read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Он повернулся. Лучи заходящего солнца обвели красноватым контуром тонкий нос и острые скулы. Летиция бросилась вниз. Элий рванулся навстречу. Летиция замерла, ухватившись за мраморные перила, и едва не упала - так резко остановилась.
Он бежал наверх. То есть и раньше она видела, что Элий может бегать довольно быстро, может перепрыгнуть через две, через три ступеньки даже. Вот только его уродливые козлиные прыжки сразу напоминали об увечье. А этот будто летел наверх. Подбежал и остановился, не доходя двух ступенек. Сдерживаемое дыхание рвалось сквозь плотно сжатые губы. Теперь она видела точно, что это не Элий. Похож. Да. Но не Элий. Нос тонок и так же кривоват, и глаза - один выше другого, но в серой их ледяной глубине такой холод - ни намека на нежность! Тонкие губы надменно изломлены - где же улыбка Элия, придававшая его не слишком красивому лицу удивительную притягательность? К тому же гость выглядел куда моложе Элия. И как-то глупее. И чем больше находила Летиция этих несходств, тем сильнее поднималось внутри тошнотворной волной отвращение.
Летиция попятилась, уже догадавшись, что перед нею - Гэл, бывший гений Элия. Непокорный смельчак, но при этом убийца, предатель, заговорщик.
- Уходи, - прошептала Летиция. - Уходи, или я позову охрану и тебя убьют.
Он протянул к ней руки. Руки были тонкие, почти женские. Руки негладиатора и небойца.
- Его больше нет, Летти. А я могу его заменить...
- Вон!
- Не кричи, - Гэл сокрушенно качнул головой. - Я на него похож. Неужели тебя это не волнует?
- Вон!
- Да я же сказал, не кричи. Вот дуреха! - Он попытался обнять ее. Она ударила изо всей силы кулаком в лицо.
Гэл отшатнулся, оступился на лестнице и полетел вниз. Поднялся, отряхнул ладони, рассмеялся.
- Ты что же, будешь жить, как весталка? Летти, тебе шестнадцать. У тебя столько лет впереди. Ты хоть сосчитала? Так посчитай...
Она не ответила. Вдруг прыгнула вверх и перелетела - именно перелетела по воздуху ступенек десять, отделявшие ее от Гэла, двумя ногами ударила его в грудь. Он покатился кубарем вниз, а она медленно опустилась на перила лестницы и замерла, не держась ни за что. Собралась в комок для нового прыжка.
Гений попятился.
- Глупо! Ты еще не знаешь, что такое одиночество! Наступит время, и ты пожалеешь! - выкрикнул он, вскочил и пустился наутек.
Наперерез ему, рассекая волны зелени, мчался преторианец. Гэл нырнул в кусты. Преторианец кинулся его искать, но тщетно. Бывший гений как сквозь землю провалился.
Вернувшись, гвардеец с изумлением уставился на Летицию - она сидела на наклонных перилах на корточках, как большая птица, приготовившаяся взлететь.
- Видел, как я его ударила? - засмеялась Летти.- Здорово. Он катился вниз кубарем. Это за то, что он дурно сказал про Элия. А я не позволю никому дурно говорить об Элии. Никому.
Она повернулась и пошла по мраморным перилам наверх, не соскальзывая.
Гвардейцу показалось, что ее босые ступни не касаются мрамора.
- Домна Летиция! - окликнул ее преторианец.
- Да. - Она обернулась. Улыбка все еще скользила по ее губам - кажется, впервые с тех пор, как пришло известие о гибели Элия, она улыбалась по-настоящему.
- Не надо показывать, что ты умеешь так. - Гвардеец смутился. - Тебя могут... не понять.
- Хорошо, я не буду.
Он протянул руку, она оперлась на его ладонь, спрыгнула с перил. Он поддержал ее за локоть, как будто ей в самом деле нужна была его поддержка.
- Как тебя зовут? - спросила она, поспешно отстраняясь.
- Авл Домиций.
- Ты предан императору Постуму, Авл Домиций?
- Да, домна Летиция. Я ему присягал. И тебе я предан.
- Очень хорошо. Не забывай о своей преданности, Авл. Не забывай даже тогда, когда остальные забудут.
- Не забуду, клянусь Юпитером, - воскликнул он слишком громко и слишком страстно.
- И не пускай больше гения в сад. Пусть гуляет, где хочет. Но только не здесь.
Он вновь придвинулся ближе. Он чувствовал, ее тоже тянет к нему. Но она вновь отступила. Вскинула глаза. В вечернем полумраке в этом взгляде можно было прочесть все что угодно.
- Не здесь...- шепнули ее губы.
- Домна Летиция! Домна Летиция! - На галерею выскочила служанка.- Только что звонили из Эсквилинской больницы. Старика Тиберия избили...
- Что? - не поняла Летиция. Избили старика? Она ослышалась? Такого в Риме не бывало. Сколько Летиция живет - за долгие-долгие шестнадцать лет ни разу не бывало такого.
- Избили... - голос служанки сделался виноватым, будто ей стыдно было говорить такое. - Он в больнице.
Летиция едва узнала Тиберия. Лицо распухло и почернело, глаза совершенно заплыли.
Одна нога была на растяжке, вскинутая вверх, как указатель, с укрепленными грузами. Вторая - просто в гипсе.
- Тиб... что ж такое. Кто это? - растерянно прошептала Летти, гладя старика по лежащей поверх одеяла руке. На тонкой прозрачной коже синяки казались черными.
- Не знаю. Какие-то подонки. Остановили на улице. Спросили мое имя. Я назвался. Чего мне скрывать? И вдруг они... они... о боги... они стали меня бить. Меня, старика... Я служил еще Адриану, отцу Элия...
Старик затрясся, по щекам его покатились слезы.
- Тиберий, друг мой, не надо, не надо, не плачь, - повторяла Летиция. - Здесь тебя никто не обидит...
- Они были в черном. Как обвиняемые в суде. Все в черном, - шептал Тиберий распухшими лиловыми губами.
Летиция не знала, как его утешить, и плакала вместе с ним.
- Будь у меня силы, я бы покончил с собой. Бросился бы с моста в Тибр. Это просто. С моста в Тибр...
- Я побуду с тобой. Хочешь, посижу здесь до утра. Не бойся, Тиберий. Я вызову преторианцев, чтобы тебя охранять.
- Не надо преторианцев,- запротестовал старик. - Что я - член императорской семьи? Мне не положена охрана.
- Но я останусь,- заявила Летиция.- И мне охрана положена. - Голос Летиции зазвенел от гнева. Когда она говорила таким тоном, перечить ей было невозможно. Утром навестить Тиберия явилась Порция. Долго мешкала у порога, боялась войти. Наконец превозмогла себя и подошла к кровати. На пострадавшего она старалась не смотреть. Лицо ее то покрывалось красными пятнами, то становилось белее снега.
- Тут кое-что для тебя... - Порция неуверенно протянула корзиночку с пирожками и фруктами.
Губы Тиберия брезгливо скривились.
- Пусть она уйдет, - выдохнул он, отворачиваясь.
- Я от души... от всей души... - Рука Порции так задрожала, что женщина едва не уронила корзинку на пол. Летиция вовремя подхватила подарок.
- Рада тебя видеть, Порция. Как ты поживаешь? Если что надо - приходи. Все клиенты Элия теперь находятся под моей опекой. Ты можешь прийти в любое время.
- Летиция обрадовалась искренне. Ведь Порция служила у них, когда Элий был жив.
С нею можно поговорить об Элии.
- Все хорошо, - лепетала Порция. - У меня все хорошо... Благодарю...
Сочувствую... благодарю...
А хотелось крикнуть в отчаянии: Все плохо! Мерзко! Мерзко!
Порция выскочила из палаты и прислонилась к стене в коридоре. Ей казалось, что она сейчас упадет.
Тиберию в самом деле сломали ноги. Как она пожелала. Это походило на дурной сон.
Мало ли что приснится. Мало ли что ты произнесешь в сердцах. И вдруг одно твое неосторожное слово приговаривает человека к увечью. Зачем она сделала это? Зачем? Разве она так сильно ненавидела Тиберия? Да, винила. Да, желала злое...
Но не настолько.
Ей хотелось, чтобы кто-нибудь остановился и спросил: Что с тобой? Тебе плохо? Но никто не останавливался. Все спешили, шли мимо - медики, посетители, больные. Наконец одна немолодая женщина в зеленой форме остановилась.
- Что-нибудь нужно? - она заглянула в лицо Порции, но не участливо, а подозрительно. Будто подозревала, что ее обманывают.
- Я хочу умереть, - прошептала Порция, глядя на медичку полными слез глазами.
- Запись на эвтаназию на первом этаже во второй комнате. При наличии направления от городского архиятера. - И женщина в зеленом ушла.
Летиция покинула палату Тиберия поздним вечером. Домиция она оставила охранять старика. Второй гвардеец должен был ждать около авто. Она спустилась в гараж и в недоумении остановилась. Обведенная пурпурной полосой часть стоянки пустовала. Роскошная пурпурная "триера" <Триера - большой военный корабль с тройным рядом весел.> исчезла. Исчез и гвардеец. Летиция обернулась. Случайность? О нет, в Риме не бывает случайностей. Она попятилась. И вдруг нога ее по щиколотку провалилась во что-то липкое. Грязь? На стоянке в больнице?!.Летиция рванулась. И поняла, что не может сделать ни шага.
- Эй, кто-нибудь! Кто-нибудь! - Крика не получилось. Какой-то противный, едва слышный сип.
Тишина стояла в подземном гараже. Летиция отважилась глянуть под ноги. Черная мерзкая тварь обвилась вокруг голени и не пускала. Летиция завизжала от ужаса и отвращения.
И тут послышались шаги. Бежали сразу несколько человек.
- Сюда! Скорее сюда! - крикнула Летиция и осеклась. Потому что поняла - не на помощь спешат. За ней бегут. Ловцы...
Она вновь рванулась изо всей силы. Куда там. Черная ловушка не собиралась ее отпускать. Летиция выхватила из-за пояса крошечный кинжал и принялась наугад тыкать в проклятую тварь. Безрезультатно. Та будто и не чувствовала ударов. Летиция выпрямилась, ожидая. И вот они появились. Люди? Она изумленно смотрела на троих, что бежали к ней. Нет, просто так она не сдастся. Просто так они ее не получат. Она изо всей силы стиснула рукоять кинжала.
Двое подскочили к ней и ухватили за локти. И тогда с громким чмоканьем ловушка отлепилась от пола и повисла липкой мокрой тряпкой на ноге. Летиция рванулась. Сила, дающая способность лететь, помогла высвободить руку. Лезвие кинжала полоснуло по лицу похитителя. Летти устремилась к потолку. Но второй ловец схватился за лоскуты черной тряпки. Летти билась птицей, а ловец тянул ее к земле.
- Не уйдешь, не уйдешь! - кричал он и вис всей тяжестью на черном лоскуте.
Тут из-под полукружья арки выскочил преторианец, налетел вихрем и сбил ловца с ног. Летиция отлетела к самому потолку и крепко приложилась темечком к бетонному своду.
Домиций пришел ей на помощь! Летиция бросилась вниз и попыталась лягнуть по затылку второго ловца. Но тот увернулся. Тогда она метнулась к стене, кинжалом разбила стекло крошечного оконца и вдавила красную кнопку. Оглушительный звон сигнализации наполнил подземный гараж. Два ловца, позабыв про Летицию, бросились к гвардейцу. Вдвоем им удалось высвободить своего товарища, и троица кинулась наутек.
- Ты не ранен? - спросила Летиция, все еще вися в воздухе в футе над землей: боялась, что "тряпка" вновь присосется к полу.
Авл не торопился подниматься. Он приподнялся на локтях и смотрел на висящую над ним в воздухе Летицию. Интересно поглядеть на лица ребят в казарме, когда он расскажет, что преломил копье с Августой.
- Нормально. Вот только губу этот тип мне разбил. - Он нарочито медленным жестом стер кровь с губы.
- Почему ты ушел от Тиберия?
- Мне будто голос какой шепнул: она в беде, - отвечал Авл.
- Ты слышишь голоса? - спросила она живо: почудилась родственная душа.
- Влюбленные всегда слышат голос любимой,- отвечал он и понял, что слишком поспешно заговорил о любви. Она отшатнулась, вновь очутилась под потолком. - Тебе надо поскорее освободиться от этой дряни.
- Хорошо бы, - согласилась Летиция. - Я колола ее кинжалом, а она не пускает.
- Дай-ка я! - Он вскочил, рука его сжала ее колено. Он дернул за черный лоскут - не тут-то было! Черная тварь буквально срослась с ногой. Летиция закричала от боли - ей показалось, что Авл сдерет сейчас с нее кожу живьем.
- Пойдем наверх, медики наверняка что-нибудь сделают.- Он протянул ей руку, и Летиция опустилась на землю: висеть в воздухе у нее не было сил. Тряпка больше не пыталась присосаться к полу, но и голень не отпускала.
Авл поднял Летицию на руки и понес. Эх, сейчас бы в спальню. Там наверху найдется пустая комнатка? Черная тряпка вытянула свой отросток и попыталась впиться Авлу в бедро. Он почувствовал липкое прикосновение и укол, похожий на укус. Авл отшатнулся и разжал руки. Не обладай Летиция способностью летать, она бы шлепнулась на пол. Но гениальный дар позволил ей удержаться в воздухе.
"А Элий бы ни за что не разжал рук", - подумала, она, и почудилась ей, что тонкая нить, протянувшаяся меж нею и Авлом, вдруг лопнула с оглушительным звоном.
Летиция вскочила на ноги. Разумеется, Авл был прав, что разжал руки и почти отшвырнул от себя Летицию, иначе тряпка захватила бы в плен и его. Авл был прав, но эта правота не могла соединить лопнувшей нити.
Летиция уже хотела вновь взмыть в воздух - чтоб подальше от Авла, но тут в гараж вбежал вигил и за ним охранники больницы.
Медики подкатили носилки, уложили на них Летицию. Авла оттеснили.
"Интересно, медик может испытывать отвращение к пациенту?" - подумала Летиция.

Глава 7

Сентябрьские игры 1975 года (продолжение)

"Нападение на бывшего секретаря Элия Цезаря кажется фактом не случайным теперь, когда мы знаем о покушении на Августу".
"Никогда еще за всю историю Рима изображения Юпитера, Юноны и Минервы не обряжались в столь роскошные одежды, как те, что были на них во время ритуального угощения сенаторов и всех магистратов".
"Акта диурна", 18-й день до Календ октября <14 сентября.>

Макций Проб плохо спал. Просыпался всякий раз раньше пяти. Быстро перекусив и приняв ванну, садился работать. Многие сравнивали его с Плинием Старшим. Кое-кто говорил это в глаза, надеясь польстить. Макций Проб соглашался. Что ж тут особенного, все трудяги похожи друг на друга. Постепенно труд засасывает, как вино или наркотик. Уже ничего не надо - ни женщин, ни развлечений, а только поскорее сесть к столу. Дел много, и это хорошо. Когда дела иссякнут, и жизнь кончится. Не коротать же остаток дней, читая "Акту диурну" и потягивая разбавленное вино. Хорошо, что Постум так мал - значит, у Макция еще много дел впереди. Молодые не таковы. Даже самые лучшие из них не таковы. Даже его внук Марк совсем другой. Его волнуют мелочи, он слишком много суетится.
В этот раз Макция разбудили ночью.
- На Августу напали ловцы, - доложил Курций.
Через полчаса префект вигилов явился лично. Вслед за ним прибыл Марк Проб.
- Где это случилось?
- В гараже больницы,- кратко отвечал Курций.
- Репортеры оккупировали всю Эсквилинку, их там больше, чем медиков.
Пытаются что-то разнюхать, - сообщил Марк Проб.
- Ну, и разнюхали что-нибудь?
- Ничего.
- Августа вне опасности?
- И да, и нет...
- Что это значит?
- Черную ловушку удалось снять с ноги, но голень опухла, медики опасаются сильной интоксикации.
- Что она делала в больнице?
- Навещала секретаря Тиберия. Приказала одному из гвардейцев зачем-то охранять старика.
- И преторианец оставил Августу?! Надеюсь, с этим ослом разберутся, - фыркнул Макций Проб.
- Он вовремя вспомнил о своих обязанностях. А вот второй охранник исчез. И машина тоже. Парень, обслуживающий гараж, не видел, чтобы пурпурное авто выезжало со стоянки.
- "Триера" исчезла?! Улетела? Или уплыла в клоаку Максиму <Клоака Максима в Древнем Риме - центральный канализационный канал>?
- Я говорю, что знаю. Теперь, когда гении нас больше не защищают, когда весь мир мертв, я поверю во все, что угодно. Потому что теперь возможно все. - И Марк невольно поежился - ибо почудилось ему в то мгновение, что в спину ему как раз меж лопаток направлен остро отточенный клинок.
И гения больше нет за спиной.
- А что это за черная тварь?
- Ее отправили в лабораторию. Не могут установить, что это такое. Явно живая субстанция, но...
- Что "но"?
- Медики разводят руками.
- Андабат, - сказал сосед Гимпа. Значит, утро. И неведомый пленник проснулся за стеной. Гимп открыл глаза. И увидел потолок.
Свет! От яркой вспышки Гимп зажмурился. Гимп лежал неподвижно, боясь разлепить веки. Вдруг свет только почудился? Вдруг... И все же Гимп осмелился. Дрогнули ресницы... Да, свет, свет, несомненно! Свет мгновенно переплавился в боль. Боль пронзила мозг и застряла глубоко под черепом. От нее разбежалась по всему телу тонкая зудящая паутина. Гимп вновь распахнул глаза. Но ничего не увидел, кроме слепящей белизны. По щекам потекли слезы. Гимп сел на кровати, по-прежнему ничего не видя. Раньше мешала тьма. Теперь - свет. Его била дрожь. Ему казалось, что он ощущает льющийся свет кожей - он протянул вперед ладони, будто хотел собрать лучи в ладони...
Вокруг одна белизна... И по ней медленно лишайником расползалась какая-то муть. Зеленое... желтое... голубое... Потом Гимп различил очертания комнаты. Стол, два ложа, кресла, стулья... Окно. Зрение быстро возвращалось. Теперь он мог рассмотреть даже роспись на стене - яркая, будто только вчера написанная фреска. Гимп медленно обвел взглядом комнату. Столик из черного дерева, ваза муринского стекла... мраморная статуя... Окно. Он подошел к окну. Но за окном ничего не было. Чернота. Не может быть! Ведь сейчас утро. Гимп вновь затрясся. Осторожно приоткрыл решетку и просунул руку в щель. Сначала исчезли пальцы, потом вся кисть целиком. Тьма за окном ее поглотила. Будто Гимп погрузил руку в чернила. Гимп рванул руку назад, спешно ощупал кисть. Пальцы были на месте. Да и видел он их теперь. В комнате... Но за окном рука почему-то становилась невидимой.
Гений отошел от окна. Ноги подгибались. Он сел. Что же это такое? Что?
Дверь распахнулась. И за дверью - тьма. Из тьмы шагнул в комнату человек.
Шагнул и остановился, глядя прямо перед собой. Гимп вгляделся. Казалось, он знает гостя. Знает, но не может узнать.
Гимп постарался принять позу как можно более исполненную достоинства.
- Неужели не рад меня видеть? - гость раздвинул губы в улыбке. При этом он смотрел куда-то мимо Гимпа. Неужели тоже слеп? Нет, не тоже. Гимп-то видит.
- Кто ты? - спросил Гимп шепотом.
- Гюн, бывший гений знаменитого гладиатора и бога по совместительству, - отвечал гость. Сейчас он совершенно не походил на Вера. Разве что ростом и атлетическим сложением. Лицо его сделалось бесформенным - нос, рот, лоб едва угадывались в мясной глыбе, что венчала мощную шею. Надо же, какая перемена...
- А я рад тебя видеть, - продолжал Гюн. - Ты наконец вступишь в наши ряды.
- В чьи ряды? - спросил Гимп. Язык перекатывался по зубам, как кусок недожаренного мяса.
- В ряды исполнителей желаний.
- Вы исполняете желания? Как прежде? - подивился Гимп. И какая-то жалкая надежда, вопреки всякой логике, шевельнулась в его душе. Будто сросшееся в бесформенный ком лицо Гюна не служило красноречивым предостережением само по себе.
- Ну, не совсем как прежде. Несколько иначе. Но мы опять служим людям.
Разве это не призвание гениев - служить людям? Служить Империи? - Гюн лгал, но Гимп пока не мог понять, в чем ложь.
- И ради этой службы надо устраивать ловушки? - Гений Империи позволил себе быть ироничным.
- Мы хотим собраться вместе. Многим плохо, я хочу им помочь. Ты когда-то предал нас,- Гюн сделал значительную паузу.- Но мы тебя прощаем.
Гимп наконец встал, но ноги тут же подкосились, и он вновь опустился на ложе.
- Скоро ты увидишь, как исполняются желания, - пообещал Гюн.
- Вы исполняете желания без помощи богов? - удивился Гимп. - Но как?
- Гении должны быть вместе. И ты нам нужен...
- Что я должен делать?



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.