read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



спросил отец.
- Не могу, - благочестиво ответил Дин, - это зависит только от бога.
Я прислушивался к их разговору, и то, как отец отнесся к этому
заявлению Дина, убедило меня, что он не очень-то высоко ставит бога, когда
дело касается лошадей. Но зато я проникся еще большей верой в отца. Я решил,
что такие люди, как мой отец, сильнее бога.
Но больные были непохожи на здоровых. Боль лишала их чего-то, что я в
людях очень ценил, но не мог определить. Некоторые из них по ночам взывали к
богу, и мне это не нравилось. По моему мнению, они не должны были этого
делать. Мне трудно было допустить мысль, что и взрослые могут испытывать
страх. Я считал, что для взрослых не существует ни страха, ни боли, ни
нерешительности.
На кровати справа от меня лежал грузный, неуклюжий человек, которому
соломорезка раздробила кисть. Днем он бродил по палате, разговаривая с
больными, выполнял их поручения, приносил им то, что они просили.
Он наклонялся над кроватью, расплываясь в слюнявой улыбке, и
заискивающе спрашивал:
- Ну, как дела, в порядке? Не нужно ля тебе чего-нибудь?
Его манера держаться была мне неприятна - может; быть, потому, что он
был добр и услужлив не из сострадания, а из страха. Ему грозила опасность
потерять руку, - но ведь милосердие божие велико, и господь не оставит того,
кто помогает больным. Мик, ирландец, лежавший наискосок от меня, всегда
отказывался от его услуг, хотя и самым дружелюбным образом.
Как-то раз, когда тот отлучился из палаты, Мик сказал
- Он словно собака, приученная к поноске... Всякий когда он подходит ко
мне, меня так и подмывает бросить палку, чтобы он принес ее обратно.
Этот больной никогда не лежал в постели спокойно, а вертелся с боку на
бок, садился и снова ложился. Он то и дело взбивал свою подушку, поворачивал
ее и так и этак и хмуро поглядывал на нее. Когда наступал вечер, он брал со
своей тумбочки маленький молитвенник. Выражение его лица менялось, и он
сразу переставал ворочаться. Из тайников души он извлекал приличествующую
случаю серьезность и облекался в нее, как в платье.
Запястье своей искалеченной и забинтованной руки он обвил цепочкой, к
которой было прикреплено миниатюрное распятие. Он напряженно и
сосредоточенно по нескольку минут прижимал к губам металлический крестик.
Ему, по-видимому, казалось, что при чтении молитвенника он не проявляет
достаточной набожности; две глубокие складки залегали между его бровями, я
он медленно шевелил губами, произнося слова молитвы.
Как-то вечером Мик, некоторое время наблюдавший за ним, пришел к
заключению, что набожность этого человека лишь подчеркивает ее отсутствие у
него, Мика.
- Что он о себе воображает? - сказал он, посмотрев на меня.
- Не знаю, - ответил я.
- Никто не может сказать, что я пренебрегаю религией, - пробормотал
Мик, сосредоточенно рассматривая ноготь. Покусав его, он добавил: - Разве
что изредка.
Он неожиданно улыбнулся:
- Вот возьми мою старуху мать. Лучшей женщины на свете не бывало -
можешь поверить, хотя говорю это я сам. Это так. Да и другие то же скажут.
Спроси кого хочешь - в Борлике или хоть во всей округе. Там все ее знали. В
ясное утро скажешь ей, бывало; "Бог хорош, а, мамаша?" А она ответит: "Само
собой, Мик, только и черт не плох". Теперь таких нет.
Мик был невысокий, подвижный человек. Он любил поговорить. У него была
повреждена рука, и по утрам ему разрешалось вставать, чтобы сходить в ванную
умыться. Вернувшись, он останавливался у своей кровати и, посмотрев на нее
сверху вниз, закатывал рукава пижамы, словно собираясь вкапывать столб для
забора, затем забирался под одеяло, подпирал подушками спину, клал руки
перед собой на одеяло и с довольным выражением лица оглядывал палату, словно
в предвкушении чего-то приятного.
- Он дожидается, чтобы его завели, - говорил о нем в такие минуты
Ангус.
Иногда Мик, изумленно хмурясь, принимался разглядывать свою руку и
повторял при этом:
- Будь я проклят, если понимаю, как это случилось. Только что рука была
цела и невредима - я бросил мешок с пшеницей на подводу, и вдруг как она
хрястнет. Вот так всегда: здоров, здоров, а потом сразу и сляжешь.
- Тебе еще повезло, - вставлял свое замечание Ангус. - Еще два-три дня,
и будешь снова сидеть в пивной. А вот насчет Фрэнка ты слыхал?
- Нет.
- Так вот, он умер.
- Не может быть! Подумать только! - воскликнул Мик. - Я же и говорю:
сейчас ты бегаешь молодцом, а через минуту лежишь мертвецом. Когда он
выписывался во вторник, он был здоров. Как же это?
- Разрыв сердца.
- Это тоже скверная штука - никогда заранее не угадаешь, - произнес
Мик.
Он угрюмо замолчал и просидел так до самого завтрака; но когда сиделка
с подносом подошла к нему, он повеселел и обратился к ней с вопросом:
- Скажи, пожалуйста, когда ты меня полюбишь?
Сиделки в белых накрахмаленных передниках, розовых кофточках и ботинках
на низких каблуках сновали мимо моей кровати; иногда они улыбались мне или
оста нашивались, чтобы поправить одеяло. Их тщательно вымытые руки пахли
карболкой. Я был единственным ребенком в их палате, и они относились ко мне
с материнской нежностью.
Под влиянием отца я иногда принимался отыскивать в людях сходство с
лошадьми, и когда я смотрел на носившихся взад и вперед сиделок, они
казались мне похожими на пони.
В тот день, когда меня привезли в больницу, отец, поглядев на сиделок
(ему нравились женщины), замету матери, что среди них есть несколько хороших
лошади, но они плохо подкованы.
Когда с улицы доносился конский топот, я вспоминал отца, и мне
казалось, что я вижу его верхом на норовистой лошади и он обязательно
улыбался. Я получил от него письмо, в котором он писал: "У нас стоит засуха,
и мне приходится подкармливать Кэтти. У ручья еще сохранилось немного травы,
но я хочу, чтобы Кэтти к твоему приезду была в хорошей форме".
Прочитав письмо, я сказал Ангусу Макдональду:
- У меня есть пони по кличке Кэтти. - И добавил, повторяя выражение
отца: - У нее шея длинновата, но это честная лошадь.
- Верно, что твой старик объезжает лошадей? - спросил Ангус.
- Да, - сказал я, - он, наверно, самый лучший наездник в Туралле.
- Одевается-то он франтом, - пробормотал Макдональд. - Когда я его
увидел, мне показалось, что он из циркачей.
Я лежал, размышляя над его словами, и не мог понять, похвала это или
нет. Мне нравилась одежда отца. По ней сразу было видно, что он человек
ловкий и аккуратный. Когда я помогал ему снимать сбрую, на моих руках и
одежде оставались следы смазки, но отец ни разу не запачкался. Он гордился
своей одеждой. Ему нравилось, что на его белых брюках из молескина не было
ни единого пятнышка; его сапоги всегда блестели.
Он любил хорошие сапоги и считал себя знатоком по части кожи. Он носил
свои сапоги, эластичные и гибкие, с гордостью. Каждый вечер он садился у
кухонного очага, снимал сапоги и тщательно осматривал их, сначала один, а
затем другой: он мял руками подошву, разглаживал верх и так и этак, чтобы
проверить, нет ли признаков того, что они начали изнашиваться.
- На левом сапоге верх сохранился лучше, чем на правом, - как-то сказал
он мне. - Это очень странно. Правый выйдет из строя раньше левого.
Часто он рассказывал о профессоре Фентоне, который содержал цирк в
Квинсленде и щеголял нафабренными усами. Профессор носил белую шелковую
рубашку, подпоясанную красным кушаком, и умел делать бичом двойную
сиднейскую петлю. Отец тоже умел хлопать бичом, но ему было далеко до
профессора Фентона.
Пока я раздумывал обо всем этом, в палату вошел отец. Он шел быстрым
коротким шагом и улыбался. Одной - рукой он придерживал на груди что-то
спрятанное под его белой рубашкой.
Подойдя к моей кровати, отец нагнулся ко мне:
- Ну, как ты, сынок?
Я был в неплохом настроении, но от отца пахнуло домом, и мне вдруг
захотелось плакать. До прихода отца и наш дом, и старая ограда из жердей,
на, которую я взбирался, чтобы посмотреть, как он объезжает лошадей, и куры,
и собаки, и кошки - все это было вытеснено, заслонено новыми впечатлениями,
но теперь они вновь стали чем-то близким, реальным, и я понял, как мне их
недостает. И как мне недостает матери.
Я не заплакал, но отец, посмотрев на меня, крепко сжал губы. Он сунул
руку за пазуху, где было что-то припрятано, и вдруг вытащил оттуда
барахтающееся существо светло-коричневого цвета. Он приподнял одеяло и
положил мохнатый комочек ко мне на грудь.
- Держи его, обними покрепче, - сказал он с какой-то злобой. - Прижми
его к себе. Это один из щенков Мэг. Лучший из всех, и мы назвали его
Аланом...
Я обхватил руками пушистую живую теплоту, прижал ее к себе - ив
мгновение ока вся моя тоска исчезла. Бесконечное счастье наполнило меня. Я
посмотрел в глаза отцу, и оно передалось ему: я понял это потому, что он
улыбнулся мне.
Щенок заерзал, и я заглянул в норку, которую, приподняв руку, сделал из
одеяла: он лежал там и смотрел на меня лучистыми глазенками, дружелюбно
виляя хвостиком. Радость жизни, пульсировавшая в нем, передалась и мне,
освежая и укрепляя меня, и я уже не испытывал слабости.
Щенок приятно давил на меня своей тяжестью, и от него пахло домом. Мне
хотелось, чтобы он был со мной всегда.
Макдональд, не спускавший с нас взгляда, подозвал Мика, который
проходил по палате с полотенцем.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.