read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Н-нет, господин! Ее храм был разрушен, но поклонение ей
продолжается.
- Вот те на! - проворчал сотник. - Гм-м! Похоже, об этом необходимо
сообщить командору.
- Командору Нижару? - поспешно спросила Жарвина.
- Что? Откуда тебе известно его имя?
- Моя госпожа послала меня к нему! Сегодня утром она видела его в
городе, и его красота произвела на нее такое впечатление, что она решила
послать ему письмо. Но все это должно оставаться в тайне! - Жарвина
добавила в голос дрожь. - А теперь я выдал это, и она отдаст меня жрецам
Аргама, и тогда... О, я конченный человек! Я могу умирать прямо сейчас.
- Со смертью можно подождать, - сказал сотник, быстро принимая
решение. - Командор определенно захочет узнать о поклонниках Дирилы. Я
полагал, только безумцы в пустыне поклоняются сейчас старой шлюхе... Э, а
что это у тебя на поясе? - он поднес узелок к свету. - Письменные
принадлежности, да?
- Да, господин. Именно я пишу все письма для госпожи.
- Если ты сам можешь писать, зачем же носить письма других? Ну,
ладно, полагаю, ты пользуешься ее доверием, не так ли?
Жарвина истово закивала.
- Тайна, поверенная другому, перестает быть тайной, и вот еще одно
подтверждение этой пословицы. Ладно, пошли!

При свете двух светильников, наполненных, судя по запаху, рыбьим
жиром плохого качества, Нижару, не прибегая к помощи ординарца, перевернул
вверх дном содержимое шатра. Очистив два окованных медью деревянных
сундука, он приступил к третьему. Белье с походной парусиновой раскладушки
валялось на полу, дюжины мешочков и пакетов были распотрошены и их
содержимое разбросано.
Нижару пришел в ярость, когда сотник поднял полог шатра, и заорал,
чтобы его не беспокоили. Но Жарвина с одного взгляда уяснила положение и
ясным твердым голосом произнесла:
- Интересно, не свиток ли вы ищете.
Повернув лицо так, что на него пал свет, Нижару застыл. Это был самый
светловолосый человек, какого когда-либо видела Жарвина: у него были
волосы цвета отбеленной шерсти, а глаза напоминали клочки летнего неба.
Под носом, острым, как птичий клюв, губы обрамляли ухоженные ровные зубы с
единственным изъяном в виде сломанного верхнего правого клыка. Командор
был худощав и, судя по всему, очень силен, так как он держал сундук,
весивший фунтов сто, а его мышцы при этом едва вздулись.
- Свиток? - тихо сказал он, опуская сундук. - Какой свиток?
Жарвина едва могла говорить. Ей показалось, у нее вот-вот замрет
сердце. Окружающий мир закачался. Ей пришлось обирать все силы, чтобы
сохранить равновесие. Где-то вдалеке она услышала слова сотника: "Нам он
не упоминал ни о каком свитке!"
И поразительно - девушка снова обрела дар речи.
- Это правда, командор, - сказала она. - Мне пришлось солгать этим
людям, чтобы они не убили меня прежде, чем я попаду к вам. Извините.
Тем временем она мысленно благодарила сеть осведомителей, настолько
хорошо снабжающих Мелилота информацией, что ложь прозвучала правдоподобно
даже для этих чужеземцев.
- Мне показалось, сегодня утром вы обронили свиток?
Нижару колебался лишь мгновение.
- Вон! Оставьте мальчишку здесь!
М_а_л_ь_ч_и_ш_к_у_! О чудо! Если бы Жарвина верила в какое-либо
божество, она сделала бы жертвоприношение в знак признательности. Ибо эти
слова означали, что командор не узнал ее.
С пересохшим ртом, влажными ладонями и звоном в ушах девушка
подождала, пока ошеломленный сотник и воин покинут шатер. Захлопнув крышку
сундука, который он собирался было перевернуть, Нижару уселся на него и
сказал:
- Теперь говори. И будет лучше, если твое объяснение окажется
хорошим.
Оно оказалось превосходным. Мелилот с особым тщанием составил его и
заставил Жарвину десяток раз повторить. Обрамленное толикой правды, оно
звучало правдоподобно.
Общеизвестно, что Ай-Гофлан брал взятки. (Как, впрочем и, любой
другой стражник, который мог быть полезен любому человеку богаче его).
Поэтому Мелилот - лояльнейший и законопослушный гражданин, который, как
клятвенно подтвердят все знающие его, во всеуслышание приветствовал
назначение Принца новым губернатором и выражал надежду на переустройство
городских порядков - так вот, Мелилот предположил, что, возможно,
происшедшее является частью плана. Трудно предположить, что
высокопоставленный начальник имперских войск так небрежно станет
обращаться - это очевидно - с документом особой важности.
- Никогда, - пробормотал Нижару, но на верхней губе у него выступил
пот.
Главное не промахнуться. Все зависело от того, хотел ли командор
сохранить в тайне само существование свитка. Теперь, зная, что документ
находится у Ай-Гофлана, он мог созвать своих людей, двинуться в казармы
стражи и обыскать их от подвала до чердака, ибо - по крайней мере, судя по
рассказанному Жарвиной - Ай-Гофлан был слишком осторожен, чтобы оставить
свиток на ночь под присмотром какого-то писца. Он якобы обещал вернуться в
следующий свободный от дежурства день, послезавтра или позже, в
зависимости от того, с кем из товарищей он сможет поменяться.
Мелилот рассудил, что раз свиток настолько важен, что Нижару держал
его при себе даже в обычном инспекторском обходе, значит он сугубо личный.
Судя по всему, писец оказался прав. Нижару выслушал предложенный ему план
с большим вниманием и периодически кивал головой.
Мелилот предлагал дать ложный перевод, с тем, чтобы побудить
Ай-Гофлана предпринять какие-то действия, за которые Нижару легко сможет
арестовать его, и никто не узнает, что документ, который по праву должен
принадлежать командору, временно находился в руках капитана стражников.
Пусть господин Нижару только определит конкретные условия, и можно будет
считать, что дело сделано.
Когда Жарвина - которую Нижару по-прежнему считал мальчиком, чему она
была несказанно рада - закончила говорить, командор надолго задумался.
Затем он начал улыбаться, хотя улыбка так и не достигла его глаз, и в
четких твердых выражениях объяснил свои условия участия в деле,
предложенном Мелилотом. Свои слова он завершил вручением Жарвине двух
золотых монет неизвестного ей образца и обещанием надрать ему (ей)
задницу, если обе они не попадут в руки Мелилоту, а также крупной
серебряной монетой, имевшей хождение в Илсиге, для него самого.
Затем он поручил неизвестному Жарвине воину проводить ее к воротам и
перевести через Губернаторскую Аллею. Но девушка ускользнула от воина
сразу же, как только они вышли с территории дворца, и мимо Шелкового угла
бросилась к черному входу в контору.
Мелилот, будучи богатым, мог позволить себе замки на дверях - он
вручил Жарвине тяжелый бронзовый ключ, который она спрятала в сумку с
письменными принадлежностями. Девушка с трудом засунула ключ в замочную
скважину, но не успела она повернуть его, как дверь широко распахнулась, и
она шагнула вперед, словно влекомая чьей-то волен.
Улица, точнее переулок, был тем же самым. Та же самая дверь с навесом
над крыльцом. Снаружи все было в порядке.
Но внутри все было абсолютно, совершенно, неописуемо _н_е _т_а_к_.


4
Жарвине захотелось кричать, но она обнаружила, что не может набрать
достаточно воздуха. Непонятная безвольность разлилась по ее членам, словно
девушку покинули силы. Она поняла, что еще один шаг поставит ее на грань
физического истощения и собрала все оставшиеся силы лишь для того, чтобы
оглядеться, и уже через мгновение пожалела, что сделала это.
Помещение было наполнено тусклым светом. В этом свете по обеим
сторонам вырисовывались высокие стены, вымощенный каменными плитами пол
под ногами, и ничего вверху - кроме струящейся дымки, временами
приобретающей чарующие пастельные цвета: розоватый, голубоватый или
нездоровый фосфоресцирующий цвет умирающей рыбы. Впереди от Жарвины не
было ничего, кроме длинного стола, неестественно длинного, такого, за
которым мог бы расположиться целый отряд воинов.
По спине Жарвины поползли было мурашки, но застыли из-за
зачарованного паралича, охватившего девушку. Ибо увиденное ею во всех
отношениях совпадало с рассказываемыми шепотом описаниями дома Инаса
Йорла. Во всем мире существовало только три Великих Колдуна, настолько
могущественных, что им не было нужды беспокоиться о том, чтобы их имена
были у всех на устах: один жил в Рэнке и служил при дворе, второй,
почитаемый самым опытным, находился в Илсиге, третий по причине какого-то
скандала перебивался в Санктуарии - это и был Инас Йорл.
Но как он мог попасть сюда? Его дворец находился к юго-востоку от
улицы Храмов.
Если...
Эта мысль непроизвольно всплыла в памяти, Жарвина попыталась,
бороться с ней, но тщетно. Кто-то когда-то объяснял ей: ЕСЛИ ТОЛЬКО ОН НЕ
НАХОДИЛСЯ ГДЕ-ТО В ДРУГОМ МЕСТЕ.
Неожиданно стол погрузился вниз, и одновременно откуда-то издалека
приблизилось похожее на трон кресло с высокой спинкой, в котором сидел
удивительный человек. Он был укутан в невообразимо просторный плащ из



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.