read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Сам станешь к рулю, твои черные матросы с саблями будут возле меня
по обе стороны, Огюст с двумя пистолетами прикроет нас сзади, мой юный
друг, поэт и бакалавр, будет заряжать Огюсту пистолеты, а вы, метр, будете
перевязывать раненых, заранее приготовив для этого бинты. Огюст сейчас
принесет мои тонкие рубашки, чтобы разорвать их на бинты, а также
пистолеты, пули и пороху.
- Поистине, ваша светлость, когда вы мыслите, то и мы существуем, да
поддержит нас святой Доминик, - проговорил Ферма-старший.
Меж тем Пьер, не обращая внимания на отданные офицером распоряжения,
стоял у борта и оценивающе рассматривал паруса приближающегося корабля, на
борту которого уже виднелись вооруженные саблями люди в самых
разнообразных одеждах. Они размахивали абордажными крючьями и что-то
кричали. Голосов их пока слышно не было, но корабль, подгоняемый горячим
береговым ветром, рвался к своей маленькой жертве.
Бакалавр стоял, и его губы шевелились, словно он читал стихи или
молитву, однако он не делал ни того ни другого, он считал.
Что-то вычислив, он решительно направился к шкиперу.
- Любезный моряк, - сказал он, - мне удалось сейчас высчитать, как ты
можешь избежать на своей фелюге встречи с пиратским кораблем.
- О аллах! Зачем же еще издеваться над бедным мусульманином,
почтенный человек? Как может фелюга уйти при таком ветре от многопарусного
корабля? Лучше убедите своего уважаемого отца и его светлость пожертвовать
золотом, и я, уверяю вас, смогу договориться с пиратами, среди которых
найдутся правоверные.
- Ты не сможешь уйти на фелюге от корабля при таком ветре, но ты
сможешь уйти от него на той же фелюге, идя против ветра.
- Против ветра? - опешил моряк. - Так может говорить лишь человек,
впервые оказавшийся в море.
- Да, но я рассчитал сейчас, как надобно менять курс, двигаясь
зигзагами*.
_______________
* Теперь говорят "галсами". (Примеч. авт.)
- О, почтенный господин, некоторые моряки умудряются ходить на
парусах против ветра, но самому мне, видит аллах, не приходилось этого
делать.
- Так придется! - раздался жесткий голос офицера. - Ты будешь
повиноваться молодому господину. Я ведь еще не убедился в том, что ты сам
не вызвал пиратов к своей несчастной фелюге в надежде, что и тебе кое-что
достанется из нашего золота при дележе добычи с пиратами. - И он угрожающе
обнажил шпагу.
- Я повинуюсь, ваша светлость, как можно не повиноваться такому
высокородному господину!
- Мой юный друг, вы показываете недюжинные способности. Сможете ли вы
давать указания этому предателю, если он действительно предал нас еще в
порту, как надо менять курс, чтобы идти против ветра?
- Я попытаюсь, - скромно ответил Пьер Ферма.
- О святой Доминик, помоги моему сыну, и я выстрою тебе часовню в
Бомоне-де-Ломань! - воскликнул метр Доминик Ферма.
Огюст, потеряв свою юркость, словно окаменел и лишь дрожал от страха.
Оба чернокожих матроса-невольника оставались невозмутимы.
Фелюга резко изменила курс и пошла шнырять по морю, казалось, сама
приближаясь к пиратскому кораблю.
- Это не я, это не я, ваша светлость, так приказывает мне молодой
господин! - хрипло кричал офицеру шкипер, видя, что тот не вкладывает
шпагу в ножны.
На пиратском корабле, видимо, были изумлены поведением суденышка.
Теперь уже были слышны торжествующие крики преследователей, которые
решили, что жертва сдается и можно скоро поделить добычу.
Но фелюга опять резко изменила курс.
Чернокожие матросы невозмутимо выполняли приказания, перекидывая
паруса, чтобы они оказались под нужным углом дующему с берега ветру.
Но как ни маневрировала фелюга, корабль пиратов неотступно надвигался
на нее.
Мрачный офицер стоял с обнаженной шпагой, метр Доминик Ферма,
обессиленный от дрожи в ногах, сел на бочонок, где стояла недавно
шахматная доска, уронив голову на руки. Огюст забился под запасной парус.
И он не видел, как фелюга буквально прошмыгнула под носом у пиратского
корабля. Оттуда прозвучало несколько пистолетных выстрелов, но лишь
единственная пуля достигла цели, попав в закутанного в парус Огюста и
оцарапав ему ухо, чем он будет гордиться многие годы.
При полной парусности огромный и неуклюжий по сравнению с верткой
фелюгой корабль промчался мимо нее. Требовалось время, чтобы совершить
маневр, поставив паруса так, чтобы идти зигзагом вслед за фелюгой против
ветра.
Может быть, у пиратов не было столь опытного моряка, или вообще идти
такому большому кораблю против ветра было куда сложнее из-за громоздкости
при смене курса, но чем яростнее были крики на пиратской палубе, тем менее
слышными они становились на фелюге.
- Поистине, мой юный друг, то, чего нельзя сделать при попутном
ветре, можно сделать при встречном. Ваши действия убедили меня в
правильности того, что человек - это связь безжизненного телесного
механизма с душой, обладающей мышлением и волей. Мне не привелось
применить шпагу, но я рад, что вы применили то, что сильнее ее.

Глава третья
МУДРОСТЬ ИСКУССТВА
...Волей богов он шестую часть жизни
ребенком рос добрым.
Шестой половину бородку и знанья
растил человек.
Части седьмой был обязан и встречей
с подругой и счастьем.
Из надмогильной надписи

В последний понедельник апреля 1629 года, вкусив все прелести
морского путешествия, начиная с бесподобных закатов и восходов солнца,
неизбежной качки и кончая столь близкой и возможной встречей с так
жаждущими этой встречи пиратами, четыре наших француза увидели наконец
Александрию (Аль-Искандарию).
Жадно всматривался молодой поэт и бакалавр в ослепительную панораму
беломраморных, сверкающих на солнце строений и колоннад, лестниц террас,
спускающихся с высокого берега к морю, воздвигнутых еще по повелению
Александра Македонского его сатрапом и правителем Египта Птолемеем, а
потом его наследниками в пору расцвета здесь эллинской культуры.
Здания эти выступали из зелени садов как память былого из глубины
веков, и Пьер Ферма пожалел, что не застал самого величественного из них,
уходящего в облака великана древности, названного одним из семи чудес
света, Александрийского маяка, разрушенного землетрясением.
Хозяин фелюги, вознося хвалу аллаху и суеверно благодарный французам
за спасение своего суденышка, не без расчета получить вторую половину
мешка с золотом после обратного рейса в Тулон, и, видимо, не слишком спеша
к трем своим сварливым женам, взялся проводить приезжих к
аль-искандарийскому звездочету арабу Мохаммеду эль Кашти, весьма
почитаемому здесь даже турками за его удачные предсказания, основанные на
знании звезд и тайн чисел.
Французские гости предусмотрительно запаслись письмами к ученому
звездочету, написанными парижским аббатом Мерсенном, соучеником Рене
Декарта по коллежу. В мрачную эпоху хитроумных интриг кардинала Ришелье и
его помощника в плетении коварных сетей "серого кардинала" Мазарини
скромный монах, тоже современник прославленного Александром Дюма
д'Артаньяна, в пору Тридцатилетней войны, когда ни в одной из стран Европы
не издавалось ни одного научного журнала и почитались лишь дела военные
или придворные, скромный монах этот взял на себя многолетний
подвижнический труд посредника, вступив в переписку с учеными людьми,
среди которых окажутся: во Франции - Этьен и Блез Паскали, Декарт и де
Бесси, в Италии - Торричелли, в Нидерландах - сам Гюйгенс и в Египте -
арабские знатоки чисел, достигшие даже и под тяжелой пятой Османской
империи успеха в науке о числах.
Но, прежде чем попасть к ученому звездочету, французам пришлось
побывать у турецкого паши, представляющего здесь султана, чтобы получить
соизволение на пребывание в Османской империи.
Разговор с пашой в окружении роскошных ковров и богато расшитых
подушек был кратким, ибо начался с подношения ему того самого мешка с
золотом, спасенного от алжирских пиратов. Паша в неизменной феске, с
оплывшим лицом, превосходя толщиной даже метра Доминика Ферма,
благосклонно принял дар и важно сказал:
- Враги врагов моих друзей - мои друзья. Неверные испанцы, да
уничтожит их аллах, теснят правоверных, французы же готовятся к войне с
испанцами и тем самым становятся нашими друзьями. И пусть офицерский
мундир одного из прибывших к нам будет свидетельством того, что другие
французы в таких мундирах отомстят неверным испанцам за кровь правоверных
мавров.
Переводчиком служил шкипер фелюги, снабжая слова паши ссылками на
волю и милость аллаха и смотря на мешок с золотом так горестно, словно



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.