read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



гаркнул, что Крохалев в испуге отскочил к порогу. "Ага, черта он вам
дастся! - злорадно подумал комбат. - Берите, ну!"
Генерал, уже приподняв палатку, вдруг обернулся:
- Что, не идет? Комбат, а ну дайте своего человека!
Волошин сжал челюсти, ощущая полный свой крах. Генерал ждал, но у
комбата все не хватало решимости на это позорное в отношении пса
предательство.
Пауза затягивалась, генерал ждал, и Гунько деланно встрепенулся от
возмущения:
- Вы слышали приказ? Где ваши бойцы? А ну там, в траншее, - живо!..
В землянку ввалился Чернорученко и вопросительно уставился на командира
полка. За его спиной из-за палатки выглядывал Гутман.
- Берите собаку! Живо!
Чувствуя, что Джима уже не спасти, Волошин ледяным голосом приказал:
- Гутман, возьмите Джима!
- Куда? Это наш Джим. Куда его брать?
- Прекратить разговор! Выполняйте приказ!
Обезоруженный холодной неумолимостью комбата, ординарец недоуменно
пожал плечами:
- Гм! Мне что! Я выполню. Джим, ко мне!
Пес доверчиво подался к Гутману, и тот взял его за ошейник. Джим не
сопротивлялся, лишь недоумевающе спокойно посмотрел на комбата. Волошин
отвел взгляд в сторону, чтобы не выдать того, что он сейчас чувствовал. Но
что понимала собака?
- Вот так! - удовлетворенно сказал генерал. - Проводите к штабу,
товарищ боец.
Он включил фонарик, и все они друг за другом вылезли в траншею.
В землянке сделалось тихо, пустынно и холодно. Чернорученко взялся
шуровать в печке. Лейтенант Маркий бесшумно вылез из темного угла и сел на
свое место за ящиками.
Комбат в сердцах выругался и, рванув палатку, вышел в траншею.


"3"
Черт бы их взял, эти кусты и рогатины, которые в ночной темени будто
кто специально понатыкал на его пути. Но уж действительно, если где есть
какая коряга, то ночью обязательно налезешь на нее. Комбат встал, потер
ушибленное колено, вслушался - нет, кажется, его еще не окликнули, хотя
где-то поблизости должны были начаться ячейки седьмой роты. Почти на ощупь
он прошел еще метров сто. Сапоги хрустко ломали высохший прошлогодний
бурьян на обмежке, какое-то невидимое колючее сучье цеплялось за полы
шинели, ветер надоедливо стегал по лицу незавязанными тесемками шапки.
Впереди на небосклоне огромным пологим горбом чернела злосчастная-высота,
судьба которой решалась в эти минуты в штабе. Объятая ночной теменью, она
казалась теперь совсем рядом, через болотце, тускло серевшее в ночи
остатками грязного льда, и комбат с затаенным любопытством вгляделся в ее
темные, перекопанные немцами склоны.
Нет, маскировались они отменно, не то что в первое лето, когда почти
открыто разгуливали по передовой в трусиках и играли в волейбол на огневых
позициях. Теперь за всю ночь не услышишь ни звука - притаились, зарылись в
землю и тихо сидят, готовя свое подлое дело. Но какое? И сколько их там,
какой части, какую имеют задачу, где их огневые средства? - все это были
вопросы, не найдя ответа на которые трудно рассчитывать на удачу. Особенно
с такими силами. Семьдесят человек - по существу, одна стрелковая рота,
без артподдержки, без саперов и танков - на довольно уже укрепленную
высоту. Если еще и не подготовиться как следует, то и высоты не возьмешь,
и людей погубишь всех без остатка.
- Стой! Кто идет? - послышалось в темноте.
Не спеша с ответом, комбат повернул на окрик и вскоре различил на
темной земле глинистый бугорок бруствера, возле которого темнела ямка
окопчика, и в ней шевелился кто-то. Боец не окликал больше, наверно, еще
издали узнал комбата. Вообще это был непорядок, но капитан смолчал, он уже
привык, что в батальоне его узнавали всюду по первому звуку его шагов и
первому слову его команды. Так же молча комбат ступил на мягкую землю
невысокого брустверка. Боец с поднятым воротником шинели и в каске поверх
шапки выжидательно застыл в окопчике:
- Где командир роты?
- Дальше, товарищ комбат. Там кустики есть, так он возле кустиков.
- Как немец?
- Молчит, товарищ комбат, - глухим простуженным голосом ответил боец.
Волошин вгляделся попристальнее - нет, боец был незнакомый, наверно, из
недавнего пополнения - худенький, озябший, с острым подбородком под
каской. Всех старых пехотинцев седьмой он знал еще с того времени, как сам
командовал этой ротой. Но старых уже осталось немного.
- Как фамилия?
- Моя? - тихо переспросил боец. - Рядовой Тарасиков.
- Откуда родом?
- Я? Саратовский, - сказал он и притих, наверно, в ожидании новых, в
этом же смысле, вопросов. Комбата, однако, интересовало другое.
- Машин там не было слышно? Не гудели?
- Машин? Нет, не слыхал. С вечера где-то лопатками близко тупали.
Похоже, вон там, возле овражка, - указал в темноту боец. - Наверно, дзот
строят.
Дзот - это конечно, без дзота они не обойдутся. Но будет хуже, когда,
оборудовав дзоты, еще и натыкают мин вокруг, тогда завтра не избежать
беды, будет сюрприз не дай бог. Комбат повглядывался в темноту, послушал,
однако ночь была ветреная и на редкость глухая. С вечера над высотой,
наверно, не взлетело ни одной ракеты, и уже одно это обстоятельство
наводило на размышления.
- Ну что ж, Тарасиков. Наблюдайте.
- Есть! - с готовностью ответил боец и спросил тоном давно знакомого: -
А где ваш Джим, товарищ капитан? Не слыхать что-то.
- Нету Джима, - сухо ответил комбат и пошел дальше.
Джима, конечно, уже не вернешь, если угодил к такому начальнику, то,
считай, дело пропащее. Вообще для собаки это, может, и лучше, у генерала
ее судьба может сложиться счастливее, чем на передовой. И тем не менее
щемящее чувство потери шевельнулось в сознании капитана - столько у пего
было связано с этим псом!.. Но смотри, и боец, молодой, в батальоне
недавно, а знает Джима и даже интересуется им. Комбат был уверен, что
видит бойца впервые, а тот, оказывается, не только узнает комбата в ночи,
но еще и знает его собаку. Хотя такова уж судьба командира: каждый его шаг
- перед сотней внимательных человеческих глаз, от которых ничего не
скроешь.
Из темноты снова окликнули - возле пулеметного окопа, греясь,
размахивал руками старый пулеметчик Денищик, знакомый комбату еще по
летним боям под Кузьминками, когда совсем небольшая группа бойцов -
остатки полка - пробивалась из окружения. Тогда же этот довольно пожилой
боец неизвестно откуда прибился к роте и так вместе с нею и вышел к своим.
А на переформировке из-за него произошла неприятность - начальство начало
придираться: почему не отправил бойца на проверку, зачем оставил в роте -
человек чужой, незнакомый, мало ли что может случиться. Проверялся Денищик
позже, в боях, когда однажды, заменив раненого пулеметчика, помог отбить
контратаку немцев, да так и остался при пулемете. Впрочем, пулемет у него,
кажется, уже новый - вместо "максима" тонкоствольный, системы Горюнова.
- Ну как дела, Денищик?
- А пока что слава богу.
- Почему богу? Ты что, верующий?
- Верующий не верующий, а так говорят. К слову приходится.
Боец уважительно, со сдержанным достоинством перед начальством
переступил с ноги на ногу, втянув голые, без рукавиц, руки в коротковатые
рукава телогрейки. Комбат опустился возле пулемета на корточки и взглянул
в темноту через бруствер.
- А как обстрел? Мертвого пространства нет?
- Ну что вы! Все как на талерке, товарищ комбат.
- Тарелке надо говорить. А они тут не засекут вас? С высоты ведь тоже
как на тарелке.
- Ну. Так мы ведь, когда тихо, Гаруна сюда, - Денищик показал в
окопчик, где под бруствером темнела оборудованная для пулемета
ниша-укрытие, в которой теперь посапывал свернувшийся калачиком его
напарник. - Обстрел когда. А как заварушка, тогда на место.
Комбат распрямился на бруствере.
- Ну молодцы. Командир роты где?
- А тут, недалеко. Блиндажик вон, - кивнул головой Денищик и снова
принялся греться - притопывая, шлепать руками под мышками.
Невдалеке под обмежком начиналась мелкая недокопанная траншейка, из
которой послышались далековатые, возникавшие под землей голоса. Обрушивая
рыхлые стенки траншеи, комбат почти боком пробирался по ней, пока не
завидел под бруствером слабый проблеск света у края палатки. Приподняв
пыльный брезентовый полог, он нагнул голову и с усилием протиснулся в
тесный полумрак блиндажа.
Здесь ужинали. Тесно обсев разостланную на полу палатку, бойцы
сосредоточенно работали ложками. Между разнообразно обутых - в ботинки,
сапоги и валенки - ног стояло несколько котелков с супом. В углу против
входа, привстав на коленях, в распоясанной гимнастерке, укладывала
вещмешок Веретенникова. Из-под жиденькой русой челки на лбу она метнула в
комбата отчужденный, обиженный взгляд и локтем толкнула лейтенанта
Самохина.
- Вадька!



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.