read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Деревья ушли в сторону. На той стороне рощи горели повозки переселенцев, трупы по всей дороге, к ближайшим деревьям ползет человек. За ним кровь, и... я позеленел, увидев длинные кишки, тянущиеся из вспоротого живота.
Ланзерот и Бернард помчались было в сторону пыльного облачка. Туда явно уходят насильники, затем начали притормаживать коней, а я сразу увидел чудовищную тварь, какую и в ночном кошмаре не увидишь - сидит по ту сторону одной из телег, наполовину скрытая стеной дыма, и жадно пожирает человеческое тело.
Я человек компромиссов, а, завидя впереди драку или даже пьяную компанию, благоразумно обойду стороной. Но сейчас я заорал, повернул коня и ринулся через стену дыма. Конь взвился в воздух, долгое мгновение мы летели через удушливую гарь, затем яркий свет, жуткая крылатая тварь... Она мгновенно вскинула голову и оскалила зубы. От мерзкого писка по коже пробежали пупырышки.
Я хотел прыгнуть, но просто свалился с коня, одной рукой ухватил тварь за горло, не давая страшным зубам впиться в лицо, другой обхватил за основание кожистого крыла и рванул на себя. Тварь бешено извивалась, я чувствовал, что не удержу, выпустил шею, обеими руками перехватил за спину и сдавил изо всех сил. Треснуло, затрещало. Сильная боль в плече, но крылатый зверь трепыхаться перестал. Сверху прогремел разъяренный голос Бернарда:
- Ты что делаешь, дурак?
Крылатый зверь остался, я поднялся, отступил.
Тварь вся в коричневой шерсти, голова с собачью, с вытянутым, как у павиана, рылом. Из раскрытой пасти хлещет кровь, зубы блестят, как алмазы. На прижатых к брюху лапах когти в красном. Я, наконец, пощупал живот, рубашка в лохмотьях, на пальцах осталась кровь. Подъехал Ланзерот.
- Он сделал, - сказал он Бернарду отстранен-но, - что мог. Разве ты учил драться?
Взгляд Бернарда был полон осуждения.
- Но... голыми руками! Он что, пьяный мужик? Ланзерот заметил:
- Ну, пьяный мужик и курицу не задавит. Дорога повела его по опушке леса, в одном месте Ланзерот взглянул на помятый куст, натянул поводья. Его взгляд метнулся поверх веток, я услышал властный голос рыцаря:
- Выходите! Мы не враги.
Ветки раздвинулись, вышла женщина с двумя детьми. Мальчик смотрел на всадника исподлобья и с ненавистью, а девочка заревела и пыталась спрятаться матери под подол. От леса простучали копыта. Рыжий конь принцессы несся, как яркая сказочная птица. Женщина инстинктивно попыталась закрыть детей, но принцесса в одно мгновение спрыгнула, порывисто обняла женщину, присела на корточки перед детьми.
Бернард проехал вдоль догорающих повозок. Массивные плчи опустились под незримой тяжестью. Голос старого воина был хриплым от горечи:
- Сволочи... Они не только всех убили, но еще и глумились. Над женщинами так вовсе...
Он развернул коня, глаза полыхали яростью. Принцесса подняла голову, в глазах был немой вопрос.
Бернард покачал головой.
- Детей туда не стоит. Даже если... если они и так все видели. Да и вам, ваше высочество, не стоит.
Я едва не разорвался от сочувствия, ибо прекрасные глаза принцессы наполнились слезами.
- Бедные дети, - прошептала она.
Девочка прижалась к ней доверчиво, принцесса обняла ее, другой рукой привлекла к себе мальчишку. Женщина всхлипнула.
- Откуда берется эта нечисть, ваше высочество? Отродясь такого не было! - Я оглянулся на тварь, волосы зашевелились и поднялись. Нахлынул запоздалый страх. Руки тряслись, я все вытирал ладони об одежду. Это не мои войны... Я не человек драк и скандалов. Просто... я уживчивый человек. Я пью с людьми, с которыми не люблю пить, пью то, что мне отвратительно, веду себя так, как принято, говорю то, что надо говорить... Но, похоже, это относится не только к московским тусовкам. Здесь я того, гм, "как все"...
Из-за поворота показалась наша повозка. Рудольф хлестнул коня и поскакал вперед, а Асмер настегивал волов. Ланзерот проехал вдоль горящих повозок. Бернард оглядел меня с головы до ног, буркнул:
- Асмер, посмотри, что у него с пузом. И в плечо гарпия его успела, успела...
Асмер, не слезая с коня, по-хозяйски повернул меня, оглядел, хлопнул по здоровому плечу.
- Царапины... А как она издохла?
- А вот этот... этот ее просто задушил в объятиях.
- От нежности? - переспросил Асмер. - У тебя крепкие руки, парень...
Они переглянулись с Бернардом. Подкатила повозка, Асмер сочувствующе развел руками:
- Новые рубахи не везем. Придется заштопать эту. Бернард окинул меня хмурым взглядом.
- Так рубах не напасемся. Надо его прикрыть кожаным доспехом. Или хотя бы латами.
На привале Асмер вытащил и разложил на траве нечто, похожее на украшенную металлическими бляшками конскую упряжь. Я не сразу узнал рубашку с короткими рукавами из толстой кожи.
- Против меча или топора не выстоит, - . объяснил Бернард как придурку, - но скользящий удар или вон как сейчас тебе пузо когтями... это минует!
- Одевай, - подбодрил Рудольф.
Остальные молча наблюдали, как я неуклюже влез в эту сбрую, где добавочные ремни на поясе, двойные полоски кожи на плечах и спине, мелкие железные пластинки на груди. Наконец я одернул на себе эти кожаные латы, или доспехи, повернулся перед Бернардом.
- Все правильно?
Он покачал головой. В глазах было удивление.
- Ну, парень... Взглянуть бы на твоих родителей! Это же доспехи самого Гарлака!..
Я не знал никакого Гарлака, но Рудольф пояснил:
- Гарлак был здоровенным дядей. А его доспехи на тебе, как собственная кожа. Даже того... я бы еще добавил пару пальцев на плечи.
После обеда в пути я догнал Бернарда. Каменное лицо гиганта было совсем мрачным.
- Отродясь такого не было, - проворчал он. Я сперва не понял, к чему это, потом вспомнил причитания уцелевшей женщины. - Короток человечий век, короток... А память еще короче. Было... Еще как было!
Я спросил осторожно:
- Даже на этих землях? Бернард хмыкнул:
- А то как же!.. Но те, кто пришел первыми, были сильны и отважны, а помыслами чисты. С легкостью побивали мразь, теснили нечисть и не успокоились, пока последняя не была посечена мечами и сожжена на чистом огне. С той поры здесь жили мирно и счастливо. Но, как видишь, люди обленились, начали забывать высокие истины, а слово божье превратилось в пустой звук. Ты заметил, в каком виде у них церковь?
Я вспомнил серое обветшалое здание, мимо которого проехали, как будто это был заброшенный сарай. Крест на крыше обломан и почернел, будто в него ударила молния.
- А что церковь?
Бернард кивнул угрюмо.
- Вот и ты тоже... Ладно, Дик, оставляем тебя в следующей деревне. А то дальше за перевалом уже опасные земли. Совсем недавно там было так же мирно... но теперь всякие твари, которых раньше не было.
- А я при чем? - не понял я.
- А гибнут в первую очередь те, - пояснил Бернард почти зловеще, - кому наплевать на святую церковь! Кто не посещает обедни, кто забывает креститься, кто не знает молитв, кто смеется над святыми таинствами. А если и не гибнет...
Он внезапно умолк, перекрестился. Я некоторое время ехал молча, холодок страха шевелил волосы. Спросил осторожно:
- А что с теми?
- Лучше бы они погибли, - ответил Бернард коротко.
- А что с ними происходит? - допытывался я. Бернард покачал головой.
- Не хочу об этом говорить. Понял?
- Понял, - ответил я покорно и начал придерживать коня. - Прости, что потревожил.
За спиной послышался конский топот. Асмер догнал, поинтересовался:
- А правда, что ты гарпию задавил голыми руками?
- А что было делать? - спросил я. - Меча не было, топора - тоже.
- Гм... не знаю, помог бы топор. Я насторожился. . - А почему нет?
- Да знаешь ли... - голос Асмера стал нерешительным. Он оглядел меня с головы до ног, заколебался, махнул рукой. - Словом, легче троих закованных в железо рыцарей сразить, чем одну такую крылатую гадость.
- Почему?
- Не знаю, но когда гарпии нападают, то руки и ноги делаются ватными. И в голове такой грохот, как будто камнедробилка заработала... Еле-еле поднимаешь щит, топор...
Я пожал плечами - камнедробилкой не удивить того, кто слушает хэви мэтал.
- Не знаю. Я ничего такого не слышал. А эта тварь... она ж не больше бродячей собаки! Я знал людей, что даже кошек боятся, крыс, мышек, пауков... хотя легко могут растоптать, расплющить...
Асмер помолчал, сказал задумчиво:
- Может быть, ты гораздо больше прав, чем догадываешься.






Глава 7

На привале горел костер, Асмер в ручье полоскал рубашку, Бернард пробурчал, что внизу по течению на милю вся рыба издохнет, а это ж божьи твари, грешно, священник оставил книгу и углубился в чащу. Но ушел недалеко, я увидел над зеленью кустов седые пряди с розовой плешью, потом вроде бы совсем рядом качнулось нечто серо-коричневое.
Два оленя внимательно рассматривали священника. Он что-то говорил, помогая обеими дланями, будто растирал по невидимой стене тесто. Подошел крохотный олененок, глаза большие, серьезные, с ходу попытался боднуть человека в колено безрогой головой, потом заслушался. Священник присел и, глядя ему в глаза, читал молитву, почесывал белое нежное горло. Взрослые олени смотрели без страха.
Я попятился, не люблю пугать зверей, у нас они и так запуганные, зато Бернард увидел, ахнул, заорал обрадованно:
- Патер, хватай за рога вон того, толстого!.. Совнарол даже не оглянулся, а олени вздрогнули от громкого голоса, отступили на шажок. Бернард ругнулся шепотом, а громко сказал:
- Патер, мясо кончилось!.. У нас только лепешки и малость сыра. Господь не обеднеет...
Священник ответил, не повышая голоса:
- Изыди с такими речами!.. Не поддавайся искушению диавола!
Олени пугливо прядали ушами, но не уходили, доверчиво тыкались бархатными мордами. Красиво вырезанные ноздри трепетали. Священник встал, почесал оленей за ушами. Они жмурились, томно выгибали шеи. Бернард взглядом уже освежевал всех троих, разделал мясо и жарил на углях, потом вздохнул, уже смиреннее объяснил:
- Это не я, а мой желудок искушает. Мой собственный...
Асмер подмигнул невесело, взял лук и неслышно двинулся в зеленую чащу. Священник, конечно, глуп, мелькнуло в моей гудящей голове, без мяса мы быстро теряем звериность, а без нее тут не выжить, так что проще зарезать хотя бы одного из этих оленей, а не гоняться по лесу... Но в чем-то есть это странное превосходство, превосходство тупого и необразованного священника над умом и образованием. Только на миг мне показалось именно так, я отвернулся и ушел к костру, но засело чувство, что эта мелкая заноза ухитрилась поцарапать мою толстую кожу.
По словам Бернарда, мы двигаемся через королевство Эстия. И хотя эти земли заселили даже раньше, чем Галли или Алемандрию, но страна, на мой взгляд, оставалась пустынной, безрадостной. Деревушки попадались редко, все крохотные, ни одного села, а городов так и вовсе не было, хотя мы несколько суток двигались по берегу полноводной реки с чистой водой и множеством рыбы.
Несколько раз видели проплывающие вдали курганы. Один показался свежим, на нем еще сохранились ритуальные камни. С других либо скатились, либо их поглотила земля. Землепашцев почти не встретили, только стада мелких неопрятных овец, обязательно тощих. Их стерегли такие же тощие злые собаки под присмотром тощих пастухов. Пастухи смахивали на разбойников: в лохмотьях, с дубинками на поясах, угрюмо провожали злыми взглядами нашу повозку.
- Ничего, - сказал Бернард. - Ничего... Только бы добраться до наших земель! Богатая долина, плодородная земля... В реках тесно от рыбы, в лесах - от зверя, зерно пшеницы - с орех, а виноградную гроздь берешь двумя руками!.. У нас девушки, как цветы, а цветы как девушки - голова кружится.
Асмер фыркнул:
- Про нечисть упомяни.
Бернард омрачился, мне стало жалко старого воина, за него ответил Рудольф:
- Погоним нечисть. Погоним. И воссияет солнце. Ланзерот оглянулся, я уловил взгляд холодных, Ничего не выражающих глаз, затем он отвернулся, ехал молча. И уж совсем неожиданно прозвучал его отливающий металлом голос:
- Прогнать мало. Надо вступить на землю Тьмы с мечом в руке и именем господа на устах!.. И отправить всех обратно в ад.
Рудольф и Асмер промолчали, Бернард сказал мечтательно:
- Верно... Ведь за нашим Зорром дальше на север лежит прекрасная и плодородная долина, а за нею и вовсе земля, сейчас никем и ничем не занятая. Если изловчиться и поставить замок в одном хитром месте - там есть такой узкий проход в горном ущелье, - то как надежный засов на воротах перекроет этот единственный вход! И ни одна армия не сумеет ни пройти, ни проползти. Представляешь, всего один замок! Можно даже простую деревянную крепость. Хотя там хватает камней, а деревянную и сжечь можно.
Рудольф хмыкнул:
- Да, самое время ставить. Самим бы устоять... Все помрачнели, умолкли. И уже совсем к вечеру, как будто все время думал о дальних странах, Рудольф, приглушив голос почти до шепота, сказал мне:
- Ланзерот... он ведь из Горланда.
Глаза его уставились на меня с изумлением. Потом вспомнил, что в Срединных королевствах все тупые и ленивые, ничего не знают, пояснил с досадой:
- Это было самое могучее королевство!
- А где оно? - спросил я так же шепотом.
- На юге, - ответил Рудольф, - сразу за Скарландами.
Я взмолился:
- Рудольф, считай, что говоришь с полным придурком. Но я такой придурок, который учится быстро! Он вздохнул.
- Скарланды уже захвачены силами Тьмы. Теперь король Карл, властелин Горланда, а теперь еще и Скар-ландов, осаждает наш Зорр... А вообще-то учись драться топором. У тебя широкие плечи и длинные руки. Родись ты не в Срединных королевствах, а в моем Зорре, ты мог бы при удаче дослужиться до рыцарского пояса!
Я удивился было такой перемене, но тут мимо промчался Ланзерот, услышал последние слова Рудольфа. Аристократическое лицо передернулось в отвращении, а нос брезгливо приподнялся. Рудольф с сочувствием посмотрел ему вслед, но разговаривать больше не стал.
На другой день с вершины пологого холма открылась не долина, а видение рая. Крохотные домики с красными черепичными крышами, с обеих сторон зеленые поля, густые сады, заливные луга, извилистая неглубокая речка, близкий лес с грибами, ягодами, малинником... Справа пасутся огромные стада коров, от озера к домам дорога покрыта, как снегом - это поземка мерцает и движется к селу. Я не сразу понял, что это возвращается на ночевку исполинская стая гусей.
- Благослови, господи, - сказал Бернард, - это мирное село. К счастью, мародеры прошли мимо. Ланзерот кивнул.
- Хорошее село. В этих краях и оставим Дика-простолюдина.
- В этих, - подтвердил Бернард.
Деревушки попадались часто, под вечер мы завидели стены очень богатого села, почти города. Да, города, раз уж огорожен стеной. Пусть деревянным частоколом, но это в самом деле забор, ограда. И даже ворота на въезде, правда, створки вросли в землю, ибо телеги постоянно двигаются в город и из города, заморишься открывать-закрывать, а о нечисти тут как будто не слыхали.
Ланзерот предупредил, что это последний город, где сможем переночевать в гостинице. Даже здесь опасно, люди Тьмы могут отыскать нас, а в многолюдье проще пропустить лезвие ножа под ребро или получить отравленное вино в харчевне. Понятно, подумал я невесело. С приближением к землям, что заняла Тьма, мы вообще начинаем тени своей страшиться. Уже и так ночуем только в глубоком лесу, выставив все дозоры... При такой жизни как отыскать людей, которые могут знать, как я сюда ухнул и как бы желательно обратно?
Ланзерот сразу велел хозяину показать нам комнату, где будем спать. Я даже удивился, будет ли принцесса с нами в одной комнате, но для нее отыскалась смежная, где, по иронии, обычно располагается слуга, готовый прийти по первому же окрику благородного господина. Мы, благородные и не очень, расположились в большой комнате. В ней, кроме стола, хватало широких лавок. .Они же топчаны для спанья.
Асмер сразу предупредил, что ляжет под дверью, и если кто нечаянно наступит, пусть не жалуется, что остался без головы и обречен на веки вечные пугать по ночам старушек и золотушных детей.
Пока мы обедали, от столов на нас посматривали с пугливым любопытством. Люди мне снова показались чересчур мелковатыми, какими, впрочем, они и были. Одеты не бедно, хотя это простой люд, пьют старое крепкое вино, какое у нас подают в самых дорогих ресторанах, и едят такое жаркое, что и президенту на стол вполне бы, вполне...
Под столами пустые кувшины, гуляки расплачиваются с великолепной небрежностью людей, у которых золота и серебра все равно уходит меньше, чем приходит, девать в этом мирке некуда, а все необходимые запасы "на черный день" уже сделаны.
После обеда мы поднялись в отведенную для нас просторную комнату. Рудольф и Асмер принялись чинить одежду, Ланзерот подошел к окну, проверил ставни. Бернард сидел на лавке, откинувшись спиной на стол и забросив на него огромные локти.
- Заметили, - сказал он с горькой насмешкой, - как смотрели на всех нас? В Срединных королевствах народ привычно считает, что все живут только здесь. Всегда жили и теперь живут. Ну а часть народа, которому свербит в месте, пониже спины, медленно продвигается в необитаемые земли. Так?
- Так, - подтвердил Рудольф. - Идиоты.
- Эх... - сказал Бернард. Он коротко взглянул в мою сторону, мне показалось, что обращается ко мне. - Если бы все так! На самом деле те земли очень даже обитаемы. Чересчур обитаемы. Да вот только, гм, теперь уже не людьми. Или не совсем людьми. Или очень не такими людьми, если они и люди. Что, Дик, не понял? Я сам не понимаю, но так говорят. Никто не знает даже, есть ли там горы, леса или реки... Просто всякий, кто уходит туда, с войском или в одиночку, больше не возвращается. Удается узнать только о землях, что на рубеже с землями Тьмы. Там руины городов и замков, где белеют человеческие кости, а сами замки медленно превращаются в пыль... А дальше - Тьма. Не в смысле, что там темно.
- Понимаю, - ответил я и судорожно вздохнул. - Понимаю.
Бернард скривился: что может понимать срединник?
- Первыми пали сильнейшие, - сказал он горько. - Гиксия, Горланд... Именно они стояли на границе с Тьмой. Потом пали Скарланды. И получилось, что теперь только мы да еще Мордант на пути Тьмы. К счастью силы Тьмы пока что грабят доставшиеся земли, а к стенам наших городов подошли только мелкие отряды всяких тварей. Вернее бы сказать, даже не отряды, а стаи.
- А почему же королевства не объединились? - спросил я с жаром.
Бернард посмотрел, как на помешанного.
- С чего бы? Когда все началось, это были мелкие нападения, как, к примеру, стаи волков на крестьянский скот. Какой рыцарь обратит внимание? Королевства уже окрепли настолько, что соперничали друг с другом. И когда на Горланд напали, то Гиксия и Скарланды только радовались, что соперник будет ослаблен... ведь в победе могучего Горланда над силами откуда-то взявшейся нечисти никто не сомневался. А когда Горланд пал, то решили, что по дурости: король - пьяница, полководцы - неумехи, воины - трусливые бабы... Когда осадили Скарланды, скарландцы даже не подумали послать за помощью к нам, Морданту или в Ирам, это наш сосед слева. А Ирам, узнав о неприятностях Скарландов, свои войска разослал по их землям, прихватывая то одну деревушку, то другую... Словом, когда нечисть подошла к самому Ираму, там не было даже войска! Все разбрелись по землям Скарландов, грабили. Вот так и получилось, что только мы...
Я сказал тихонько:
- И Мордант?
Лицо Бернарда потемнело.
- В другой раз я расскажу тебе, что такое Мордант. Пока скажу только, что я лучше открою ворота нечисти, чем Морданту!
Я поднялся.
- Пойду посмотрю на город. Все разом насторожились, Бернард спросил быстро:
- Зачем?
- Просто так, - Объяснил я. Подумал, что для них, людей дела, все поступки должны быть простыми и объяснимыми, и пояснил: - Спрошу, что слышно онапасти... И слышно ли вообще. Посмотрю, что можно купить на дорогу.
Переглянулись, я чувствовал напряжение. Ланзерот, не оборачиваясь, обронил холодно:
- Пусть идет. Бернард кивнул.
- Ладно, иди. Только далеко не отходи от постоялого двора. Хоть здесь и мирное село, но случиться может всякое.
Асмер опустил на лавку разорванный кафтан, зевнул, сказал сонно:
- Пойду загляну, как устроили коней. Да там, наверное, и засну. Так будет надежнее.
Бернард кивнул, Асмер вышел за мной, но во дворе с крыльца сразу отправился в сторону приземистого длинного здания, откуда пахло конскими каштанами, потом и свежим сеном.
За воротами постоялого двора я заколебался, как пламя свечи на ветру. В дороге чувствовал рядом надежные щиты и топоры Бернарда, Рудольфа, охранительное влияние принцессы. Но если взглянуть с другой стороны, я чувствовал бы себя куда более жалким, попади не в прошлое, а в будущее, пусть самое близкое! Здесь же привычное средневековье. По замкам и по средневековым городам я ходил еще в раннем детстве с Айвенго и Робин Гудом, а потом во всевозможных компьютерных квестах, RPG, real-time strategy, TBS, экшенах и пазлах - им несть числа, и чувствовал себя почти так же уверенно, как москвич, приехавший в командировку в захолустное село. Конечно, москвичей нигде не любят, морду набьют в охотку, но это другой вопрос, все равно чувство превосходства вот оно, можно пощупать.
Порассматривал огромный массивный собор в самом центре этого города, который ревнивый Бернард упрямо называет селом, признавая статус города только за своим Зорром. Собор - центр города, его сердце, а может быть, даже и мозг, ибо в средневековье именно в монастырях сосредоточивались грамотные люди, там начиналась алхимия, генетика, там появились коперники, бруны, галилеи и всякие паскали и декарты.
Правда, это не монастырь, те всегда отдельно и в сторонке от города, а это церковь, костел... словом, храм малопонятной мне религии, именуемой христианством. Она смела все местные религии и веры, заменив их универсальной, общей для всех, имперской, в которой служение и покорность доведены до абсолюта, а достоинство и гордость объявлены смертными грехами. Хотя, с моей точки зрения, наибольшую гордыню проявил как раз Христос. Именно он взялся искупить грехи всего рода людского всего лишь своей кровью и жизнью, оценив ее равной жизни всего человечества. Я бы назвал такую гордыню даже наглостью! Нет, даже не наглостью, а вообще черт знает чем... И слова такого не придумать, чтобы обозвать правильно.
Малорослый и мелкокостный народ обтекал меня на пути к храму, как вода валун. Я смотрел поверх голов, перехватывал любопытные и пугливые взгляды. Так на улицах моих городов привлекает взгляды баскетболистсборной страны. Народ упитанный, краснощекий, хоть и с плохими зубами, злоупотребляет сладостями, а щетки пока созданы лишь для чистки коней.
Взгляд мой невольно зацепился за рослого человека в сером плаще, что показался в дальнем переулке и тут же исчез. По спине прошел холодок, дальше я двигался вроде бы так же расслабленно, но глазами сек во все стороны.
Уже когда подходил к воротам собора, нагнулся и поправил кожаной ремешок на башмаке. Шагах в двадцати сзади человек тут же быстро ступил в сторону и словно растворился в простенке. Сердце мое пугливо стучало, кровь бросилась в голову. За мной явно следят. Кто? Такие рослые люди только в нашем отряде. Асмер, Рудольф, Бернард? Ланзерот не пойдет, он слишком благороден для такого низкого занятия. Нет, не потому, что слишком благороден, а потому что есть кого послать... Принцесса отпадает, священник тоже... Впрочем, священник тоже далеко не карлик.
От костела веяло мрачной торжественностью. За воротами тихо, я прислушался, толкнул тяжелую створку. Эта деревянная стена с металлическими полосами крест-накрест ушла в сторону, зал огромный, суровый, с двумя рядами деревянных лавок со спинками. Посреди проход для троих человек, а там далеко, под противоположной стеной, аналой или алтарь, не знаю, как уж там все это зовется.
На той стороне зала отдельно стоящие массивные сооружения, похожие на телефоны-автоматы для миллионеров - просторные, наглухо закрытые дубовыми стенами, как "мере" закрывается тонированными стеклами.
Дверь открылась, немолодой мужчина в строгой черной сутане смотрел вопросительно. Тут же выражение лица смягчилось, он сказал негромким голосом:



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.