read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"А если тебе это удастся, - думал Гаррик, - тогда Родоард покажет вам всем, что такое настоящее рабство". Хотя, пожалуй, это все же лучше того, что может учинить в Заливе Лунифра.
- У меня есть идея получше, - мягко проронила Теноктрис. - Думаю, мы все можем покинуть это место - оставить его Эрза - и сделать так, чтобы другие люди не попадались более в эту ловушку.
- Уйти отсюда было бы наилучшим выходом, - с жаром поддержала ее Лиэйн. - Но, похоже, вряд ли это удастся сделать быстро!

Шарина взяла Кэшела за руку. Вокруг колонн вились пышные лианы, источая густой аромат и привлекая тучи насекомых. Растения казались странными и роскошными по сравнению с тем, что молодые люди видели в деревушке Барка, но радовали глаз и веселили душу.
- Скорее! - торопил их Захаг. Руки его были в два раза длиннее ног. Он скакал вперед, словно гигантская жаба.
- Мы успеем, успеем, - успокаивал Шарину Кэшел, видя, как нетерпение примата передается девушке. Она хихикнула и слегка замедлила шаг. Как уверенно себя чувствуешь рядом с Кэшелом. Он может быстро двигаться, когда захочет, но всегда - без лишней спешки.
- Вах! - с отвращением прорычал Захаг. Он повис на перекладине, потом быстро вскарабкался на крышу. И пятки примата замелькали в отдалении.
Дворец короля Фолкуина был выстроен в форме подковы, и вход в покои открывался прямо галереи, крыша которой подпиралась колоннами. Коридоры вели в центральный двор, где проходила вся деловая жизнь дворца. И лишь личные покои короля открывались прямо в этот двор.
- Как здорово, что король помог нам, - произнес Кэшел. - И почему он это сделал, хотел бы я знать.
- Потому что... - начала было Шарина, собираясь с мыслями и воспоминаниями. - Произошедшее с нашим кораблем выглядело отсюда грандиозным спектаклем. Грохот и пламя. Мастер Халфемос говорит, что он увидел в тот момент гигантский диск - словно ночное небо со звездами. Поэтому они так хотели обнаружить выживших, пускай даже я не смогла рассказать им ничего вразумительного.
Дворцовые слуги жили на верхнем этаже. Матери звали игравших во дворе ребятишек. На веревках сушилось белье, в воздухе пахло готовящейся едой. Не так уж и отличалась жизнь людей в Пандахе и на родине Кэшела и Шарины.
Арочный проход ко двору обвивали стебли неизвестных растений. Сам дворец был выстроен из камня, но по дороге сюда Шарина заметила много жилищ из тростника.
- И еще... - продолжала она, - король Фолкуин - настоящий романтик. Халфемос предсказал ему, что он женится на принцессе, которая появится здесь в результате волшебства. Фолкуин считает, что это я.
- Ох, - только и смог произнести Кэшел. Он пожал плечами, отчего его туника едва не разорвалась по швам. - А кто такой этот Халфемос?
- Придворный маг, - ответила Шарина. - Совсем еще мальчик - и очень славный. Я думаю, он бы понравился нашим в Барке. Но он - настоящий маг.
- Так пойдем же познакомимся с ним, - мягко промолвил Кэшел. - И с королем Фолкуином.
Шарина никогда не видела Кэшела в ярости, даже когда он сражался за ее и свою жизни. Так никогда не приходит в неистовство мощный дуб, но если его рубят под корень...
Они ступили во двор. Фолкуин сидел на табурете, ножки которого заканчивались рыбьими хвостами. На нем была льняная туника, на голове - скромное украшение из перьев, напоминавшее Шарине о костюме короля, в котором он спас им жизнь. Рядом с ним находилось несколько придворных - включая Халфемоса, также без официального облачения. Около сотни горожан Пандаха и кучка иностранцев стояли у открытого конца двора - не то собираясь подавать королю петицию, не то просто наблюдая.
Появились трое наездников на лошадях, их задачей было развлекать своим искусством собравшийся народ. Выучка всадников была выше всех похвал, но Шарине их выступление показалось чересчур выверенным и безжизненным. Ожидая своей очереди, несколько молодых женщин с ксилофонами переговаривались с одним из купцов и его секретарем.
Фолкуин сидел, подперев подбородок рукой. Чуть поодаль горячо спорили несколько почтенных матрон в шалях; возле каждой стоял один из придворных, дабы предотвратить возможный конфликт.
Захаг промчался мимо шахматного столика, уселся рядом с табуретом короля и начал вылизывать свой мех. Халфемос задумчиво глядел вдаль, но заметно оживился, когда увидел Шарину и Кэшела.
Он подошел обменяться рукопожатием с Кэшелом, они даже с размаху ударили по рукам, словно какие-нибудь торговцы на Овечьей Ярмарке. Рядом с Кэшелом маг напоминал стебель бамбука подле могучего дуба.
- Я не волшебник, - проговорил Кэшел, пожимая плечами. - Я просто... И вообще, я ничего не помню из того, что случилось. Навалилось что-то жутко тяжелое, и я пытался сбросить это.
Кэшел прочистил горло, хотел сплюнуть, но вдруг понял, что находится в королевском дворе. Ничего не выйдет.
Большинство из собравшихся, по-видимому, были увлечены зрелищем и беседами больше, чем ожиданием, когда король примет их прошения. Одна старая леди с кружкой в руке увлеченно повествовала что-то целой группе собравшихся. В другом углу изможденного вида мужчина демонстрировал игру с тремя ореховыми скорлупками и горошиной.
Исключение составляла женщина в длинном белом одеянии и татуировками на обеих щеках. Она стояла особняком и что-то чертила косточкой в пыли под ногами. Глаза ее неотрывно следили за Кэшелом - так змея наблюдает за волом. Увидев же, что Шарина заметила ее, она усмехнулась и принялась рассматривать свое художество.
- Мастер Кэшел, - с жаром обратился к нему Халфемос. - Я сам не слишком сведущ в своем искусстве, но мой друг Церикс понимает все, что касается магии. Могу ли я попросить вас присоединиться к нам в наших покоях нынче вечером. Он нездоров, поэтому ему трудно выходить.
Обезьяна заметила их и приблизилась. Она толкнула табурет Фолкуина, отчего король недовольно взглянул на животное.
- Шарина! - заявил Захаг. - Твой ход! Ну же!
- Ну что ж, я не против встречи с Цериксом, - ответил Кэшел. - Но самое важное для нас сейчас - отыскать наших друзей, которые были вместе с нами на корабле.
Обезьяна нетерпеливо дернула Шарину за руку. Кэшел быстро повернулся, собираясь остановить примата. Тот проворно отскочил назад.
Шарина взглянула на короля. Фолкуин поймал ее взгляд и кивнул. Похоже, он был готов выслушать парочку жалобщиков скорее, нежели затевать весь процесс с самого начала.
- Я закончу игру, - извиняющимся тоном произнесла Шарина, обращаясь к Кэшелу. - Это не займет много времени.
Шарина улыбнулась, подходя к Захагу. Тот вел себя словно испорченный ребенок, но объяснять ему это было бесполезно. Некоторые люди - например, Кэшел - полагали, будто Захаг может следить за своим поведением, как это делают взрослые. А Шарина не была в этом уверена. А с другой стороны... Если тот же Кэшел разочек сбросит примата с крыши дворца, как знать - может быть, это и научит того вежливости.
- Это и есть одна из причин, по которой я предлагаю вам встретиться с Цериксом, - заговорил Халфемос. - Его знания и ваша... хм... сила могут в совокупности помочь отыскать ваших друзей.
Шарина устроилась за низеньким столиком. Придворный этикет Пандаха отличался неформальностью, но он запрещал кому-либо сидеть на стуле или в кресле, пока король встречается с подданными. Сидеть на корточках же было совсем нетрудно для девушки из Барка.
Она изучала расположение фигур на доске. Шахматы были забавой знати, но Шарина вместе с родителями, Лорой и Рейзе, нередко играли в нее. Лора считала, что для Шарины нелишним будет обучиться различным премудростям придворного этикета.
Лора и Рейзе служили во дворце, когда ночные разбойники убили графа и графиню Хафтских. Шарина, выросшая стройной гибкой блондинкой, ничем не напоминала крепких, черноволосых уроженцев Хафта, но являлась точной копией представителей Орнифолской знати, каким был, к примеру, граф Ниард, правитель Хафта, получивший титул через брак. Его жена, графиня Тера, происходила из древней династии Королей Островов. Лора всегда была уверена в том, что сказали Шарине посланцы короля: девочка - дочь Теры, рожденная ту же ночь, что и Гаррик, и воспитанная Лорой и Рейзе вместе с их собственным сыном.
Лора была женщиной резкой, острой на язык. И всю жизнь лелеяла мечту, что взращенное ею дитя однажды займет трон, а она, Лора, будет сидеть чуть ниже на ступенях. Но когда эмиссары короля Валенса забрали с собой Шарину навстречу ее высокой судьбе, то на Лору не обратили внимания. Шарина жалела Лору, но не могла отыскать в своем сердце любви к этой женщине, хотя и считала ее своей матерью.
Как бы то ни было, игра в шахматы оказалась весьма полезным занятием.
Шарина сделала ход грифоном. Ее фигуры были вырезаны из темно-красного дерева. А у Захага - из белого.
Пандах был главным островом маленького архипелага в самом сердце Внутреннего Моря. Вокруг раскинулось достаточно островков, близ которых корабль мог провести ночь, но по настоящему обосноваться можно было лишь на немногих, а провизию, хорошую воду и все блага цивилизации, кроме Пандаха, взять на архипелаге было негде.
Будучи вначале лишь крупным портом, Пандах вырос в главный центр торговли товарами со всех островов. Вот и эти шахматы тоже могли быть доставлены откуда угодно, хотя по причудливым и гротескным очертаниям фигур Шарина, пожалуй, узнала в них работу мастеров из Далопо.
Шарина оглядела толпу. Та женщина снова не сводила глаз с Кэшела. Кстати, уроженцы Далопо обычно украшают себя татуировками...
Захаг двинул оставшегося мага, чтобы съесть черепаху Шарины.
- Вот так! - завопил он. - А ты и не заметила!
Шарина, и вправду, просмотрела ход. Она сыграла с Захагом несколько игр, но судила по прежним играм, решив, что примат не в состоянии нормально размышлять из-за спешки.
Рядом с ней шел суд. Фолкуин присудил козу одной из сторон и деньги за причиненный ущерб - другой. Кэшел и Халфемос продолжали беседовать. Молодой маг показывал Кэшелу свой атам - кинжал из желтоватой слоновой кости с изогнутым лезвием.
Шарина двинула вперед грифона.
- Шах, - произнесла она. - И мат.
- Ах, госпожа Шарина! - обратился к ней Фолкуин. - Представьте меня, пожалуйста, вашему защитнику.
Шарина повернулась, начала вставать. Захаг разразился неимоверной бранью и воплями - хоть уши закладывай. Он обежал вокруг столика и вцепился в руку девушки мощной лапой.
Фолкуин сердито окрикнул его. Стражники, дремавшие у стен, встрепенулись. Некоторые побежали к Шарине, а один даже начал натягивать лук.
Кэшел одним движением оказался рядом. Он схватил Захага за лапы и сильно сжал - так, что тот был вынужден отпустить девушку. Теперь зверюга пыталась укусить Кэшела, и вдруг, изловчившись, вцепилась ему в живот когтями.
Обезьяна вопила, потеряла рассудок от ярости. Зрители тоже орали, получилась настоящая какофония. Халфемос, стоя в сторонке, шептал заклинания, не сводя глаз с битвы. Его атам рассекал воздух. Лицо было бледным.
Стражи пробились сквозь толпу с короткими мечами в руках. Шлем вожака украшало белое орлиное перо. Шарина встала у них на пути.
- Не нужно! - кричала она. - Кэшел справится сам!
Она знала, что ее друг сумеет держать Захага, пока тот сам собой не утихомирится. Вмешайся в заварушку нервные стражники - кто знает, к чему это приведет?
- Прочь с дороги! - скомандовал вожак стражников, пытаясь отбросить Шарину. Она сцепилась с ним, удерживая его меч. Шлем с орлиным пером упал на землю. Люди на Пандахе довольно худощавы, и Шарина понимала, что справится со своим противником.
Один из стражей бросил меч и пытался оттащить девушку от своего командира. Остальные замешкались, не зная, что предпринять.
Кэшел поднял Захага над головой. А потом размахнулся и перебросил его через стену. Захаг был куда сильнее, чем любой человек его роста. Он намертво вцепился в запястье Кэшела и не отпускал. Кэшел же только кряхтел и пытался ударами о стену избавиться от примата.
- Мейери пурипеганукс! - вскричал Халфемос во внезапно наступившей тишине. И его священный кинжал замер.
Воздух вокруг Кэшела и Захага засверкал мириадами огней, вспыхнул алым светом. Обезьяна, человек и кусок почвы под ногам Кэшела исчезли из виду.
Шарина и стражники попятились назад. Девушка с ужасом смотрела на мага.
Халмефос с не меньшим ужасом воззрился на пустоту в пространстве.
- Я не делал этого! - закричал он. - Госпожой клянусь, я просто хотел их разнять!
За спиной Халфемоса стояла женщина в татуировках. Ступней босой ноги она стирала на земле следы своего рисунка. И удалилась - быстрее, чем кто-либо сумел остановить ее.

Жилище, которое заняла Илна, было до крайности нелепым. Ее комнаты - одна, где стояли станки, другая жилая - находились на верхнем этаже. Крыша над ними не протекала, и на том спасибо. Зато экономия немалая.
Стены и пол в занимаемой ею комнате сияли чистотой: недаром Илна полтора дня потратила на приведение их в порядок.
Пока уток сновал между нитями основы, Илна размышляла о прошлом. Она ткала тонкую ткань шириной два элла*. [Элл - старинная мера длины; английский элл равен 45 дюймам.] Ее можно будет повесить в холле поместья, а можно - над окном убогого домишки. Она еще не решила, что это будет - вещь на продажу богатому человеку, знающему цену деньгам, - или же подарок для нескольких сотен людей, чье желание безропотно принимать удары судьбы и нищету вызывали у нее отвращение.
Долг есть долг, и неважно, уважаешь ли ты человека, которому должен. Вред, который Илна причинила своими любовными чарами, касался, так или иначе, каждого жителя Эрдина. Теперь единственным вопросом оставалось, кому чем лучше помочь: деньгами или добрыми делами.
Илна не думала о будущем. Тяжелое прошлое и сердечные раны были достаточно мучительными.
Она работала, скорее, руководствуясь инстинктом, в то время как сознание ее снова и снова возвращалось на корабль, уносивший от нее Гарика.
Илна остановилась, проворно пробегая пальцами по переплетению нитей. Прошлое, настоящее и будущее космоса были единой тканью. С тех пор, как Илна ос-Кенсет вернулась из ада, ни единый узелок этой ткани не был скрыт от нее.
Она фыркнула. За эти дни ей удалось убедить себя, будто люди - лучше, чем она привыкла о них думать.
Илна встала из-за станка и надела синий шерстяной плащ. Ткань она сработала сама, на ощупь шерсть напоминала теплое молоко. Она взяла шнур из шелка и повязала вокруг талии: кому-то это могло показаться излишней роскошью, но только не ей.
Окна представляли собой просто проемы в стенах. Илна не закрыла их ставнями, уходя из дома. Да и дверь-то запирала лишь потому, что в противном случае торчащий в дверях ключ с двойной бородкой вызывал бы у окружающих подозрение.
Неизвестный архитектор спланировал это здание как квадрат с отверстием"колодцем" в центре. В каждом углу - по лестнице.
Мальчишка лет десяти-двенадцати возился в коридоре, когда Илна запирала дверь. Лоскут, обернутый вокруг его ободранного локтя, покрылся грязью, на тряпке проступали пятна засохшего гноя.
Илна попыталась не обращать на это внимания, она почти уже скрылась из вида, мальчишка за ее спиной пронзительно взвизгнул.
. Дети играли на лестнице, с криками перепрыгивая через ступеньки. Окон посреди пролета не было, большинство дверей - заперто. Сама же лестница, сырая и вонючая, больше напоминала вертикальный туннель, освещенный лишь единственной лампой под потолком.
Когда она возвращалась, какая-то парочка занималась любовью почти под ее дверями. Мужчина грязно выругался в адрес Илны, проходившей мимо. Она не заметила грязной брани, как не замечала измазанные дерьмом стены этих трущоб.
Ей не под силу изменить мир, разве что отдельные вещи в нем. Но она старалась.
Она вышла в коридор. Ее дверь была распахнута настежь. Парень с раненым локтем стоял в дверях. У соседей все было закрыто.
Илна медленно вошла. Парень, должно быть, услышал шорох ее босых ног. Он как раз начал оборачиваться, когда шелковый шнурок лег ему на шею.
Илна стянула горло мальчишки, не позволив ему заорать. Длинным концом веревки она связала ему запястья и лодыжки, словно кролику, которого несут на продажу. В глазах парня стоял ужас. Лицо стало наливаться кровью, но дышать он мог.
Илна прижала к губам палец, чуть ослабляя узел. Потом вошла в комнату.
У одного из здоровенных детин в руках была охапка тканей Илны, он запихивал их в корзину. Второй возился у станка:
- Нет, мы выручим за это еще больше, вот только разберемся... - и вдруг увидел в дверях хозяйку жилища.
- Да заберет Сестра этого бестолкового остолопа! - завопил он. Выхватил из-за пояса дубинку и пошел прямо на девушку.
Илна дернула за шнур на двери, и потайная шелковая сеть, взлетев к потолку, опустилась на воров. Илна отступила назад.
- Пускай Сестра сожрет твое сердце! - орал мужчина, барахтаясь вместе со своей дубиной. Из-за этого сеть стягивалась еще сильнее. Меч здесь тоже не помог бы; разве что очень узкий и изящный клинок.
Так что спустя пару минут оба вора бились, словно мухи в паутине.
Илна осторожно приблизилась и подняла дубину, которую ее владелец попросту уронил. Теперь он бессильно пытался разорвать сеть обеими руками. С таким же успехом можно было попытаться расшатать стены здания.
- Вы явились в мой дом, - начала Илна. - И собирались удрать с моими вещами. Теперь еще и сеть захапали. Я хочу, чтобы вы подползли к окну и выпрыгнули отсюда.
- Ах ты, сука тупая! - взвизгнул один из воров. - Лучше отпусти нас, не то...
Илна двинула его в лоб его же собственной дубиной. Крепкая древесина издала гулкий звук, стукнувшись о голову владельца. Глаза вора едва не вылезли из орбит, тело обмякло, словно мешок. Илна внимательно взглянула на второго вора: - Ну вот, теперь тебе придется поднести своего приятеля к окну и выпрыгнуть вместе с ним. Если будешь стараться, может, и не расшибешься. Понятно?
- Да поможет мне Пастырь! - зашептал в ужасе тот. - Да поможет мне Пастырь!
Он на коленях подполз к окну и даже сумел поднять товарища. И теперь балансировал с ним на узком уступе.
- Наверх и через окно! - услужливо подсказала хозяйка.
Выражение ее лица лучше, чем дубина, подсказало вору, что спорить не стоит. Он спрыгнул с немалой высоты с отчаянным криком. Илна швырнула ему вслед дубинку.
Потом подошла к дверям, поправляя все в комнате, наводя порядок. Опоздай она еще немного, им бы удалось сломать рамку большого станка. Правда, ее можно было бы и починить...
Часть дверей на лестнице открылись. Несколько голов проворно убрались обратно, завидев Илну, но одна неряшливого вида женщина все пыталась распутывать узлы на шее паренька.
- Лучше убирайся, не то задушишь его, - проворчала Илна. Лицо мальчишки стало уже багровым.
- Нельзя так поступать с Майдусом! - заявила тетка. - Он мой племянник.
- Ступай обратно в свой мерзкий хлев, не то я тебе не завидую, - с холодной улыбкой предупредила ее Илна.
Женщина отскочила. Она не стала вмешиваться, даже когда Илна ухватила мальчишку в охапку и понесла в свою комнату.
Здесь она развязала узлы - так же быстро, как и затягивала их, потом смотала шнур в клубок - мало ли, когда еще пригодится. Парнишка, Майдус, лежал, всхлипывая, на полу, растирая горло.
В деревянном сундучке Илна хранила еду, чтобы ее не загадили мухи. Она вытащила из сундучка фляжку дешевого вина, которое использовала для приготовления соусов, и нож с костяной рукояткой. И вернулась к пареньку.
Майдус в ужасе заскулил, когда Илна поднесла к его больному локтю кусочек мягкой ткани.
- Будет больно, - предупредила она, снимая почерневшую повязку. - Сиди тихо, не то будет еще хуже.
- Что ты... - начал было парнишка. Илна, меж тем, сильно сжала пальцами выше и ниже локтя, выдавливая гной.
Майдус только рот раскрыл. Он даже забыл закричать, так сильно удивился. Илна надавила чистым кусочком ткани. Гноя в ране было порядочно, с ноготь большого пальца.
- И это тоже больно, - проговорила Илна, плеснув в рану вина. Майдус задергался и заплакал, вытирая слезы свободной рукой.
Методично работая, Илна забинтовала рану тонкой тканью. Потом перевязала поверх ткани лентой, которую ткала специально для подобных целей. Ей пришлось поискать ее: грабители все в доме перевернули вверх дном.
Илна отступила назад.
- Ну, теперь можешь и встать, Майдус, - произнесла он. - Ступай домой. Вернешься через три дня, и я сниму повязку.
Она улыбнулась, глядя в глаза мальчику.
- Да, пока будет болеть, но зато больше не загноится. В таких случаях жесткое лечение - самое действенное.
Майдус осторожно встал. В коридоре слышались голоса: соседи приглушенно беседовали испуганным шепотом.
- Мы и не знали, что ты волшебница, госпожа, - обратился он к Илне.
- Ты и теперь этого не знаешь, - ответила она. - Но, надеюсь, твои друзья и все их друзья поняли, что с Илной ос-Кенсет шутки плохи!
Она фыркнула.
- И, полагаю, в будущем ты не станешь водиться с теми двумя типами, - добавила она. - Мало того, что ворье, так и украсть-то толком не умеют.
Майдус кивнул. Он взглянул в сторону двери.
- Можно я пойду?.
- Конечно. Но вот еще что. Кому-то нужно присматривать за моей дверью, когда меня нет. Если увидишь что-нибудь подозрительное, приходи и скажи.
- Да, госпожа! - крикнул парень уже в дверях.
- Много не заплачу! - добавила она.
Потом приподняла дверную панель, решив оставить все как есть, пока не позовет плотника сменить петли.
Пусть не во всем мире, пусть не сразу, но она уже начала кое-что менять.

11-й день месяца Цапли

Луна находилась в третьей четверти, когда Кэшел увидел ее, открыв глаза. Но все равно ночи быть еще рано, правда, теперь он уже начинал верить, что провалялся без сознания в течение двенадцати часов.
Он осторожно встал на ноги. Вокруг квакали лягушки. Он усмехнулся. Ага, знакомый звук. Где-то вдалеке послышалось ворчание лягушки-быка: такие водились и в деревушке Барка.
Кэшел посмотрел в ночное небо. Звезды видны не особенно отчетливо. Здесь все еще весна - он понял это по множеству примет: по звукам и по дуновению ветерка.
Если бы у Кэшела был при себе его посох, он бы обязательно погладил деревянную поверхность, просто чтобы ощутить ее. Но посоха не было.
Вдруг среди невысоких деревьев что-то метнулось. Кэшел повернулся на звук.
- Кто бы ты ни был, лучше поздоровайся по-человечески, иначе я решу, что ты хищник, - пророкотал он.
- Я просто проверял, в порядке ли ты, - раздался утробный голос Захага. - Ты пришел в себя, да?
- Выйди, чтобы я мог тебя видеть, - велел Кэшел, тут же успокоившись. Вряд ли есть чему радоваться, когда разговариваешь с обезьяной, но Захага-то уж точно бояться нечего. Знакомая физиономия, пускай даже уродливая.
- Она едва не оторвала мне руки и ноги, когда зашвырнула нас сюда, - пожаловался Захаг, выходя к Кэшелу. Он шел на четвереньках, опасливо поглядывая в сторону деревьев - на случай, если Кэшелу вздумается продолжить драку.
- Тебе нечего бояться, - сообщил Кэшел весьма ядовито. - Ведь и в первый раз не я все это затеял. Но, клянусь Пастырем, примат, только вякни, и я разорву тебя пополам.
- Не надо зубы скалить, - угрюмо произнес Захаг. - Я слишком долго прожил среди людей и забыл, как нужно обращаться с настоящими представителями рода человеческого.
Он почесал спину. Кэшел удивленно заморгал. Примат достал так далеко не потому, что руки были длинными, а благодаря какому-то неожиданному повороту конечности.
- Хотелось бы мне вернуться назад на Сиримат, - продолжила обезьяна. - И до того времени, когда Халфемос научил меня разговаривать.
Кэшел поработал плечами, чтобы размять их. Все его конечности затекли.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.