read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ее доме место, которое лучше было бы не занимать, и хотя в душе я была
глубоко благодарна ей, но разговаривать с нею почти не могла. То же самое я
чувствовала по отношению к своим школьным подругам, то же - к миссис Рейчел
и особенно - к ее дочери, навещавшей ее два раза в месяц, - дочерью миссис
Рейчел (она была вдовой) очень гордилась! Я стала очень замкнутой и
молчаливой и старалась быть как можно прилежнее.
Как-то раз в солнечный день, когда я вернулась из школы с книжками в
сумке и, глядя на свою длинную тень, стала, как всегда, тихонько подниматься
наверх, к себе в комнату, крестная выглянула из гостиной и позвала меня. Я
увидела, что у нее сидит какой-то незнакомый человек, - а незнакомые люди
заходили к нам очень редко, - представительный важный джентльмен в черном
костюме и белом галстуке; на мизинце у него был толстый перстень-печать, на
часовой цепочке - большие золотые брелоки, а в руках очки в золотой оправе.
- Вот она, эта девочка, - сказала крестная вполголоса. Затем
проговорила, как всегда, суровым тоном: - Это Эстер, сэр.
Джентльмен надел очки, чтобы получше меня рассмотреть, и сказал:
- Подойдите, милая.
Продолжая меня разглядывать, он пожал мне руку и попросил меня снять
шляпу. Когда же я сняла ее, он проговорил: "А!", потом "Да!" Затем уложил
очки в красный футляр, откинулся назад в кресле и, перекладывая футляр с
ладони на ладонь, кивнул крестной. Тогда крестная сказала мне: "Можешь идти
наверх, Эстер", а я сделала реверанс джентльмену и ушла.
С тех пор прошло года два, и мне было уже почти четырнадцать, когда я
однажды ненастным вечером сидела с крестной у камина. Я читала вслух, она
слушала. Как всегда, я сошла вниз в девять часов, чтобы почитать библию
крестной, и читала одно место из евангелия от Иоанна, где говорится о том,
что к нашему спасителю привели грешницу, а он наклонился и стал писать
пальцем по земле.
- "Когда же продолжали спрашивать его, - читала я, - он, восклонившись,
сказал им: "Кто из вас без греха, первый брось в нее камень".
На этих словах я оборвала чтение, потому что крестная внезапно встала,
схватилась за голову и страшным голосом выкрикнула слова из другой главы
евангелия:
- "Итак, бодрствуйте... чтобы, пришедши внезапно, не нашел вас спящими.
А что вам говорю, говорю всем, бодрствуйте".
Мгновение она стояла, повторяя эти слова, и вдруг рухнула на пол. Мне
незачем было звать на помощь - ее голос прозвучал по всему дому, и его
услышали даже с улицы.
Ее уложили в постель. Она лежала больше недели, почти не изменившись
внешне, - ее красивое лицо, со столь хорошо мне знакомым решительным и
хмурым выражением, как бы застыло. Часто-часто, днем и ночью, прижавшись
щекой к ее подушкам, чтобы она могла лучше расслышать мой шепот, я целовала
ее, благодарила, молилась за нее, просила ее благословить и простить меня,
умоляла подать хоть малейший знак, что она меня узнает и слышит. Все
напрасно! Лицо ее словно окаменело. Ни разу, вплоть до самого последнего
мгновения, и даже после смерти, оно не смягчилось.
На следующий день после похорон моей бедной, доброй крестной джентльмен
в черном костюме и белом галстуке снова явился к нам. Он послал за мной
миссис Рейчел, и я увидела его на прежнем месте - как будто он и не уходил.
- Моя фамилия Кендж, - сказал он, - запомните ее, дитя мое: контора
Кенджа и Карбоя, в Линкольнс-Инне.
Я сказала, что уже встречалась с ним однажды и помню его.
- Садитесь, пожалуйста... вот здесь, поближе ко мне. Не отчаивайтесь, -
это бесполезно. Миссис Рейчел, вы осведомлены о делах покойной мисс Барбери,
значит мне незачем говорить вам, что средства, которыми она располагала при
жизни, так сказать, умерли вместе с нею, и эта молодая девица теперь, когда
ее тетка скончалась...
- Моя тетка, сэр!
- Не стоит продолжать обман, если этим не достигаешь никакой цели, -
мягко проговорил мистер Кендж. - Она ваша тетка по крови, но не по закону.
Не отчаивайтесь! Перестаньте плакать! Не надо так дрожать! Миссис Рейчел,
наша юная приятельница, конечно, слышала о... э-э... - тяжбе "Джарндисы
против Джарндисов"?
- Нет, - ответила миссис Рейчел.
- Может ли быть, - изумился мистер Кендж, надев очки, - чтобы наша юная
приятельница... прошу вас, не отчаивайтесь!., никогда не слыхала о деле
Джарндисов?
Я покачала головой, спрашивая себя, что это такое.
- Не слыхала о тяжбе "Джарндисы против Джарндисов"? - проговорил мистер
Кендж, глядя на меня поверх очков и осторожно поворачивая их футляр
какими-то ласкающими движениями. - Не слыхала об одной из знаменитейших тяжб
Канцлерского суда? О тяжбе Джарндисов, которая... э... является величайшим
монументом канцлерской судебной практики? Тяжбе, в которой, я бы сказал,
каждое осложнение, каждое непредвиденное обстоятельство, каждая фикция,
каждая форма процедуры, известная этому суду, повторяется все вновь и вновь?
Это такая тяжба, какой не может быть нигде, кроме как в нашем свободном и
великом отечестве. Должен сказать, миссис Рейчел, - очевидно, я казалась ему
невнимательной и потому он обращался к ней, - что общая сумма судебных
пошлин по тяжбе "Джарндисы против Джарндисов" дошла к настоящему времени до
ше-сти-десяти, а может быть и се-ми-десяти тысяч фунтов! - заключил мистер
Кендж, откидываясь назад в кресле.
Я ничего не могла понять; но что мне было делать? Я была так несведуща
в подобных вопросах, что и после его разъяснений ровно ничего не понимала.
- Неужели она и впрямь ничего не слышала об этой тяжбе? - проговорил
мистер Кендж. - Поразительно!
- Мисс Барбери, сэр, - начала миссис Рейчел, - которая ныне пребывает
среди серафимов...
- Надеюсь, что так, надеюсь, - вежливо вставил мистер Кендж.
- ...желала, чтобы Эстер знала лишь то, что может быть ей полезно.
Только этому ее и учили здесь, а больше она ничего не знает.
- Прекрасно! - проговорил мистер Кендж. - В общем, это очень разумно.
Теперь приступим к делу, - обратился он ко мне. - Мисс Барбери была вашей
единственной родственницей (разумеется - незаконной; по закону же у вас,
должен заметить, нет никаких родственников), но она скончалась, и, конечно,
нельзя ожидать, что миссис Рейчел...
- Конечно, нет! - поспешила подтвердить миссис Рейчел.
- Разумеется, - согласился мистер Кендж. - Нельзя ожидать, что миссис
Рейчел обременит себя вашим содержанием и воспитанием (прошу вас, не
отчаивайтесь), поэтому вы теперь имеете возможность принять предложение,
которое мне поручили сделать мисс Барбери года два тому назад, ибо хоть сама
она тогда и отвергла это предложение, но просила сделать его вам в случае,
если произойдет прискорбное событие, случившееся теперь. Далее, если я
сейчас открыто признаю, что в тяжбе "Джарндисы против Джарндисов", а также в
других делах я выступаю от имени весьма гуманного, хоть и своеобразного
человека, погрешу ли я в каком-нибудь отношении против своей
профессиональной осторожности? - заключил мистер Кендж, откидываясь назад в
кресле и спокойно глядя на нас обеих.
Он, видимо, прямо-таки наслаждался звуками собственного голоса. Да и
немудрено - голос у него был сочный и густой, что придавало большой вес
каждому его слову. Он слушал себя с явным удовольствием, по временам слегка
покачивая головой в такт своей речи или закругляя конец фразы движением
руки. На меня он произвел большое впечатление, - даже в тот день, то есть
раньше, чем я узнала, что он подражает одному важному лорду, своему клиенту,
и что его прозвали "Велеречивый Кендж".
- Мистер Джарндис, - продолжал он, - осведомлен о... я бы сказал,
печальном положении нашей юной приятельницы и предлагает поместить ее в
первоклассное учебное заведение, где воспитание ее будет завершено, где она
ни в чем не станет нуждаться, где будут предупреждать ее разумные желания,
где ее превосходно подготовят к выполнению ее долга на той ступени
общественной лестницы, которая ей была предназначена... скажем, провидением.
И то, что он говорил, и его выразительная манера говорить произвели на
меня такое сильное впечатление, что я, как ни старалась, не могла вымолвить
ни слова.
- Мистер Джарндис, - продолжал он, - не ставит никаких условий, только
выражает надежду, что наша юная приятельница не покинет упомянутое заведение
без его ведома и согласия; что она добросовестно постарается приобрести
знания, применяя которые будет впоследствии зарабатывать средства на жизнь;
что она вступит на стезю добродетели и чести и... э-э... тому подобное.
Я все еще была не в силах выдавить из себя ни звука.
- Ну, так что же скажет наша юная приятельница? - продолжал мистер
Кендж. - Не торопитесь, не торопитесь! Я подожду ответа. Не надо торопиться!
Мне не к чему приводить здесь слова, которые тщетно пыталась произнести
несчастная девочка, получившая это предложение. Мне легче было бы повторить
те, которые она произнесла, если бы только их стоило повторять. Но я никогда
не смогу выразить то, что она чувствовала и будет чувствовать до своего
смертного часа.
Этот разговор происходил в Виндзоре *, где я (насколько мне было
известно) жила от рождения. Ровно через неделю, в изобилии снабженная всем
необходимым, я уехала оттуда в почтовой карете, направлявшейся в Рединг *.
Миссис Рейчел была так добра, что, прощаясь со мной, не растрогалась; я
же была не так добра и плакала горькими слезами. Мне казалось, что за
столько лет, прожитых вместе, я должна была бы узнать ее ближе, должна была
так привязать ее к себе, чтобы наше расставание ее огорчило. Она коснулась
моего лба холодным прощальным поцелуем, упавшим на меня словно капля талого
снега с каменного крыльца, - в тот день был сильный мороз, - а я
почувствовала такую боль, такие укоры совести, что прижалась к ней и
сказала, что если она расстается со мной так легко, то это - моя вина.
- Нет, Эстер, - возразила она, - это твоя беда!
Почтовая карета подъехала к калитке палисадника, - мы не выходили из
дома, пока не услышали стука колес, - и тут я грустно простилась с миссис



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.