read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



теперь не знаю...
Тут он подумал: "А чего хочет сам Билл?" Угадать было легко.
- Билл, - сказал Траут, - я так тебя люблю, и я теперь стал такой важной
шишкой, что сейчас же могу исполнить три твоих самых заветных желания, - И
он открыл дверцу клетки, чего Биллу не удалось бы добиться и за тысячу лет.
Билл перелетел на подоконник. Он уперся плечиком в стекло. Между ним и
вольной волей стояла только одна эта преграда - оконное стекло.
- Твое второе желание сейчас тоже исполнится, - сказал Траут и снова
сделал то, чего Билл никак сделать бы не мог; он открыл окошко. Но попугай
так испугался шума при открывании окна, что тут же влетел обратно в клетку.
Траут закрыл клетку и запер дверцу на задвижку.
- Умней тебя еще никто не придумал такого исполнения трех желаний, -
сказал он попугаю, - Теперь ты знаешь точно, чего тебе желать в жизни:
вылететь из своей клетки.
Траут понял, что единственное письмо от читателя как-то связано с
приглашением, но никак не мог поверить, что Элиот Розуотер - взрослый
человек. Почерк у Розуотера был совсем детский:


- Билл, - задумчиво сказал Траут, - ведь это дело для меня обстряпал
какой-то мальчишка. Наверно, его родители дружат с председателем фестиваля
искусств, а в тех краях никто книжек не читает. И когда мальчик сказал им,
что я хороший писатель, они все сразу поверили. Не поеду я, Билл, - добавил
Траут, покачав головой - Не хочу я вылетать из своей клетки. Слишком я
умный. Да если бы мне и хотелось отсюда вылететь, я бы ни за что не поехал в
Мидлэнд-Сити. Зачем нам становиться посмешищем - и мне, и моему
единственному читателю.
Так он и решил. Но время от времени он перечитывал приглашение и запомнил
его наизусть. А потом он внезапно понял, что в этой бумаге скрыт некий
тайный смысл.

Выискал он этот смысл наверху бланка, где были изображены две маски,
символизирующие комедию и трагедию. Одна маска была такой:


Другая такой.
- Видно, им там нужны одни счастливцы с улыбочкой, - сказал он своему
попугаю. - А невезучим там не место.
И все же Траут не переставая думал о приглашении. Вдруг у него появилась
идея, которая показалась ему очень заманчивой: а что, если им будет полезно
посмотреть именно на такого неудачника?
И тут в нем вспыхнула огромная энергия.
- Билл, Билл, слушай, я вылетаю из клетки, но я сюда вернусь. Поеду туда,
покажу им то, чего никогда ни на одном фестивале искусств никто не видел:
представителя тысячи тысяч художников, которые всю свою жизнь посвятили
поискам правды и красоты - и ни шиша не заработали!
Так в конце концов Траут принял приглашение. За два дня до начала
фестиваля он поручил Билла своей квартирной хозяйке и на попутных машинах
добрался до Нью-Йорка. Пятьсот долларов он приколол к подштанникам,
остальные пятьсот положил в банк.
Отправился он в Нью-Йорк, так как надеялся найти там свои книжки в
порнографических лавчонках. Дома у него ни одного экземпляра не было - он
свои произведения презирал. Но теперь ему хотелось почитать кое-что вслух в
Мидлэнд-Сити, чтобы люди поняли его трагедию, такую нелепую и смешную. И еще
он собирался им рассказать, какой он для себя придумал памятник.
Вот как этот памятник выглядел:



Глава четвертая
А тем временем Двейн все больше терял рассудок. Однажды ночью он увидел
одиннадцать лун над кровлей нового здания Центра искусств имени Милдред
Бэрри. На следующее утро он увидел, как огромный селезень регулирует уличное
движение на перекрестке Аосенал-авенго и Олд-Камтри-роуд. Он никому не
рассказал, что он увидел. Он все держал в тайне.
А оттого, что он все скрывал, скверные вещества в его мозгу все
накоплялись и набирали сил. Им уже было мало, что он видел и чувствовал
что-то несуразное. Им хотелось, чтобы он и делал что-нибудь несуразное и еще
при этом подымал шум.
Им надо было, чтобы Двейн Гувер гордился своей болезнью.
Потом люди говорили, что они не могут себе простить, как это они не
замечали в поведении Двейна опасных симптомов, не обращали внимание на то,
что он явно взывал к ним о помощи. После того как Двейн окончательно спятил,
местная газета поместила глубокосочувственную статью о том, что все должны
следить друг за другом - не проявляются ли опасные симптомы. Вот как
называлась эта статейка:
ЗОВ НА ПОМОЩЬ
Но никаких особенных странностей до встречи с Килгором Траутом Двейн еще
не проявлял. Вел он себя в Мидлэнд-Сити как было принято в его вполне
консервативной среде, говорил то, что надо, и верил во все, что полагается.
Самый близкий ему человек - его секретарша и любовница Франсина Пефко
сказала, что за месяц до того, как он у них на глазах превратился в маньяка,
он становился все веселее и веселее.
- Мне все время казалось, - говорила она репортеру, сидевшему у ее
больничной кровати, - что он наконец перестал вспоминать о самоубийстве
своей жены.
Франсина работала на главном предприятии Двейна - "Парк "понтиаков" у
Одиннадцатого поворота". Парк был расположен у самого шоссе рядом с
гостиницей "Отдых туриста".
Франсине показалось, что Двейн становился все веселее и веселее, потому
что он вдруг стал напевать песенки, которые были популярны в пни его
молодости, например: "Старый фонарщик", и "Типпи-типпи-тинн!", и "Голубая
луна", и "Целуй меня!", и так далее. Раньше Двейн никогда не пел. А теперь
стал громко распевать, сидя за своим столом, или демонстрируя на ходу новую
марку покупателю, или же наблюдая, как механик обслуживает автомобиль.
Однажды, входя а холл новой гостиницы "Отдых туриста", он громко запел,
улыбаясь и приветствуя широкими жестами посетителей, словно его наняли петь
для их удовольствия. Но никто не подумал, что это - признак помешательства,
тем более что ему принадлежала часть гостиницы.
Черный шофер и белый официант обсуждали пение Двейна.
- Слышь, как заливается, - сказал шофер.
- Будь у меня столько добра, я бы тоже запел, - ответил официант.
Единственный человек, сказавший вслух, что Двейн сходит с ума, был
разъездной агент Двейна в фирме "Понтиак", некто Гарри Лесабр. За целую
неделю до того, как Двейн окончательно свихнулся, Гарри сказал Франсине
Пефко:
- Что-то на Двейна нашло. Он был таким обаятельным. А теперь я и следа
этого обаяния в нем не нахожу.
Гарри знал Двейна лучше, чем все остальные. Он поступил к нему двадцать
пет назад, когда контора еще стояла на самой границе негритянского квартала.
Негром назывался человек, у которого была черная кожа.
- Я его знаю, как солдат на войне знает своего боевого товарища, -
говорил Гарри. - Мы с ним каждый день жизнью рисковали, когда контора
находилась на Джефферсон-стрит. На нас совершали налеты не меньше
четырнадцати раз в году. И я вам говорю: таким, как нынче, я Двейна никогда
в жизни не видал.
Насчет налетов он сказал правду. Оттого Двейн и купил предприятие так
дешево. Только у белых людей было достаточно денег на покупку новых
автомобилей да еще у нескольких черных гангстеров, которые непременно хотели
покупать "кадиллаки". Но белые люди уже стали бояться ходить в район
Джефферсон-стрит.
Вот как Двейн Гувер раздобыл деньги на покупку конторы по продаже
автомобилей. Он взял заем - ссуду в Национальном банке Мидлэнд-Сити. В
обеспечение займа ом отдал акции одного акционерного общества, которое тогда
называлось "Оружейная компания Мидлэнд-Сити". Позже эта же компания стала
называться "Бэрритрон лимитед". А сначала, когда Двейн скупал акции во время
Великой депрессии, это акционерное общество называлось "Американская
компания Робо-Мажик".
Названия акционерного общества с годами менялись, потому что оно часто
меняло свои функции. Но правление общества сохраняло свой старый девиз - в
память прежних лет. А девиз звучал так:
ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК!
Слушайте.
Гарри Лесабр сказал Франсине:



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.