read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Игорь подумал было дать им бумажку с тремя нолями, но народ не унимался, бросая на них внимательные взгляды, а он не решился подкупать милицию у них на виду - это все-равно, что подписать себе смертный приговор на пятнадцать суток.
Милиция и сама сообразила, что на них обращено слишком много глаз, и повела его подальше от любопытных зевак. А те почему-то не прекращали наблюдать за ними и за территорией парка, где милиции хотелось договориться с Игорем на половину стоимости штрафа. Из-за этого пришлось вести его в отдел на самом деле.


Отдел милиции гудел, как растревоженный улей. Высокие милицейские чины, взбудораженные появлением киношного криминала в реальном мире, носились по коридорам в обоих направлениях, и никто не мог толком объяснить, что к чему. Машины одна за другой срывались с места и уезжали по срочным вызовам, а на Игоря и доставивших его в отделение милиционеров посмотрели даже не как на врагов народа, а как на обычных идиотов, забредших сюда, незнамо зачем.
Тем не менее, его усадили на потертый стул и предложили подождать минут пятнадцать, когда должна будет утихнуть накатившая волна всегородской паники. Запаренный дежурный не успевал отвечать на поступавшие звонки, и про Игоря забыли на добрых полтора часа.
Он прилежно сидел и ждал, пока про него вспомнят и выгонят отсюда к чертовой бабушке - образно выражаясь. После реальной отправки туда омоновцев, в здравом уме и хорошей памяти там лучше не появляться ни под каким предлогом: придушат. Медленно и мучительно, чтоб остальным неповадно было.
Когда ему надоело гадать, какие мухи покусали целое отделение, он попросил у дежурного газету.
- Ты еще здесь?!! - дежурный бросил на него испепеляющий взгляд, - Катись отсюда, завтра придешь со своими вопросами!
- Пропуск подпиши! - предложил Игорь. Напоминать, что он пришел сюда не по своей воле, почему-то не захотелось.
- Сейчас, две минуты! - отмахнулся дежурный, принимая новый вызов и забывая про Игоря еще на час. Пришлось ему самостоятельно дотянуться до лежавшей на пульте газеты, и он углубился в изучение новостей телевизионного мира.


Петр перезванивал Игорю, но в ответ звучали неизменные длинные и раздражающие гудки. Ему захотелось побольше выяснить относительно грядущих неприятностей с деньгами, но больше всего на свете он хотел, чтобы Игорь снова вошел в контакт с чертями и сообщил им, где находится вышвырнутая ими наличность и попросил их, чтобы срочно забрали ее обратно. "Бандитобанкир" со стажем не боится ни милиции, ни ОМОНа, потому что у него все скуплено и схвачено (или почти скуплено и схвачено, не ко всем получается подобрать ключики), а вот чертей зелеными бумажками не прельстишь. Они и деньги прихватят, и его самого, предоставив политическо-экономическое убежище с личным трехуровневым котлом системы Шарко.
Квартира оказалась открытой. На пороге до сих пор была рассыпана кучка старых брошюрок о вреде паразитов, да в углу лежало несколько пар старой истоптанной обуви.
Петр вошел в зал и обмер: огромный человеческий череп пялился на него пустыми глазницами и скалился совершенно не по-доброму. Он понял, что черти, судя по всему, хватились, что подарили слишком много и уже побывали здесь с миссией возврата наличности.
"Неужели его забрали с собой? - заволновался он. - Не того забрали, ой, не того!".
Он отодвинул ботинком картонную коробку, и оттуда высыпались коробки с дисками. Он нахмурился.
"Какой смысл покупать диски, если их не на чем смотреть? - подумал он. - А телевизор куда делся?"
Не тот, старый, который пылится в углу. А тот, который стоял на тумбочке сегодня утром, и про который Игорь сказал, что расстанется с ним только после смерти. Петр хмыкнул: не стоит сразу списывать проблемы на потусторонние силы. Вполне возможно, что квартиру посетили обычные воришки, в мирской жизни увлекающиеся мистическим направлением граффити. Значит, и плейер был, да сплыл. А вот Игорь, непонятно, где находится, и не подозревает, что его избирательно почистили. Или подозревает? Музыкальный центр остался на месте, документы тоже на серванте, на полочке лежат, рядом с оставшейся кучкой денег, куда Игорь положил их утром. Не ушел же он просто так побродить по городу, оставив квартиру открытой для любого желающего ее посетить?
Черт знает, что.
И его кроссовки на месте.
Так. Он еще и босиком ушел?
Прикольный мужик, ничего не скажешь.
Значит, решил пройтись босиком по асфальту, а в это время у него украли телевизор? Или, нет, пока он был, к примеру, на кухне, или в туалете, к нему вломились воры, но услышали, что дома кто-то есть, и дали деру, прихватив по случаю первый попавшийся телевизор. А Игорь, когда сообразил, что происходит, выскочил и побежал за ними, позабыв надеть обувь.
"Девяносто процентов бреда, но кое-что рациональное в этом есть, - подумал он, - Телевизор - не самый удачный предмет для скоростного набега. Деньги, или драгоценности - куда ни шло, они мелкие и легкие (особенно деньги). Самое логичное - воры пришли именно за телевизором. Кто о нем мог знать? Игорь утверждал, что откопал его ближе к ночи. И, если он срочно не растрезвонил о находке по всем газетам, то знать о ней могут только ближние. Не родственники, так соседи. И кто-то из них, являясь представителем рода завидущих жадин, увидел дармовую технику и решил ее заполучить".
Вроде сходится. Кроме одного: кто, в таком случае, нарисовал череп на стене? Игорь, перед тем, как бросился в погоню, или воры, давая понять, что станет с Игорем, если он станет их преследовать?
Стоп. А что он там говорил о маньяках, убивающих за просмотр видеофильмов? Не в этом ли все дело?
Нет, похоже, не в этом: тогда здесь лежал бы его труп.
- Ничего не понимаю, - растерянно пробормотал он.
Зазвонил сотовый. Петр посмотрел на экранчик. Надпись гласила, что с ним желает переговорить незабвенный Михаил Алексеевич. Слабо надеясь на то, что у него временно проснулась и стала нещадно его грызть его сонная совесть, он ответил на вызов.
- Слушаю.
- Я... - прохрипел сотовый. - Я... Я придушу тебя своими собственными руками!
"Чую, совесть его просто разрывает на кусочки!" - подумалось Петру. Иначе с чего он обещает тому, кто ее разбудил, ответные адские муки?
- Сначала расплатись! - он повысил голос, - А потом поговорим, кто кого будет душить собственными руками. Обменял деньги, изверг?
- Ты... - снова прохрипел голос: Михаил Алексеевич никак не мог подобрать подходящее у случаю определение, а приходившие на язык слова казались ему слишком мелкими для полной характеристики Петра. - Я тебя...
- Ты на какую валюту обменял доллары? - заподозрил неладное Петр. - На пол-литровую? Хочешь увидеть, какая она, белая горячка, в действии?
- Где мои деньги? - прохрипел Михаил Алексеевич. - Что ты с ним сделал?
- Ты, кстати, откуда звонишь? - поинтересовался Петр. - Не из своего любимого места, куда ноги сами ведут?... Я оставил деньги на твоем столе, если ты забыл. И не я, а ты должен мне триста миллионов долларов.
- Ты обещал два дня!!! - заголосил Михаил Алексеевич, что, в общем-то, на него не было похоже, - А я... а ты... а они...
- Отоспись! Потом поговорим! - Петр отключил сотовый и всплеснул рукой, - Ну, надо же, а, нажраться успел!
Что за невезение?
Подумать о превратностях судьбы не дал требовательный стук в дверь. Петр чуть-чуть приоткрыл ее и, даже не посмотрев на того, кто там стоит, просто сказал когда-то слышанную фразу:
- Мы живем хорошо, у нас все есть!!!
И опешил, услышав в ответ восторженное:
- Это просто замечательно!!!
Петр удивленно приподнял брови, распахнул недозакрытую дверь и вгляделся в пришедшего. Рваные ботинки, одежда тоже далеко не новая, не иначе, как наступило время нищенского чеса. Счастливый нищий быстро опомнился, погрустнел и перешел на несуществующий в нормальном мире акцент:
- Сами мы не местные...
Петр в ответ вполне реально взгрустнул: обучение в театральном училище не прошло даром.
- Я и сам не местный, брат по скитанию, - по секрету поделился он. - Подай на пропитание одинокому путешественнику по каменным трущобам!
Нищий опешил, снова переходя на нормальный русский.
- Мужик, ты чего? - возмутился он. - У тебя и костюмчик вон какой, и в кошельке денег выше крыши! Стыдно издеваться над неимущими!
Петр оглядел себя с ног до плеч. Нищий оказался глазастым, разве что в толщине кошелька жестоко ошибся в лучшую сторону.
- Согласен! Костюмчик - просто блеск! - ответил он, - А вот насчет денег... Давай так: у кого их больше, тот и отдает их другому. Идет? - Петр выхватил из кармана кошелек и раскрыл его. Оставшиеся после прошествия смерча по имени Игорь и открытия нового вклада в банке двести рублей выглядели совершенно несолидно. Нищий замялся и свои грошики не показал. - Вытряхивай наличность!
- Так бы и сказал, что на мели, - отказался он. - Нечего было из себя разыгрывать.
- Вытряхивай наличность! - повторил Петр.
- Пошел ты! - ответил нищий, поворачиваясь к нему боком и нажимая на звонок соседней двери.
Петр разозлился и выхватил пистолет.
...Сложив в кошелек три с половиной тысячи мелкими купюрами, он проводил красного, как кетчуп, гостя из ближнего микрорайонорубежья и закрыл за собой дверь.
Минуты через две раздался звонок в дверь. Петр, не надеясь на то, что это вернулся со скоростной пробежки Игорь - во-первых, у него есть ключи, а во-вторых, он сейчас живет один, и потому стучать в пустую квартиру не станет, открыл двери и прорычал:
- Хуже рекламы, честное слово! В них хоть паузы есть на просмотр передач, а вы сплошной волной катитесь. Не останавливайтесь, молодежь, выход тремя этажами ниже!
Молодая пара с полиэтиленовыми пакетами в руках белозубо и подозрительно всепрощающе улыбнулась и безапелляционно заявила:
- А мы хотим Вам книгу подарить! - покровительнным тоном заявили они, доставая из пакета тоненькую брошюрку на тридцать страниц о спасении мира прогрессивными священниками с боевыми крестами и кадилами наперевес. К сожалению, мысль о том, что это - комикс о борьбе священников с вампирами, не подтвердилась. Петр задумался: в его понимании книгой называлось то, что имело твердую обложку и (или), как минимум, двести-триста страниц текста. Парочка ждала ответа, и он, припомнив их приветствие, недоверчиво переспросил:
- А вы нормальные книги видели? Откуда вы свалились?
Гости переглянулись.
- Мы... - начали было они.
Петр их перебил.
- А, понял! Раздаете религиозную литературу? - договорил он за них, с ходу беря быка за рога и перехватывая инициативу в свои руки: верное средство не дать заморочить себе голову отголосками и последствиями схоластических споров религиозных конфессий. В них сам черт ногу сломит - не исключено, что для того они и существуют. Но людей за что инвалидами делать? - А вам известно, что в первоначальном варианте священная литература была, в частности... ммм..., - он глянул под ноги, и его осенило, - пособием от паразитов, живущих в человеке, и служила медицинским справочником?
- Как это? - удивилась парочка.
- А вот так! - Петр поднял руку и ткнул указательным пальцем в потолок. Парочка послушно подняла головы, прочитала и рассмотрела то, что было написано и накарябано на потолке во всех подробностях, стушевалась, покраснела и опустила глаза. - Дайте-ка сюда вашу толстенную книгу... Ага, вот! Слухай сюды!!! "И все желающие жить... м-м-м... во Христе, будут гонимы! (2Тим.3:12)". Понятно? Явный намек на глистов и их выведение из организма!!!
И без того красные гости совсем побагровели от специфической интерпретации древнего текста. Белозубые улыбки превратились в кривые ухмылки, скрывающие неожиданно для парочки нахлынувшие эмоции: удар оказался слишком мощным для их психики.
- Вы слишком приземленно все понимаете!!! - возмущенно воскликнули они. - На самом деле...
- Как это, приземленно??? - перебил его Петр. - А вот строчки разве не про импотенцию: "И другой ангел следовал за ним, говоря: "Пал, пал Вавилон...". (Откр.14:8)" Разве нет?
- Вы! Да Вы просто... - вскипела парочка, с трудом подбирая связные фразы и стараясь не использовать слова-подсказки, в большом разнообразии написанные тут и там. С подобными аргументами они еще не сталкивались. - Да за эти слова земля под тобой разверзнется!!!
У молодого человека появилась мысль, и он выразил ее, встав в позу оскорбленной невинности, вытянул указательный палец на правой руке и указав им на Петра.
- Богохульник! - с пафосом произнес он. Неизвестно, на что он надеялся, но его слово произвело ошеломляющий эффект на его спутницу, радостно захлопавшую в ладоши и запрыгавшую от радости.
- Я? - изумился Петр, - Посмотри вокруг, парень, что здесь написано и, особенно, нарисовано: вот где настоящее богохульство!!! Даже мне до этого далеко, а вам двоим и вовсе не светит. К вашему сведению, я всего лишь врач, специализирующийся на человеческих паразитах. И считаю, что приношу гораздо больше пользы, чем вы. А в подтверждение моих слов давайте подождем, пока подо мной, по вашей трактовке, величайшим грешником, разверзнется земля! - безапелляционно заявил он. Все замерли в молчании, ожидая неизвестно чего. Прошла долгая минута. - Облом, ребятки. Небесная канцелярия со мной полностью согласна. Так что вот вам брошюрки про человеческих паразитов, идите, изучайте и проповедуйте гигиену! - он подхватил всю кипу, сунул в руки парочке, и сделал им ручкой. В последний раз, насколько он помнил, его так доставали в поезде дальнего следования, когда с самого утра сонных пассажиров громкими криками прямо в ухо настойчиво призывали купить то, чем славится данная местность. Оно бы и ничего, если бы пятнадцать следовавших друг за дружкой ходоков предлагали разные товары: предлагать одно и то же в пятнадцатый раз - явный перебор. И радость вызывало только то, что подобная беда была лишь с поездами и автобусами.
Как выяснилось теперь, не только. Сервис улучшается, и ходоки приходят на дом, что б им пусто было. Какого черта они не штурмуют дома, где живут депутаты Государственной Думы и олигархи?
Словно в подтверждение его пессимизма, с первого этажа донеслось гневное и жутко непечатное перечисление недостатков, родственников и умственных способностей двоих недоумков. Кто-то из жильцов поднимался по лестнице, сопровождая подъем то ли выразительным чтением стенных надписей, то ли собственных мыслей относительно тех, кто это написал. В любом случае, он был явно раздражен. Но кое-что в его словах Петра заинтересовало: двумя недоумками оказались не те, о ком он подумал поначалу, а совершенно неизвестные, посторонние личности.
Человек, поднимавшийся на этаж, перебирал врученные ему встретившейся на выходе парочкой брошюрки о вреде паразитов, одну за другой швыряя их на пол. Петр хмыкнул: религиозным "просветителям" нет дела до земных проблем. Им бы со своими страхами и страстями разобраться. Что ты: мысли от увиденного на одном только первом этаже надо замаливать неделю, а парочка сумела добраться до третьего!
Он прикрыл дверь, посмотрел в глазок и прислушался. Поносивший весь белый свет мужик лет сорока остановился напротив. Поковырявшись в замке, он пнул собственную дверь, а на прощание так злобно взглянул на квартиру Игоря, и такое сказанул напоследок про соседа, телевизор и неизвестных двоих, что изумленный Петр понял: он и есть тот самый ближний. Зашел в гости после вчерашнего погрома, увидел чудо-технику и решил заполучить ее себе на память. И почти заполучил, но что-то пошло не так.
Надо бы с ним переговорить.


"Дзынь"! - лениво и тихо звякнул звонок, Михалыч пробурчал ругательства себе под нос куда громче. Дверь открылась, он открыл рот, чтобы повторить вышеназванное в сторону гостя, но почувствовал на языке ствол пистолета и решил промолчать.
- Здравствуйте, я ваша нелепая Смерть! - вежливо, в противовес совершенным действиям, поздоровался Петр. - Вы имеете право хранить гробовое молчание в личном гробу, если его у вас нет, то вам предоставят бесплатный государственный! У Вас есть последнее право на исповедь, но за то, в чем Вы покаетесь, Вам успеют набить морду на этом свете. Так что поторопитесь с раскрытием грехов и быстренько отходите в мир иной, не дожидаясь помощи добрых людей! Считаю до трех!
- Фы хто?!! - прошепелявил Михалыч: ствол мешал нормально разговаривать. Язык не поворачивался сказать что-нибудь, даже не эдакое, а обычное простое: риск продырявиться был налицо.
- А ты не видишь?
- Фишу!
- Тогда рассказывай!
- А фде офдеф?
- Опытный?! - приметил Петр, - Ты его держишь в зубах и пытаешься затопить дуло собственными слюнями, чтобы он не выстрелил. Извини, этот номер не пройдет. Где телевизор? В смысле, где Игорь? Ну, и телевизор, заодно.
Михалыч побледнел, в который раз проклиная тот момент, когда решил отдать и вернуть технику: если своровавшие телевизор недоумки намекали на убийство, говоря про непредвиденные осложнения, то дело - труба.
- Нифехо не фнаю!
- А если стрельнуть... - лицо Михалыча приобрело земляной оттенок. Петр мысленно чертыхнулся, увидев, как быстро Михалыч привыкает к земле, и поправился. - ...в смысле, подумать? Кстати, можно войти?
Михалыч посторонился. Петр вошел в квартиру и опустил пистолет. Стряхнул его и скривился, увидев, насколько Михалычу удалось его заполнить.
- Итак, что ответите, уважаемый сударь, на мой скромный вопрос? Сами понимаете, я - не милиция, и вежливости не обучен.
Михалыч глубоко вздохнул.
- Как будто они обучены! - вырвалось у него.
- А то как же? - возразил Петр. - Есть еще люди в милицейских погонах! Нет, конечно, я подозреваю, что и у них не все в порядке, и что во время дежурства в ночное время на милицию и гаишников нападают всякие оборотни и вампиры, превращая последних в себе подобных, но некусаных, а, стало быть, честных, еще хватает, можете мне поверить. Понятное дело, зарплата маленькая, но хорошая совесть - вещь такая, что до уровня зарплаты ей опускаться стыдно.
- Ха! - коротко прокомментировал Михалыч.
- Вопрос повторить? - напомнил Петр, повышая голос. - Я уже разок сказал, что не обучен вежливости. Намек ясен?
- Это не я! Они сами виноваты! - сдался Михалыч, заподозрив, что болтает с ненормальным. Как бы на самом деле не пристрелил, чего доброго. - Я приказал им просто украсть телевизор! Они не убийцы! Игоря не должно было быть дома днем! Он в отпуске, ему на пляже загорать надо, а не дома сидеть!
- Тогда, где он?
- На пляже.
- Без обуви?
- Ну, да, там все так ходят.
- Ладно, следующий вопрос, который беспокоит меня больше всего: в честь чего вам дался этот телевизор? Что в нем такого?
- Словами это не описать, - протянул Михалыч. - А эмоции здесь бессильны.
-Я не люблю, когда со мной разговаривают загадками!
- Большего я сказать не могу. Просто не в силах, - появление нового, вооруженного огнестрельным оружием конкурента на обладание волшебной техникой грозило уменьшением количества невооруженной конкуренции.
- В таком случае, ты признан виновным по всем статьям моего краткого уголовного кодекса и подлежишь суровой расправе, - Петр поднял пистолет и прицелился Михалычу в голову. - Ну, что, сразу контрольный, чтоб побыстрее?
- А последнее желание? - взвизгнул Михалыч, отшатываясь.
Петр пожал плечами: почему бы и нет?
- Давай!
Михалыч вспомнил всю свою жизнь и выкопал из глубин памяти давнюю заветную мечту, как нельзя лучше подходящую к сложившейся ситуации:
- Хочу умереть от старости!!! - воскликнул он.
Петр наклонил голову набок и поинтересовался:
- А ты в зеркало давно смотрел, молодящийся ты наш?
- Я настаиваю! - надавил Михалыч: традиции последнего желания, да и терять больше нечего. Все, что мог потерять, он добровольно отдал в чужие руки, идиот.
- Ну, будь по-твоему! - согласился Петр. - Отправь меня по адресу, где находится то, что я перечислял, и смерть от дамы в капюшоне будет тебе обеспечена.
Михалыч не просто назвал адрес, но еще и, от греха подальше, нарисовал путь-дорожку на бумаге, чтобы Петр не вздумал возвращаться, если заблудится.
- А позвольте поинтересоваться, как ты догадался? - коверкая стили обращения в произвольном порядке, спросил он.
- Когда идешь один - ругайся молча, - посоветовал Петр. - Люди, вроде меня, настораживаются, прислушиваются и узнают массу любопытного. А пока ты сидишь, стареешь и ждешь даму с косой, сделай доброе дело: если Игорь жив-здоров и действительно отдыхает на пляже, знать не зная про ограбление, передай ему, пусть мне перезвонит.
А когда Петр спустился на первый этаж, то столкнулся с запоздавшим просителем, ввалившемуся в подъезд на обшарпанных костылях.
- Разворачивай, приятель, тебе здесь не грозит! - остановил он инвалида с табличкой на груди, на которой было криво накарябано: "Помагите глухонемогу индвалиду!". - Конкуренция не дремлет! Здесь уже пробежались, все забрали. Остальное со следующей зарплаты. Подающим тоже надо на что-то жить.
- Вот уроды! - вырвалось у мужика. Он эмоционально потряс обоими костылями, твердо выстояв на своих двоих. - Мой будильник отключили, а сами смотались!
- Так вы из одной бригады?! - изумился Петр, - Ни за что бы не подумал! А чего спишь так долго, время - вечер!
- В интернете сидел.
- Где?! - не поверил Петр. Мужик вспомнил, кто он есть, согласно табличке, молча развернулся на обшарпанных костылях и заковылял по ступенькам досматривать сны.
- Стой! - Петр подхватил выброшенную Михалычем брошюрку и протянул ее "индвалиду". Мужик, поначалу обрадовавшийся, увидел подношение и сразу же скис, как молоко при появлении нечисти. - Держи! Это мой безвозмездный дар. Пригодится. Особенно тебе и твоим злобным друзьям.
Мужик вырвал брошюрку из рук Петра, но не выбросил, а сунул в карман: со старинными документальными книгами ужасов он знаком не был. Буркнул что-то не особо лестное о современной доброте к ближнему, лихо спустился со ступенек и заковылял прочь, догонять своих.
"У каждого свои мелкие радости", - подумал Петр. Ему и самому предстояло попасть на шумную вечеринку, где первым делом узнать, что воры сделали с Игорем, и, если ничего серьезного с ним не произошло, то передать им от Михалыча, что операция отменяется, и вещь надо вернуть обратно пострадавшей стороне. А потом полюбоваться ответной реакцией. И, во избежание ненужных эксцессов, держать пистолет где-нибудь поблизости. Например, в руке.
Перед деловым визитом Петр заехал домой и нарядился по всем правилам стандартного костюма "нового русского": обстоятельства требовали необычного подхода, и любая мелочь могла сослужить хорошую службу. Поглядел на себя в зеркало и, никак это дело не прокомментировав, пошел на выход.
У искрошившегося бетонного крыльца дома он ненадолго притормозил и ненадолго взгрустнул, увидев покосившиеся двери: такие были в доме, где прошло его детство. Воспоминания бальзамом прошлись по сердцу и растаяли в дымке времени, а он поднялся по деревянным ступенькам на верхний этаж. Приложил ухо к двери и прислушался: в квартире ожесточенно спорили. Отчетливо различались два голоса, а фразы, произносимые другими голосами, были невнятными, глухими и то и дело повторялись и запинались на полуслове.
Он немного подумал, что бы это значило, и решил, что узнает, когда войдет. А потому аккуратно замазал зубной пастой глазок, надавил на кнопку звонка и стал ждать начала спектакля.
Основная масса голосов, из породы невнятных и обрывающихся, дружно стихла. Кто-то подошел с той стороны, посмотрел в глазок, увидел плотную белую массу, обиделся и отворил дверь, чтобы учинить разнос, но увидел в двух метрах от себя здоровенного, бритого почти под ноль, детину в кожанке, с толстенной золотой цепью и полукилограммовым крестом на шее, и решил, что учинять разнос будет невежливо.
- Вам кого? - исключительно в целях самообороны, вежливо переспросил он.
Петр устроил распальцовку, блеснули многочисленные кольца и печатки.
- Ну, типа, так: сам я из местных! - с намеком сказал он, чем вогнал Антона в дикий транс, - Вам привет от Михалыча и приказ от меня: телевизор вернуть на место, Михалыч передумал! Кроме того... ты не против, что я вошел - неудобно болтать через дверь, соседи услышат, неприятными слухами землю наполнят... - Петр прокашлялся, вспомнив, что отошел от роли. - Короче, братан, тебе не услышать о себе ничего плохого, если с головы владельца телевизора упал хоть один волосок. Что вы с ним сделали?
- Ничего! - припертый к стене Антон сглотнул. - Его не было дома, когда мы...
Из зала с занесенным над головой японским мечом, выскочил Сергей.
- Не отпускай, сейчас я его на палочки разделаю! - прокричал он. Петр резко отшвырнул Антона в сторону: доморощенный ниндзя явно не соображал, с насколько острым оружием имеет дело и мог запросто располосовать на палочки их обоих, используя заграничный меч с русской широтой и размахом.
Почти так и произошло.
Сергей просто не успел сообразить, что к чему, и вовремя остановиться. Получивший приличное ускорение меч прошел сквозь потолок и стену, как нож сквозь масло, и с той стороны послышался приглушенный стеной грохот: разрезанная надвое полочка с книгами и с цветочными горшками высыпала содержимое на письменный стол и рухнула следом.
- Остановись, придурок!!! Разрежешь проводку - тебе же хуже будет! - запоздало предостерег его Петр, но меч уже разделил на половинки и обрушил на пол соседский стол, разрезал линолеум на полу, пол, лампу дневного света на нижнем этаже, после чего вклинился в противоположную стену, а потерявший равновесие Сергей по инерции кувыркнулся и упал на разделенный пол вверх тормашками.
Петр склонился над самоповерженным врагом и помог ему отправиться в обожаемый Густавом Юнгом мир бессознательного приличной силы ударом кулака. Антон оказался сообразительным (или сильно испуганным) и оказывать сопротивление не решился. Он просто нырнул в комнату, откуда вынырнул Сергей, и зазвенел надеваемой кольчугой. Петр занырнул следом и остановился на пороге, как вкопанный: комната была завалена старинным оружием. Мечи и сабли любых конфигураций, мушкеты, щиты, рыцарские доспехи, арбалеты и алебарды самым натуральным образом валялись под ногами в полнейшем беспорядке, а в углу приветом из современной эпохи возвышался знакомый импортный телевизор. Антон, успевший напялить на себя кольчугу, тщетно пытался натянуть тетиву на арбалете: сил и, в особенности, ума, у тщедушного горожанина начала двадцать первого века для грамотного обращения со старинным оружием катастрофически не хватало.
- Значит, ты не в курсе, где Игорь?
- Это кто?
- Владелец телевизора!



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.