. Между теми двумя будто ударила искра, такая,
которую даже в самой дикой скачке никогда не выбьет из камня даже самое быстрое
копыто.
Тот, что шел убивать сарну, открыл рот и издал сложный, ни на что не
похожий звук, от которого щерсть на спине у сарны поднялась дыбом.
Тот, что стоял в проеме, покачал головой и ответил. Тогда тот, что был с
одиноким клыком, крикнул, и сарна прижала уши - такой болезненной волной
раскатился его крик по коридорам Пещеры.
Тот, что стоял в проеме, негромко и прерывисто выдохнул, и тот, что кричал,
сразу умолк.
И потянул откуда-то хлыст- из себя, из кожи. Теперь в одной руке у него был
клык, а в другой- кожистый хвост, дрожащий, живущий собственной жизнью.
И снова шагнул к сарне, но тот, что стоял в проеме, одним движением
загородил ему дорогу. Встал между сарной и тем, кто шел ее убивать.
Тот, кто шел убивать, молча выбросил перед собой руку с хлыстом; тонкий
трепещущий ус должен был потрогать противника за горло, но тот, что стоял между
сарной и ее смертью, успел уклониться, поднырнуть под хлыст и поймать его черной
и грубой, лишенной шерсти рукой.
Мелькнул блестящий, как вода, клык. Тот, что шел убивать, никак не желал
отказываться от этого своего намерения; поддернув противника к себе, он вдруг
ударил его ногой в колено и так внезапно и сильно, что противник не устоял.
В следующую секунду хлыст того, кто шел убивать, оказался на свободе. Сарна
смотрела, оцепенев; тот, что упал, снова успел увернуться от удара.
Сарна видела, как, сплетясь, два хлыста затрещали голубыми острыми искрами.
Светом, подобного которому не было в Пещере. Как две фигуры заметались,
завертелись; будто в брачном танце, но не похоть правила ими - ярость;
соприкасаясь, хлысты исторгали синий огонь, и от негромкого треска шерсть на
спине сарны поднималась дыбом. Она перестала различать, кто из соперников шел
убивать ее, а кто встал между нею и смертью, - оба они казались одинаково
чудовищными. Ей мерещилось, что сам воздух, рассекаемый хлыстами, дрожит и хочет
бежать отсюда, утечь ветром- прочь...
И сарна поняла, что свободна и может бежать.
И стук копыт, отражаясь от стен Пещеры, показал ей, где выход.
Рыбаку, встреченному ей уже после полудня, она не стала ничего объяснять.
Тот и не требовал объяснений- молча свернул свои удочки, погрузил Павлу в свой
рассыпающийся от ветхости фургончик и отвез в поселок, где женская часть его
семейства - жена, невестка, дочь и внучка - принялась сочувственно качать
головами, готовить Павле ванну, еду, постель и сменную одежду, а Павла тем
временем добралась до телефона, сняла трубку и замерла, слушая далекий
услужливый гудок.
Ее мутило.
Произошедшее в Пещере помнилось ясно, так ясно, как никогда. По яркости с
этим видением могли соперничать разве что первые встречи Павлы и Ковича-
настырный сааг, атакующий трижды...
Она всегда знала о существовании егерей. Но никогда не верила, что ее лично
это каким-то образом коснется.
Егеря уничтожают бешеных, опасных особей. Тех, чья жажда убийства
превосходит биологическую целесообразность.
За что хотели убить Павлу?!
Впрочем, а зачем ее пытались похитить?
Стоп, стоп, стоп. А пытались ли ее вообще похищать? Не было ли это муторное
приключение изначально задумано, как инсценировка? Цепь инсценировок, начало
которым положил сааг, так напугавший Павлу в студии...
Вернее, нет. Началось раньше. Все эти курточки на размер больше, мертвые
тела на фонарных столбах, говорящие собаки...
Все началось, когда Павла встретилась с Тританом.
Кович говорил... Впрочем, для Ковича все, что ни происходит в жизни, -
всего лишь театр, естественный либо рукотворный.
А вот можно ли инсценировать... происходящее в Пещере?
Или для человека, подсунувшего Павле плюшевого саага, возможно все?..
Тритан, тебе невозможно не верить, но и верить тебе...
Павла тупо смотрела в телефонные кнопки.
- Кушать готово...
Это жена рыбака. Взволнованная и заботливая.
- Спасибо... мне бы сперва позвонить...
- Ну, звоните...
Павла перевела дыхание и набрала номер. Долгие гудки. Неужели его нет?..
- Алло, - женский голос.
- Будьте добры, - Павла прокашлялась, - позвать господина Ковича.
- Он на репетиции, - женский голос чуть удивлен, трубка ложится на рычаг;
короткие гудки заставляют Павлу сильнее сжать зубы. Новый звонок.
- Алло...
- Будьте добры, - Павла сама поразилась металлическим ноткам, прорезавшимся
в ее голосе, - позвать господина Ковича с репетиции. Скажите, что его зовет
Павла Нимробец.
Длинная пауза.
- Минуточку.
Интересно, сколько стоит в этой дыре минута междугородного разговора? Не
разорит ли она радушных хозяев?..
В трубке жили отзвуки чужого мира. Шаги и хлопанье двери, и отдаленные
аккорды, и совсем уже далекий смех...
Павлу охватила тоска по прежней жизни. Той, где она была ассистенткой
Раздолбежа. Той, где Митика подсовывал селедку в ее "дипломат"...
- Павла?!
- Это я.
- Павла, ты где? Я не могу сейчас разговаривать, идет репетиция... Ты
перезвонишь?
Он кричал в трубку- безо всякой надобности, и так было прекрасно слышно. Он
просто был сверх меры возбужден - и не потому, что Павла позвонила. Он жил
сейчас очень далекими от Павлы событиями, событиями "Первой ночи", ее
неожиданное появление было раздражителем, от которого следует поскорее
избавиться.
И конечно, он понятия не имеет о последних событиях в Павлиной жизни.
- Раман...
А собственно, что она может ему сказать?
- Раман, как продвигается спектакль? Короткая пауза.
- Мы работаем, Павла,- в голосе уже раздражение. - Премьера назначена на
седьмое сентября, но...
Он замолчал. Предполагалось, что Павла сама додумается, что стоит за этим



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.