read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


О гримасах юстиции. Бессилие юстиции с ее "сто сорок четвертым пос-
ледним предупреждением" - изобретение не нашего времени. В Польше, в
буйном XVII веке, суд двадцать восемь раз приговаривал к "баниции", то
есть изгнанию за пределы королевства, легендарного пана Ляша, ставшего
чуть ли не синонимом шляхетского буйства. Хотите знать, как реагировал
этот обормот? Подшил означенными двадцатью восемью приговорами свою бе-
кешу и нагло разгуливал по столице, вслух сетуя, что на подкладке есть
еще свободное место, да вот беда, приговоров не хватает... Полиции тогда
в стране практически не существовало, и заставить шляхтича подчиниться
приговору суда было делом безнадежным. Это и называлось "вольностями
дворянскими". Справедливости ради следует отметить, что Ляш выглядел ан-
гелом кротости по сравнению с паном Потоцким, жившим столетие спустя, -
сей магнат, когда суд вынес ему приговор "за бесчинства", ворвался в
зал, где творилось правосудие, во главе своей вольницы, велел гайдукам
положить судей на пергамент с только что записанным приговором, спустить
штаны и высечь. И положили. И высекли. Прямо на приговоре.
Тот же пан Потоцкий обожал игру в "ку-ку", заключавшуюся в том, что
деревенских баб загоняли на деревья и велели со всем прилежанием кричать
"ку-ку!", а Потоцкий и его гости палили по бедолажным "кукушкам" мелкой
дробью, норовя попасть пониже спины.
Впрочем, как выражались те же Стругацкие, - не воротите нос, ваши
собственные предки были не лучше... по крайней мере, у Потоцкого стреля-
ли мелкой дробью. Зато в домашнем тире российского помещика Струйского
господа развлекались тем, что заставляли крепостных мужиков бегать на
ограниченном пространстве и стреляли по ним из ружей и пистолетов пуля-
ми. Убивая насмерть.
Струйский считается яркой достопримечательностью екатерининского вре-
мени. У себя в имении он оборудовал типографию, где издавал в роскошней-
шем оформлении собственные бездарные стихи, - Екатерина любила де-
монстрировать эти книги европейским гостям, словно бы мимоходом упоми-
ная, что эти роскошные фолианты изданы в глухой провинции, что, легко
догадаться, символизирует просвещенность ее царствования.
О домашнем тире Струйского, понятно, в обществе вслух не говорилось.
Как и о его жуткой коллекции орудий пыток, старательно скопированных со
средневековых образцов. Была у поэта-типографщика еще одна страстишка...
Иногда он устраивал над кем-нибудь из своих крестьян суд по всей форме,
а приговор был всегда одинаков: "запытать до смерти". За беднягу тут же
принимались палачи, обученные обращению с "коллекцией", и останавлива-
лись, лишь когда жертва испускала дух.
Доклад императору Александру I о положении дел с крепостными
крестьянами, откуда взяты вышеприведенные факты, до сих пор не издан
полностью - даже в наши беспредельные времена следует беречь нервы чита-
теля...
Насколько же невинно по сравнению с этим выглядит одна из статей до-
говора меж Русью и Византией, заключенного в Х веке после очередной вой-
ны! Византийцы, с одной стороны, соглашались беспрепятственно допускать
в Константинополь русских, с другой же потребовали занести на пергамент
торжественное обещание русских "впредь не разбойничать на улицах Конс-
тантинополя и в его окрестностях". Для такого уточнения должны были быть
веские причины, основанные, надо полагать, на многочисленных печальных
прецедентах...
Кстати, о грабежах...
Сейчас, когда вновь поднялся страшный шум вокруг "проблемы реституции
перемещенных культурных ценностей" (означающей, что Россия должна пере-
дать Германии свои законные трофеи в обмен на ядреный шиш с германской
стороны), поневоле вспоминается анекдотическая, но невымышленная исто-
рия, связанная с "церковными вратами": В Новгороде, в соборе святой Со-
фии, до сих пор радуют глаз старинные литые двери, изготовленные в За-
падной Европе, в веке, кажется, десятом. История их весьма примечательна
- на фоне воплей о реституции...
Однажды древние новгородцы собрались в Швецию по совершенно житейским
делам - нужно было немного пограбить шведскую столицу Сигтуну. Такие уж
тогда были обычаи: когда обитатели какой-нибудь страны замечали, что
немного поиздержались, они со спокойной совестью отправлялись грабить
ближних или дальних соседей. Сами ограбленные, подсчитав синяки и убыт-
ки, долго не горевали, в свою очередь начиная поглядывать по сторонам в
поисках слабого соседа, к которому стоило бы наведаться в гости. Словом,
такое поведение считалось вполне светским, я бы сказал, комильфотным.
Стало уже хрестоматийным упоминание о некоем французском бароне, который
построил замок близ Парижа и нахально грабил королевские обозы. Бывали
случаи и похлеще: скажем, в августе 1248 г. два немецких рыцаря, Пильге-
рин и Вейнольт, заявились в гости к своему знакомому, рыцарю и поэту
Ульриху фон Лихтенштейну, однако вместо дружеского застолья разграбили
драгоценности хозяйки дома, а самого Ульриха уволокли с собой и больше
года держали в подвале, пока не получили выкуп...
Вернемся к новгородцам. Итак, они прихватили побольше пустых мешков,
сели на крутобокие ладьи и поплыли в Швецию. Но где-то на полпути встре-
тились с ладьями эстов (предков древних эстонцев), каковые не без само-
довольства сообщили, что новгородцы старались зря и могут поворачивать
оглобли - ибо они, эсты, как раз и плывут из Сигтуны, где грабить уже
совершенно нечего, и вообще Сигтуна, откровенно говоря, давно уже дого-
рает...
Новгородцы, как любой на их месте, прежестоко оскорбились - готови-
лись, предвкушали, ладьи конопатили, топоры точили, мешки запасали! - и,
недолго думая, предложили эстам поделиться награбленным.
Теперь уже оскорбились эсты, усмотрев в столь наглом требовании из-
вечную тягу русских к халяве. И заявили нечто вроде: в конце-то концов,
все добро они честно награбили, трудясь в поте лица. Разграбить и сжечь
шведскую столицу - это вам не на гуслях тренькать у себя в Новгороде,
былины про Садко распевая! Если хотите разбогатеть - плывите дальше и
сами кого-нибудь ограбьте, как приличным людям и полагается! Мигранты,
мать вашу... "Ах так, чудь белоглазая?! - взревели новгородцы некормле-
ными ведмедями. - Ну, тогда все отымем!"
Неизвестно, насколько этот диалог соответствовал истине, зато досто-
верно известно другое: последовало морское сражение, в результате кото-
рого эстов чувствительно потрепали и отобрали у них кучу добра, в том
числе и вышеупомянутые врата, которые торжественно установили в Новгоро-
де (в конце-то концов, утешали свою совесть, должно быть, новгородцы,
эсты все равно язычники, и церковные двери им ни к чему).
По логике отечественных либералов данные двери, надо полагать, следу-
ет вернуть Швеции. Реституировать, извините за выражение. Однако есть
небольшая загвоздка. Врата эти шведы самым беззастенчивым образом сперли
в германских землях, когда подожгли и ограбили то ли Аахен, то ли Бре-
мен. Так кому же прикажете возвращать произведение искусства - Германии,
Швеции или Эстонии? Пожалуй, гораздо проще будет оставить все как есть.
Занеся "реституцию" в разряд неприличных слов. А нынешние немцы, требую-
щие вернуть им "награбленное", право же, чрезвычайно напоминают итальян-
цев, которые в свое время зело сокрушались и ругали наполеоновских гра-
бителей, безжалостно уволокших во Францию четверку бронзовых коней, сто-
летиями украшавших венецианскую площадь святого Марка. При этом итальян-
цы как-то упускали немаловажную деталь: кони эти некогда украшали Конс-
тантинополь, откуда их и сперли итальянские рыцари, принимавшие участие
в разграблении города в 1206 г...
Нечто подобное произошло четыре столетия спустя опять-таки на Балти-
ке, когда шла затяжная морская война меж Ганзейским союзом и его против-
никами. Известный капер Пауль Бенеке, перехватывавший все корабли, иду-
щие в стороны Англии, захватил два парусника нейтральной Бургундии, не
принимавшей участия в сваре. На борту одного из них обнаружился распис-
ной алтарь работы известнейшего мастера того времени Ханса Мемлинга.
Городской совет Гданьска, принадлежавшего тогда ганзейским немцам,
принял решение установить алтарь в одной из церквей. Протестовал герцог
Бургундский, протестовали флорентийцы, которым и предназначался алтарь.
Римский папа Сикст XVI отправил в Гданьск личного посланца - нойон ниче-
го не добился.
Давно исчезла Ганза, Гданьск перешел к полякам. Алтарь работы Ханса
Мемлинга до сих пор находится в Мариацком костеле, никто за давностью
лет и не думает его возвращать.
Так что скользкая это тема - реституция...
СЛУЧАЙ И СЛУЧАЙНОСТИ
В некоторых последующих главах этой книги будет уделено немало внима-
ния роли случая в истории. Случая, способного направить историю по ино-
му, новому пути, ничуть непохожему на тот, что мы привыкли считать един-
ственно возможным.
С одной стороны, занятие это сугубо неблагодарное - поскольку ничего
нельзя проверить точно, любые умозаключения останутся красивой игрой
ума. С другой же - стоит попытаться создать конструкцию, которая все же
окажется близка к правде. Тем более, что роль случая в истории - тема
крайне увлекательная.
А потому, как водится, умы привлекает давно. Еще и оттого, что наст-
радались вдоволь под гнетом дубоватой "марксистско-ленинской" историог-
рафии, сводящей все, когдалибо на этом свете происходившее, к борьбе
"классов и производительных сил". Хватит, накушались досыта...
Правда, не стоит выплескивать с водой и ребенка. Классы и производи-
тельные силы, их борьба и столкновение интересов выдуманы отнюдь не
большевиками. Крайности тут возможны с любой стороны: скажем, Станислав
Лем с присущей ему гениальностью довел отрицание марксистских догм до
абсурда - в своем двухтомном труде "Философия случая" он провозгласил,
что Его Величество Случай лежит в основе всего и вся. По Лему, и ис-



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.