read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Потом.
- Сделай перерыв, малыш, - не отступал граф. - Я хочу, чтобы ты объяснил мне эту штуку. Она меня заинтриговала.
Бовейдин недовольно застонал, но вылез из-под стола, отряхивая колени от пыли и металлических опилок. Снова двигаясь по-обезьяньи, он влез на стол и навис над своим изобретением, гордо обходя вокруг него. Он был ненамного выше своего устройства, так что зрелище получилось странно комичным, однако Бьяджио оно смешным не казалось. Маленький ученый создал военные лаборатории. Он изобрел огнемет и кислотомет, и, что ещё важнее, он создал снадобье, которое не давало стареть.
- Объясни мне его, - попросил Бьяджио. - Как оно работает?
- А, но это - секрет, мой друг. И я не думаю, что ты смог бы его понять.
- Не надо относиться ко мне с такой снисходительностью, карлик. Говори.
Бовейдин торжествующе засмеялся, и его грязное лицо расплылось в ухмылке.
- На самом деле все просто. Очаровательно просто! Я очень им горд, Ренато. Очень горд...
- Я за тебя рад, - сухо отозвался Бьяджио. - Но будет ли оно работать?
- О, работать оно будет, - пообещал Бовейдин. - Я намерен его испытать. Вот почему мне понадобилось три бочки топлива. К моменту доставки оно будет работать безукоризненно. - Бовейдин скептически посмотрел на Бьяджио. - Если оно будет доставлено так, как ты говоришь.
- Будет, - ответил Бьяджио. - Можешь не беспокоиться. Я уже заключил договор с герцогом Энли. Все складывается так, как мы планировали.
- Давай договоримся, Ренато. Я объясню тебе, как работает это устройство, а ты объяснишь мне, что происходит. Мне начал надоедать твой островок. Я хочу домой, в Нар. И поскорее.
- Уже скоро, друг мой. Механизм приведен в движение. Большего я тебе сейчас сказать не могу.
- А когда же?
- Сегодня вечером, - пообещал Бьяджио. - Теперь, когда Никабар вернулся, я могу рассказать тебе ещё кое-что. Этим вечером мы поужинаем все вместе. Я дам объяснения.
Казалось, Бовейдина это удивило.
- Вот как? Значит, Никабар привез известия из империи?
- Да, кое-какие новости, - уклончиво ответил Бьяджио. Ему не нравилось, когда его планы обсуждали - особенно люди с таким острым умом, как у Бовейдина. - По крайней мере их достаточно для того, чтобы я мог действовать. А теперь... - граф ткнул пальцем в сторону прибора, - расскажи мне об этой твоей машине.
- Как я уже сказал, все просто. - Бовейдин потянул рычаг наверху устройства, и куполообразная крышка открылась, словно люк. Железные петли застонали. - Вот сюда поступает топливо. Оно загружается, как в обычный огнемет. Основная идея та же. Но топливо не остается в топливном баке, как в огнемете. Под собственным давлением оно распределяется по всему устройству. Давление гонит топливо по трубкам.
- Угу, - промычал Бьяджио. Он уже жалел о том, что начал расспросы. - Продолжай.
Ученый потрогал какое-то небольшое устройство в середине аппарата: тонкий металлический штырь, торчащий из корпуса.
- Это стартер, - объяснил он. - Он будет установлен на задержку в один час. Как только этот рычаг качнется из стороны в сторону, начнется отсчет времени.
- Надо, чтобы его легко было установить, Бовейдин, - напомнил ему граф. - Этот стартер не спрячешь.
- А это и не нужно. Если ты доставишь это устройство так, как ты обещал. Стартер будет прикреплен к архангелу. У него большой размах крыльев, помнишь? За ним рычага не видно будет. Когда архангела сдвинут, устройство начнет работать.
Бьяджио рассмеялся, оценив хитроумие карлика. Он помнил мраморного архангела над воротами собора Эррита. Бовейдин создал свой аппарат точно в соответствии с планом. Теперь Бьяджио должен будет позаботиться о его доставке. Граф провел немало времени, придумывая идеальный способ доставки устройства Эрриту. Архангел будет выглядеть невинно и не внушит Эрриту подозрений. И Лорле будет достаточно легко его сдвинуть.
- А как насчет топлива? - спросил Бьяджио. - Как ты добьешься, чтобы оно оставалось холодным?
- С помощью трубок, - ответил Бовейдин. - Топливо постоянно будет по ним двигаться, охлаждаясь за счет контакта с окружающим воздухом. - Он указал на крошечные лопатки на каждой трубке. - Вот видишь? Я разработал эти трубки сам. Они прочные, а лопатки увеличивают теплоотдачу. Топливо стабилизируется, как только я его загружу. Но и сильно толкать его не следует. Ты это знаешь, так?
- Знаю, - подтвердил Бьяджио.
Ученый напоминал ему об этом уже сто раз. А он, в свою очередь, будет напоминать всем остальным. В план вовлечено много народу. По дороге к Эрриту устройство пройдет через руки непроверенных людей. Ради Бовейдина Бьяджио старался не выказать тревоги. Изобретателю и без того хватало забот.
- Я поражен, - сказал наконец Бьяджио. - Ты прекрасно поработал, мой друг. Мне только жаль, что я не увижу, как оно сработает.
- Когда мы снова захватим Нар, ты сможешь увидеть кратер, который после него останется, - пошутил Бовейдин. Глаза его сверкали. - Это будет похоже на восход солнца, Ренато.
- M-м, звучит идеально. - Бьяджио закрыл глаза, представляя себе обжигающий жар солнца. Если все пройдет как задумано, то Эррит увидит устройство в действии. И это раздавит его душу. - Помни: Эррит не должен быть убит. Он нужен мне живым!
- Не беспокойся. К этому моменту Эррит уже должен выйти из собора, чтобы произвести отпущение грехов.
- Если он не выйдет, мой план сорвется...
- Перестань дергаться, - приказал Бовейдин. Его улыбка стала злее. - Все сработает. Мне нужно только его испытать.
- Дай мне знать, когда будешь готов провести испытание, - сказал Бьяджио. - Я хочу знать о возможной опасности.
- Никакой опасности нет. Устройство не может работать по-настоящему, пока его не наполнят топливом. Для испытаний я использую только немного топлива, только чтобы посмотреть, как оно работает. Проверю утечки и все такое прочее.
Для Бьяджио все это было чересчур сложно, и он отмахнулся от этих слов.
- И все равно я хочу быть в курсе. Сейчас вся моя жизнь - здесь. Я не хочу, чтобы моя вилла испарилась. И не проводи испытание один. Я найду тебе помощников. Мне не нравится, когда ты возишься один. У тебя ужасный вид. Тебе надо больше бывать на солнце.
- Помощников? - презрительно фыркнул Бовейдин. - Если ты хочешь, чтобы мне помогали, Ренато, выкради мне кого-нибудь из моих военных лабораторий. Мне не нужна помощь от твоих сборщиков маслин. Я провожу так много времени здесь, внизу, потому что у меня работа. Не забывай: мне одному приходится и делать снадобье, и доделывать это проклятое устройство. Саврос и Никабар...
- Хватит! - отрезал Бьяджио. - Все очень заняты, мой друг. Люди начинают раздражаться. Я это понимаю. - Он придал своему голосу медово-сладкие интонации. - Но сегодня тебе стоит прийти на ужин. И ради разнообразия переоденься. Надень какие-нибудь ботинки. Я хочу, чтобы вечер прошел цивилизованно.
- Ренато...
- Я тоже устал, Бовейдин. Я хочу вернуться в Нар. И я не хочу свар. Отдохни немного. Поспи. Увидимся вечером.
Большую часть дня Симон спал. Все ещё не придя в себя после долгого путешествия и ночи в подземельях Савроса, он не мог заставить себя покинуть постель и спал глубоким и крепким сном до самого заката. Он почти не цидел снов, но когда они все-таки приходили, перед ним вставали белые испуганные лица. Хакан, захваченный им в плен триец, ненадолго потревожил его сон. Он задавал вопросы на своем таинственном языке, умоляя Симона объяснить ему, почему он похитил его и почему отдал в руки безумца с ножами. И по пробуждении Симон вспомнил этот сон и внезапно обрадовался, что уже пора вставать. Пройдя через спальню, он встал у окна. Ковер холодил босые ноги. Вдали был виден лунный свет на воде и вездесущие силуэты Черного флота. К ним прибавился ещё один корабль, больше остальных. И темнее. Симон мгновенно узнал "Бесстрашного". Флагман Никабара! Адмирал вернулся с Драконьего Клюва. Симон улыбнулся. Его господин вечером будет в хорошем настроении. Может быть, в таком хорошем, что его можно будет попросить об одолжении.
- После трапезы, - мягко напомнил себеСймон. - Осторожнее...
Эрис будет довольна, а он слишком сильно любит её, чтобы не обратиться к господину с этой просьбой. Симон не знал случая, чтобы Рошанны вступали в брак - за исключением тех случаев, когда это было нужно для взятой на себя роли, - но он знал, что для Бьяджио он не просто агент. Каким-то странным образом они стали друзьями. И Симон - не раб. Он свободный человек, служивший графу долго и преданно, а свободный человек имеет право просить о вознаграждении. Хотя благородная кровь Бьяджио не дает им стать равными, Симон знал, что ему принадлежит особый уголок в сердце его господина. Сегодня он этим воспользуется.
Он поспешно вымыл лицо и руки. Прохладная вода оживила его. Скоро Бьяджио уже будет ожидать его прихода. Он причесал волосы, мимоходом посмотревшись в зеркало. Господин предвкушал этот вечер, и Симону хотелось выглядеть как можно лучше. Если он хоть чем-то разочарует Бьяджио, то в милости ему будет отказано. Когда Симон удовлетворился своим внешним видом, он направился к шкафу и выбрал тонкую рубашку и брюки. Свой наряд он дополнил широким кожаным поясом и блестящими мягкими сапогами выше колен. Ухмыльнувшись своему отражению, Симон отправился искать Бьяджио.
Дворец был привычно тих. Проходя по коридорам, Симон слышал далекие звуки деятельности прислуги. Из кухни долетали тонкие ароматы. У него тихо забурчало в животе, напомнив, что он голоден. На Кроуте были лучшие повара и блюда империи. В этом были уверены все местные жители. Мать Симона была прекрасной поварихой, хотя и не родилась на Кроуте. Всякий раз, чувствуя голод, он начинал тосковать по ней. Иногда он так сильно скучал по Кроуту, что не мог подумать о том, чтобы с ним расстаться. И если они больше никогда не вернутся в Нар, Симон возражать не станет. Черный город холодный и высокий, а Кроут - теплый и плоский. Здесь хорошо осесть навсегда. Симон не сомневался, что Эрис полюбит остров. До этой поры она видела только позолоченную клетку - дворец Бьяджио, но если ему хоть раз удастся вывести её на базары или пройтись с ней по берегу, она полюбит этот великолепный город.
Симон прошел в личные покои графа по коридорам из скульптур, мимо увешанных гобеленами стен. Огромное окно выходило в парк, заливая коридор лиловым лунным светом. Здесь, в покоях господина, воздух был сладким и пах сиренью. Через открытые окна врывался солоноватый запах морской воды. Когда Симон был мальчиком, он любовался белым дворцом на холме и пытался представить себе богатство его владельца. Эти картины питали воображение ребенка, притягивали его к Бьяджио. Тогда он был беден, жаждал золота и власти, которую оно может купить. Теперь, спустя много лет, проходя по залам дворца, Симон все равно испытывал прилив чувств.
Когда он наконец оказался в личных покоях Бьяджио, двойные двери были открыты. Симон осторожно заглянул внутрь. Бьяджио сидел в красном кожаном кресле у окна, спиной к двери, и неспешно пил херес. Золотые волосы графа блестели в лунных лучах, отраженных зеркалами. Не успел Симон постучать, как Бьяджио заговорил.
- Я сидел тут и думал, - тихо проговорил граф.
Симон помедлил. Было ли это приглашением? Он осторожно вошел в комнату и стал приближаться к господину. Бьяджио дышал спокойно и медленно, словно он был пьян или почти заснул.
- Господин, - встревоженно спросил Симон, - вы себя нехорошо чувствуете?
- О нет, прекрасно, милый Симон. Я просто расслабился. Здесь так красиво, правда?
Симон остановился в шаге позади Бьяджио.
- Да, очень красиво. Я в последнее время и сам так считаю.
- Мне бы хотелось больше времени проводить здесь. Я слишком долго отсутствовал, не занимался делами...
- Призыв долга, - жизнерадостно откликнулся Симон. - Вы были нужны Нару...
- Да. - Бьяджио отставил рюмку с хересом. Украшенная драгоценными камнями рука поманила Симона ближе. Когда он приблизился, неестественно яркие глаза вспыхнули яростным огнем. - Мне нужно, чтобы сегодня вечером ты оставался подле меня. И я хочу, чтобы ты молчал. Просто будь рядом.
Симон пожал плечами. Он всегда был рядом с господином.
- Конечно. Вам не надо об этом беспокоиться, милорд,
- Остальные начинают испытывать нетерпение. И Никабар привез новости из Нара. Я тревожусь о том, какая будет на них реакция. Держись рядом со мной. Напомни им о моей силе. Мне надо, чтобы они мне доверяли. Или чтобы они меня боялись. Что именно - не важно.
- Милорд, я буду с вами. Всегда.
Бьяджио одарил его теплой улыбкой, в которой ощущалось необузданное безумие. Он протянул Симону руку.
- Ты - мой самый лучший друг, - объявил он. - Ну, идем. Отправляемся ужинать.
Симон взял графа за руку и помог ему встать с кресла. Хотя свободные одежды заставляли Бьяджио казаться хрупким, Симон знал, что его господин отнюдь не слаб. Снадобья, которые сохраняли ему жизнь, имели немало побочных эффектов. Помимо необычного цвета глаз Бьяджио обладал почти нечеловеческой энергией и был одним из самых сильных людей империи. Никто бы не смог бежать быстрее и дольше, не запыхавшись, никто бы не смог поднять над головой больший вес. И тем не менее графу нравилось, чтобы за ним ухаживали, и он редко хвастался своей силой. Он ел немного и только самую лучшую пищу, а вина всегда выбирая свои собственные, со своих безупречно содержащихся виноградников. В прежнем Наре Бьяджио пользовался репутацией франта, но никто не осмеливался сказать ему это в глаза.

Глава Рошаннов нарядился к обеду. Его отделанный соболями плащ шуршал по-особенному, роскошные волосы волнами падали на плечи. Почти на каждом пальце у него сиял драгоценный камень, зубы сверкали улыбкой, как у вышедшего на охоту волка. Граф внимательно осмотрел Симона. На его лице появилась одобрительная улыбка.

- Готовы? - спросил Симон. Бьяджио кивнул:
- Пойдем.
Как всегда, граф Бьяджио пошел первым. Он вышел из комнаты изящной и стремительной походкой, от которой развевался плащ. Симон следовал за ним, привычно отстав на шаг: достаточно близко, чтобы слышать своего господина, но достаточно далеко, чтобы не затмить его. Граф сиял - о словно маяк.
Они быстро прошли по коридорам и вскоре вышли из покоев Бьяджио в главные жилые помещения дворца, где поселили нарских гостей графа. Эта часть дворца лишь немного уступала в роскоши личным покоям его владельца. Пара стеклянных позолоченных дверей была открыта, приглашая Бьяджио и Симона пройти дальше. Над огромным восьмиугольным столом завораживающе сверкала люстра из белого и голубого хрусталя. Перед входом Бьяджио немного замедлил шаги, и на его лице появилась отработанная театральная улыбка. Сидевшие за столом повернули головы в его сторону. Симон отстал ещё на полшага, чтобы не испортить Бьяджио входа.
- Добрый вечер, друзья! - радостно объявил граф, открывая объятия собравшимся за столом нарцам. - Я рад вас видеть. Спасибо вам всем за то, что пришли.
Каждый из нарских аристократов приветствовал хозяина дома. Их одинаково яркие глаза холодно наблюдали за ним. Симон быстро оценил присутствующих. За дальним концом стола сидел Саврос. Помрачающий Рассудок встал со стула и широко улыбнулся. Рядом с палачом сидел крошечный Бовейдин. Слишком увлекшийся блюдом с закусками, ученый остался сидеть. Казалось, Бьяджио не заметил этого знака неуважения. Он уже тряс руку следующего - гиганта в мундире нарского флота. Никабар, адмирал Черного флота, с добродушным смехом обнял Бьяджио.
- Ренато! - воскликнул Никабар. - Ты прекрасно выглядишь!
Грудь Никабара была украшена радугой нашивок и медалей, которые он получил за многочисленные кампании. Казалось, Бьяджио утонул в его объятиях. Симон пристально наблюдал за Никабаром, выискивая в его жестком лице признаки неискренности. Граф и адмирал были знакомы очень давно. Бьяджио числил Никабара среди своих ближайших друзей. Вместе они оставили Нар Эрриту и подняли мятеж Черного флота. Они убедили Бовейдина и Савроса присоединиться к ним. По мнению Симона, они составляли странную и очень опасную команду.
- Я так рад, что ты вернулся, мой друг! - сказал Бьяджио. Граф запечатлел на щеке адмирала поцелуй. - И невредимым.
- Я рад вернуться, - отозвался Никабар, - хотя плавание по морям империи было чистым удовольствием. Я по ним скучаю, Ренато.
Это заявление привлекло внимание Бовейдина.
- Мы все по ним скучаем, - обидчиво объявил он.
- Садись, пожалуйста, - пригласил Бьяджио, оставляя без внимания укол Бовейдина.
Взяв адмирала под руку, он увлек его обратно к столу. Симон пошел следом. Когда Никабар уселся, он выдвинул стул своего господина, чтобы Бьяджио тоже мог сесть за стол. Только когда все расселись, Симон занял свое место по правую руку Бьяджио.
- Давайте выпьем вина, - предложил Бьяджио.
Хлопок его ладоней вызвал из теней прислугу: мужчин и женщин в ошейниках, которые умело удерживали в равновесии серебряные блюда и бутылки с ароматными винами Кроута. Как обычно, Симону подали последним. Он дождался, чтобы все сделали по глотку, и только потом сам пригубил вино. Как всегда, оно было превосходным. Смакуя свой напиток, он наблюдал за странным собранием. Сидевший напротив Бовейдин казался головой без туловища. С ним равнодушно болтал Саврос. Никабар был молчалив как камень. Из всех четверых женат был один только Бьяджио - на женщине, которую он оставил в Черном городе. Графиня Элли-анн не разделяла жажды власти мужа и разочаровала его, встав на сторону Эррита. Никто в точности не знал, где она сейчас находится, и Симон сомневался в том, чтобы Бьяджио это интересовало. Никабар любил говорить, что он женат на море, а Саврос был слишком ненормален для любой женщины. Бовейдин отказывался от уз под предлогом своего маленького роста. Симон считал, что маленькому ученому вообще место в кунсткамере. Все это не относилось к золотому графу. Он был красив, хотя и в несколько бесполом стиле. Эллианн никогда не волновало то, что её муж спит и с мужчинами, и с женщинами. Как и он, она была аристократкой и в любовных делах отличалась такой же переменчивостью. Что ей не нравилось - что оттолкнуло её от мужа, - это его желание продолжить Черный Ренессанс. Эллианн не была воином. Она была холеной волчицей, которой нужны были только раздушенные простыни и вся та роскошь, что принадлежала ей по праву рождения. Ее место было в Наре. Неудивительно, что Бьяджио позволил ей там остаться.
Остальные в действительности почти ничего не потеряли. Эррит знал, насколько они были близки к Бьяджио, и все равно не оставил бы их в живых. Даже Никабар, хоть он и считался героем Нара, слишком долго был сподвижником Бьяджио, чтобы ему не угрожали тайные убийцы епископа. И Симону было известно, как сильно они с Форто ненавидели друг друга. Это было извечным соперничеством легионов и военного флота, и ни один из них не готов был признать свое поражение и склониться перед соперником. Когда Аркус умер и Эррит узурпировал трон, Никабар просто приказал своему Черному флоту уйти из вод Нара. Это сделало империю легкой добычей хищного Лисса. Симон решил, что это было частью "великого плана" Бьяджио. Несколько государств сохранили верность Бьяджио, но их число было невелико - и, вероятно, постоянно уменьшалось. После возвращения из Люсел-Лора Симон вынужден был удовлетворяться только дразнящими намеками графа. Он надеялся, что этим вечером они все получат хоть какие-то ответы.
Бьяджио поднял свой хрустальный бокал.
- Мои друзья, позвольте мне к вам обратиться, - сказал он, метнув яростный взгляд на Савроса, чтобы заставить его замолчать. - Я хочу поблагодарить вас. Я хочу ещё раз сказать вам, как я ценю ваши терпение и преданность.
Они все подняли свои бокалы. Даже Бовейдин, который тихо хихикнул, согласился с этим тостом. Но когда все выпили, карлик первым открыл рот.
- Какие у вас новости из Нара, адмирал? - демонстративно осведомился он. - Ренато говорит, что вы привезли новости.
Никабар начал было отвечать, но Бьяджио предупреждающе поднял руку.
- Я сам намерен сообщить все новости из Нара, - объявил он. - Данар привез мне новости, это так, но я хочу, чтобы сначала вы все меня поняли. Я знаю, что ваше терпение начинает истощаться. Я знаю, что вы все хотите вернуться домой, в Нар. Но сейчас в действие приведены планы - планы, о которых я не могу вам рассказать.
- Надо надеяться, что эти планы вернут нас всех домой, - кисло проговорил Бовейдин. - Я сделал тебе устройство, Ренато. Я продолжаю изготавливать снадобье. Я хочу знать все, что происходит. Я настаиваю.
- Устройство, - спокойно ответил Бьяджио, - относится к тем вещам, о которых я сегодня не желаю разговаривать.
"Устройство". Симон решил запомнить это слово. Он знал, что Бовейдин над чем-то работает, но пока не знал, что это было. Тем временем граф продолжил:
- Я собрал нас всех здесь из-за известий, которые Данар услышал в Драконьем Клюве, и потому что хотел заверить вас в том, что я - хозяин положения. Все идет в соответствии с моими планами. Мне надо, чтобы вы твердо в это верили. - Внезапно на лице Бьяджио отразилась тревога. - Однако то, что услышал Данар, может заставить вас в этом усомниться.
- Лиссцы? - спросил Саврос. Данар Никабар покачал головой:
- Нет, не просто лиссцы.
- Эррит! - предположил Бовейдин.
Бьяджио задумчиво отпил вина и откинулся на спинку стула.
- Да, Эррит. Боюсь, что последние вести из Нара не очень хороши. Эррит... устраивает неприятности.
- Неприятности? - переспросил Бовейдин. - Что это значит? Ренато, прекрати дурачиться. Что происходит?
- Геноцид, - ответил Бьяджио. На его лице больше не было улыбки. - Что говорит тебе твой мощный ум, Бовейдин?
Бовейдин рассмеялся:
- Он уничтожает тех, кто верен нам. Мы все знали, что это должно случиться. Именно поэтому мы сюда и приехали. Бьяджио вздохнул.
- Термин "смесь Б" тебе что-нибудь говорит?
Бовейдин перестал смеяться. Его насекомоподобное лицо смертельно побледнело. Бьяджио подался вперед и прошипел:
- Да, твой эксперимент удался, мой друг. Слишком удался!
- Ее применили? - вопросил Бовейдин.
- Две недели назад, - ответил Никабар. - В Готе. Форто окружил силы Локкена. Они сдались, потому что у них не было выбора. Форто вошел в крепость, убил Локкена - а потом отравил город. - Никабар посмотрел в свою рюмку - - Выжило всего несколько человек. И все ослепли.
Бовейдин был потрясен.
- Не могу поверить! - сказал он. - Они смогли заставить её работать! Это невероятно!
- Невероятно? - вопросил Бьяджио. - Вот как ты это расцениваешь, Бовейдин? Ты оставил им много всего, на чем можно было основать работу, так? Ты клялся мне, что им ни за что не стабилизировать смесь Б!
- Я... я не знаю, как это могло случиться, - пролепетал ученый. - В военных лабораториях очень мало людей, у которых хватило бы умения продолжить работу. Я был уверен, что им будет слишком опасно пытаться идти вперед без меня.
- Похоже, Эррит заставил их передумать, - заметил Саврос. Помрачающий Рассудок нахмурил лоб. - Интересно, как это ему удалось!
- Это не важно, - ответил Никабар. - У него есть эта смесь. Сначала Гот. А что потом? Фоск? Или Драконий Клюв? Бьяджио забарабанил тонкими пальцами по столу.
- Похоже, Эррит всерьез принимает волю Небес. Мои люди в Черном городе говорят, что он твердо вознамерился уничтожить Черный Ренессанс. Полностью. Он не успокоится, пока от него ничего не останется. И от нас тоже.
- Значит, нам надо действовать быстро, - сказал Бовейдин. - Немедленно.
- Мы действуем, - заявил Бьяджио. - Не сомневайся в этом. Как я уже сказал, пущены в ход планы, которые должны положить конец этому безумию. Но на это нужно время. Вы все должны проявить терпение.
- Мы уже проявили терпение, - вспылил Бовейдин. - Ренато, через несколько месяцев не останется ничего, к чему мы могли бы вернуться! Нам надо действовать. У нас есть флот, и устройство почти готово. Я считаю, что мы должны нанести ответный удар.
- И это - лучшее, что ты можешь предложить, Бовейдин? Как мы можем нанести ответный удар? Действительно, у нас есть флот. И - да, некоторые страны по-прежнему на нашей стороне. Но сушу контролируем не мы, а Форто. Его легионы верны ему и Эрриту. Мы не можем победить, применяя силу. Нам надо пустить в ход мозги. - Бьяджио постучал пальцем себе по лбу. - К счастью, я так и делал.
Оскорбившись, гениальный карлик вскочил с места. Симону показалось, что он не стал выше.
- Да неужели? - язвительно спросил Бовейдин. - И что ты придумал? Лично мне надоели твои загадки, Ренато. Я пошел за тобой, потому что ты обещал, что победишь. Но я что-то не вижу, чтобы ты побеждал. Я вижу, что ты прячешься.
Улыбка Бьяджио была ужасающей.
- Ты пошел за мной потому, что в противном случае сейчас ты был бы мертв. Сядь, мой друг. Ты выглядишь нелепо.
В его голосе была такая властность, что Бовейдин послушался и мрачно уселся на место.
- Споры нам ничего не дадут, - продолжил Бьяджио. - И кроме того, в них нет необходимости. Мой план очень прост. У меня готовы агенты, которые нам помогут, есть союзники, сочувствующие нашим целям. Герцог Энли дал нам топливо, которое необходимо для нашего устройства, не так ли, Бовейдин? Он по-прежнему на нашей стороне. Есть и другие.
- Какие другие? - спросил Саврос.
Помрачающий Рассудок следил за спором внимательно, но бесстрастно, продолжая лакомиться устрицами, которые его язык деловито слизывал с раковин.
- Другие, которые, я не сомневаюсь, сделают то, что нам нужно, - уклончиво ответил Бьяджио. - Другие, которым я доверяю.
- Девочка? - догадался Бовейдин.
- Да, - подтвердил Бьяджио.
- Что за девочка? - продолжал выпытывать Саврос.
- Ах, мой милый Помрачающий Рассудок, ты был бы от неё в восторге. - Бьяджио тихо засмеялся, прикрыв рот изящной рукой. - Просто прекрасная штучка. Думаю, для тебя она слишком юная. Но потрясает.
- Ренато, - спросил Данар. - Что за девочка?
- Очень необычная девочка, мой друг. Некто, перед кем Эрриту не устоять. Ты ведь помнишь: у него слабость к детям. Думаю, эта похитит его сердце.
Недоумевающий адмирал Никабар поставил бокал на стол.
- Объяснись. Кто этот ребенок?
Граф Бьяджио сложил руки лодочкой. Все с нетерпением ждали его объяснений - даже Симон. Кроме Бовейдина: казалось, он уже знает, в чем дело.
- Давным-давно, - начал Бьяджио, - когда Аркус ещё был жив, мы с Бовейдином начали некий эксперимент. Эксперимент со снадобьем. Эксперимент над детьми.
Бовейдин начал беспокойно ерзать.
- Это было тайным проектом военных лабораторий, - продолжил граф. - Мы хотели выяснить, может ли снадобье полностью остановить процесс старения. Бовейдин решил, что снадобье может лучше подействовать на детей.
- У них по-другому идет обмен веществ, - вмешался Бовейдин. - Я выяснил, что они усваивают снадобье совсем не так, как взрослые. Наверное, потому, что их организм продолжает развиваться.
- Мы смогли остановить развитие тела, - сказал Бьяджио. - Довольно успешно. Особенно у одного ребенка. Никабар не смог скрыть того, насколько он потрясен.
- Боже! И сколько же таких уродов существует?
- Сейчас только один, - ответил граф. - Когда мы бежали из Нара, нам пришлось прекратить эксперимент. Но одного ребенка мы спасли. Очень особую девочку. Ту, которую можно будет использовать против Эррита, когда придет время.
- Прекратить? - переспросил Саврос. - Я не понимаю. Что стало с другими детьми?
Бовейдин отвел взгляд. Ответ был тошнотворно очевиден.
- Выбора не было, - сказал Бьяджио. - Мы не могли рисковать тем, что об этом узнают. Особенно Эррит. Осталась только одна девочка. - Кроут обвел присутствующих пристальным взглядом. - И не надо обвинять нас в преступлении, друзья. Этот эксперимент имел благородную цель. Мы пытались спасти Аркуса - и, возможно, спасти всех нас. Мы ведь по-прежнему стареем, пусть и очень медленно. И если бы не эта девочка, у нас не было бы оружия против Эррита.
- Где этот ребенок сейчас? - спросил Никабар.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.