read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



– Не надо меня пугать, – жестко произнесла аланка. – Я знаю, что отряду из города не вырваться, но и вы прекрасно представляете последствия. И Ситл, и армия, находящаяся здесь, будут немедленно уничтожены.
– Какой ужас! – ехидно заметил унимиец.
Кроул и Храбров неторопливо двинулись к боковому выходу.
Миновав темный коридор, они оказались перед очередным постом охраны. Воины неторопливо расступились. На улице чужаков уже ждал Джей с десятью бандитами. Тасконцы действовали весьма оперативно.
Преодолев два квартала, русич и аланка вошли в скромное, недавно отремонтированное здание. У входа стояли два пехотинца с автоматами наперевес. Разбойники расположились неподалеку от часовых.
Между тем женщина взяла за руку землянина и повела в глубь дома.
Вскоре Олис и Олесь очутились в маленькой уютной комнате. Старый письменный стол, пластиковые стулья, аккуратно заправленная кровать и массивный грубоватый шкаф у стены.
Как только дверь закрылась, Кроул обняла Храброва за плечи и страстно поцеловала в губы. Русич и аланка долго не могли оторваться друг от друга. Наконец, женщина ослабила пальцы и слегка отстранилась.
– Я очень скучала, – проговорила Олис, утирая набежавшую слезу.
– Я тоже, – вымолвил Олесь, прижимая аланку к груди.
Они абсолютно потеряли счет времени. Поцелуи длились целую вечность. Ни о чем большем влюбленные сейчас даже не думали. Несмотря на длительную Разлуку, чувство, вспыхнувшее между ними еще на Оливии, до сих пор не угасло. А ведь и Кроул, и Храбров давно вышли из юношеского возраста. В их жизни было немало побед и разочарований. Сегодняшняя встреча – скорее счастливая случайность, чем закономерный ход событий. Иногда судьба подбрасывает людям неожиданные сюрпризы.
Украдкой взглянув на часы, женщина, тяжело вздохнула и прошептала:
– Я обвиню Родмана в нарушении договора, и мы попытаемся вырваться из города на бронетранспортерах. Солдаты выполнят любой мой приказ. Шансы конечно невелики…
– Нет, – произнес землянин. – Император неглуп и принял необходимые меры предосторожности. Из Ситла нам не уйти. Кроме того, я никогда не брошу друзей. Бесчестие – хуже смерти.
– Я не сомневалась, что ты именно так и ответишь, – обреченно сказала Олис и села на край стула.
Русич опустился перед аланкой на колени и, наклонив голову, попытался поцеловать ее руку. Неожиданно взгляд Олеся упал на запястье женщины. На нем сверкал изящный золотой браслет. Подобные украшения высокородная аланка одевала лишь тогда, когда вступала в брак. Древний обычай неукоснительно соблюдался среди посвященных. Землянин отпрянул назад и недоуменно спросил:
– Ты замужем?
– Да, – честно призналась Кроул и тут же добавила. – Но я не люблю этого человека. Простое стечение обстоятельств.
– Думаешь, я поверю? – уязвленно проговорил Храбров. – В вашем обществе случайных браков не бывает. Ты напрасно привела меня сюда. Дикарюнаемнику здесь делать нечего.
Лицо Олис покраснело от гнева и обиды. Вскочив со стула, она оттолкнула русича от себя и возмущенно воскликнула:
– И ты смеешь меня в чемто обвинять! Проваливай хоть на все четыре стороны!
Женщина отвернулась к окну и более спокойным тоном вымолвила:
– Прежде чем уйти, выслушай мой рассказ. Я прилетела с Алана, когда конфликт уже закончился. Командование корпусом уверило меня в том, что изменники погибли в Морсвиле. Этот факт подтверждался данными разведки. Потрясенная страшным известием, я вернулась на родную планету. Именно тогда мы и повстречались с Кейтом. Умный, вежливый, воспитанный человек. Лучшей кандидатуры для защиты от Стоуна было не найти. Увиливать от замужества я уже больше не могла. На меня давили и родители, и Великий Координатор. У дочери Посвященного немало обязательств перед страной…
Кроул взяла со стола стакан с водой и сделала несколько глотков. В таком состоянии Олесь еще никогда не видел аланку. Глупенькая девчонкаидеалистка, которую он встретил почти восемь лет назад, осталась в далеком прошлом. Перед ним сейчас стояла женщина, добивающая своей цели любыми средствами. Вот почему офицеры десантники не решались спорить с советником. В моменты ярости Олис не знала преград. Испортить карьеру женщина могла кому угодно.
– Брак получился непростым, – продолжила Кроул. – Я быстро поняла, что первый порыв не имел никакого отношения к любви. К счастью, мы оба много работали и потому встречались крайне редко. Говорить о близости даже не буду. Ты имел немало связей с другими женщинами. Вспомним хотя бы Весту…
– Это было давно, – возразил землянин.
– Не стану спорить, – произнесла аланка. – Взаимные обвинения ни к чему хорошему не приведут. В Фолсе ситуация в корне изменилась. Когда я узнала тебя в ресторане, то чуть не потеряла сознание. У меня подкосились ноги, в глазах все помутнело. Невозможно описать чувства, бурлившие тогда в душе. Счастье, что ты жив и невредим, горечь за глупую длительную разлуку и страх потерять тебя снова.
Поставив стакан, Олис задумчиво сказала:
– Порой мне казалось, что я забыла тебя, вычеркнула из памяти. Нельзя же вечно любить погибшего человека. На осознание случившегося мне понадобились целые сутки. Пришлось изменить свои планы. Я опять перевелась на Таскону, порвала с мужем и убедила армейское командование начать вторжение на Униму. Вот уже три месяца как десантники рыщут по проклятому материку в поисках дезертиров. И поверь, объяснить причину, по которой солдат посылают в рискованные рейды, не такто легко.
– Мы находились в Мендоне, – вставил Храбров.
– Знаю, – кивнула головой Кроул. – Делегация Оклана сообщила о странных людях в окружении герцога. В том, кто будет сопровождать принцессу, сомнений не возникало. Оставалось лишь ждать. Наконец после долгой разлуки я заключила возлюбленного в объятия. И что получаю в ответ? Сцену ревности. Да пропади ты пропадом! Вся жизнь изза тебя полетела кувырком. Лучшие годы молодости проведены в ожидании и поисках…
На глазах женщины появились слезы. Русич подошел к Олис и крепко прижал к груди. Несколько секунд они молчали.
– Прости, – тихо проговорил Олесь. – Я полный болван. Золотая безделушка затуманила мне разум. Я не хочу тебя потерять. Не думал, что наша встреча состоится при столь печальных обстоятельствах.
– Тогда бежим, – мгновенно отреагировала аланка.
– Не могу, – грустно улыбнулся землянин.
– Родман убьет вас, – с отчаянием в голосе вымолвила Кроул. – Этот садист и мерзавец часами издевается над своими жертвами. За три последние декады император казнил в Ситле сотни людей. Вдоль дорог стоят кресты с распятыми тасконцами. Чувство жалости ему неведомо.
– Почему же экспедиционный корпус с ним сотрудничает? – удивленно спросил Храбров. – Вы не только не воюете с негодяем, но еще и продаете разбойнику оружие. И смею заметить, хорошее оружие. Рано или поздно Родман повернет его против переселенцев.
– Колонизация Унимы началась недавно, – опустила взгляд женщина. – Сил явно не хватает. Пока восстановлен лишь один космодром. Остальные серьезно повреждены. Количество десантников в данном районе невелико. У императора же огромная армия. Бандиты давно бы свергли с трона графа Окланского, но побаиваются нашего присутствия в столице. Мы были вынуждены заключить сделку с Родманом. В обмен на автоматы войска получили две неплохие посадочные площадки. Через полгода группировка окрепнет и покончит с убийцами.
– Срок немаленький, – заметил русич. – Мерзавец успеет уйти отсюда и обосноваться гденибудь в другом районе. На материке хватает укромных мест.
– Не исключено, – согласилась Олис. – Хотя император ведет себя довольно странно. Он словно прикован к Ситлу. Наотрез отказывается покидать пределы города.
– Интересное наблюдение, – произнес Олесь. – Наводит на некоторые размышления. Многое сразу становится понятно.
– Что именно? – уточнила аланка.
– Не будем об этом, – сказал землянин, целуя женщину. – Мне пора. Джей уже наверняка волнуется. Тасконцы могут и на штурм здания пойти. Лишние жертвы никому не нужны. Кстати, как твоя новая фамилия? Всякое в жизни случается…
– Релаун, – вымолвила Олис. – Ответь и ты на мой вопрос. Если вырвешься из Ситла, где тебя искать?
– Пока на Униме, – проговорил Храбров. – Ну а дальше – не знаю… Наверное, отправимся на Асканию.
– Зачем? – изумленно спросила Кроул.
– Есть дела, – улыбнулся русич. – Провожать меня не надо.
Олесь застегнул куртку и поспешно покинул комнату. Он не хотел прощаться с аланкой на улице. Заплаканные глаза и покрасневшие щеки женщины могут вызвать ненужные подозрения. Олис и так с трудом сдерживает слезы.
Бандиты действительно нервничали. Подойдя вплотную к часовым, тасконцы были готовы в любой момент броситься на десантников. Разбойники лишь ждали приказа. Храбров остановился перед Джеем, посмотрел на часы и иронично произнес:
– У меня еще целая минута. Позвольте подышать свежим воздухом свободы.
– Топай, шутник, – раздраженно скомандовал воин. – Жить тебе осталось не больше суток. Уж ято императора знаю. Ваша смерть будет ужасной.
– А она никогда не бывает приятной, – заметил землянин.
Отряд быстрым шагом двинулся по улицам города. Миновав резиденцию Родмана, унимийцы повернули направо и вышли к длинному одноэтажному бараку. Неказистое, грязное и очень мрачное строение. Когдато оно служило складом, а теперь использовалось в качестве тюрьмы. Два огромных мутанта, стоявшие у входа, встретили очередного пленника ехидными репликами. Смысл некоторых шуток Олесь даже не понял, но бандиты смеялись от души.
– И запомни, Чирк, – вымолвил Джей. – Эти люди не должны пострадать. Я прекрасно знаю о твоих развлечениях. Многие преступники не доживают даже до казни, а остальные напоминают бесформенную груду кожи и костей. Сейчас иной случай. Император устраивает роскошное представление, и бойцы обязаны быть в форме. За ослушание правитель сурово наказывает.
– О чем речь, – оскалил зубы высокий тасконец. – Приказ есть приказ. У меня и без них хватает подопечных. Они, наверное, уже соскучились. Ночка предстоит веселая.
Палач опять расхохотался и легко подтолкнул Храброва в спину. Войдя в здание, русич на мгновение ослеп. После яркого света Сириуса землянин оказался в кромешной темноте.
Несколько секунд понадобилось на то, чтобы различить очертания ближайших предметов.
– Пошел вперед, – раздался грубый окрик мутанта. Сделав десять шагов, Олесь попал в длинный, плохо освещенный коридор. Отчетливо ощущался запах крови, пота и нечистот. С обеих сторон виднелись прочные деревянные клетки. В некоторых ктото копошился и стонал. Вскоре Храбров заметил впереди большой стол. На нем лежали плети, щипцы, ножницы и масса других приспособлений. Догадаться о их предназначении много ума не надо. Пытать здесь умели и любили.
– Чего встал? – хриплым голосом спросил Чирк. – К сожалению, все эти игрушки не для тебя. Будь моя воля, я бы познакомил вас с ними поближе. Обожаю подобные развлечения…
– Сумасшедший садист, – негромко сказал русич.
– И, что с того? – ухмыльнулся унимиец. – Не я один получаю наслаждение от убийства человека. А вот растянуть удовольствие на длительное время умеют далеко не многие. Император меня понимает. Порой он приходит понаблюдать за моей работой.
– Ничуть не удивлен, – вставил землянин. – Я не раз сталкивался с подобными выродками. И даже знаю, как лечить эту болезнь.
– Интересно, как? – произнес палач.
– Отрубанием головы, – спокойно ответил Храбров. К удивлению Олеся, негативной реакции со стороны мутанта не последовало. Наоборот, тасконец вновь рассмеялся. Мерзавец обладал неплохим чувством юмора.
– Завтра обязательно расскажу Родману о нашей беседе, – вымолвил Чирк. – Правитель любит разговаривать с шутниками, распятыми на кресте. Лучшие реплики он даже записывает. Далеко не каждый может умереть с улыбкой на устах.
– А ты можешь? – довольно резко спросил русич.
– Запросто, – кивнул головой бандит.
Между тем, воин и пленник достигли цели. В самом конце барака находилась отдельная камера для наиболее опасных преступников. Деревянная решетка не всегда удерживала разбушевавшихся заключенных. Каменные же стены и металлическая дверь обеспечивали необходимую надежность.
Возле входа стоял часовой с автоматом. Охранник открыл массивную задвижку, и Чирк бесцеремонно втолкнул землянина внутрь помещения. Дверь за спиной Храброва тотчас захлопнулась. Из темноты вынырнули силуэты друзей.
– Черт подери! – выругался Тино. – Я надеялся, Олис вытащит хотя бы тебя. Аланка ведь должна понимать всю опасность нашего положения.
– Она понимает, – вымолвил Олесь, – и предлагала бежать. Но я отказался.
– Болван! – недовольно воскликнул самурай. – Только не говори мне о чувстве долга. Миссия группы гораздо важнее…
– Я знаю, – оборвал японца русич. – Ее план был слишком авантюрен. А рисковать жизнью Кроул я не намерен. Мы должны выбраться из западни самостоятельно. Благодаря Олис у нас появился шанс. Надо лишь выиграть состязание. А для этого придется вспомнить знания, полученные от Аргуса. Наступает момент истины.

Глава 4
ПОЕДИНОК

Ночь получилась кошмарной. Никто из пленников так и не сумел уснуть. Чирк не бросал слов на ветер. С заходом Сириуса палач приступил к пыткам заключенных.
Адские крики несчастных раздавались почти без перерыва. Они затихали только тогда, когда человек терял сознание или умирал. Но уже спустя пару минут мутант вытаскивал из клетки очередную жертву. Вопли обреченных людей проникали в камеру даже сквозь каменные стены.
Мендонцы пытались затыкать уши, однако, эта мера не приносила результата. Порой казалось, что души замученных людей мечутся по темнице в надежде на помощь. Увы, в застенках Родмана царило лишь зло и жестокость.
Под самым потолком камеры располагалось крошечное окошко. Через него поступал свежий воздух. А он был необходим. Отправление естественных надобностей в отдельном помещении здесь не предусматривалось. Запахи, распространявшиеся по тюрьме, вызывали у пленников постоянные приступы тошноты.
Наконец сквозь маленькое отверстие в камеру проник тонкий луч света. Заключенные вздохнули с облегчением. Наступал новый день. И хотя, скорее всего, он станет последним в их жизни, люди ждали его с нетерпением. После такой ночи смерть уже не пугала воинов.
Громко заскрипели засовы, послышались учащенные шаги охранников. Дверь широко распахнулась, и на пороге появился Чирк. С издевательской ухмылкой на губах палач произнес:
– Доброе утро, господа. Надеюсь, вы хорошо выспались? Не думаю, что небольшой шум мог когото побеспокоить.
– Неужели нельзя просто убить человека? – вместо ответа спросил Карс.
– Смысл как раз в другом, – возразил унимиец. – Главное – получить удовольствие от пыток.
Пленников вывели в коридор и построили в колонну. Возле клеток стояли в ряд солдаты охраны. По приказу командира они быстро разделились на пары. Резкий отрывистый возглас, и отряд двинулся на улицу. Бандиты были настолько уверены в собственной безопасности, что даже не связывали заключенных. Убежать из Ситла все равно никому не удастся.
При выходе из тюрьмы воины на мгновение ослепли. Несмотря на раннее утро, свет Сириуса оказался слишком ярким для людей, привыкших к темноте. Конвой направился к южной окраине города. Там когдато находился стадион для игры в мяч.
Минут через пятнадцать воины остановились перед широкими воротами. Тут же располагались кавалеристы Джея. Разбойники с нескрываемым любопытством поглядывали на путешественников.
– Какая достойная встреча, – иронично заметил Тино. – Похоже, здесь намечается грандиозное представление. Подобное зрелище нельзя пропустить.
– Боюсь, мы входим в число участников, – откликнулся Олесь.
Никто из тасконцев не проронил ни слова.
Между тем, ворота открылись, и пленников ввели в подтрибунное помещение. Всюду виднелись следы разрухи и запустения. Обвалившиеся стены, содранное с пола покрытие, висящие с потолка обрывки проводов. Быстро преодолев коридор, отряд вышел на квадратную арену, а если сказать точнее, то на ее часть. Она была огорожена прочными деревянными кольями и занимала четверть всей площади. Заключенных подвели к вкопанным в землю массивным столбам и привязали к ним спиной.
– Унимийцы потрудились на славу, – вымолвил самурай. – За одну ночь сумели подготовить сооружение к состязанию. Родман упрям и настойчив. Начатое дело обязательно доводит до конца. Крови сегодня прольется немало.
Стадион был заброшен два века назад. Его целенаправленно разрушали, используя как место для добычи дешевых строительных материалов. Никто не думал, что он когданибудь пригодится. Но император решил иначе.
По приказу правителя бандиты укрепили трибуны, а нижний край сделали на высоте семи метров. Наверняка это необходимая мера предосторожности. Существа, которые выйдут на арену, чрезвычайно опасны и представляют угрозу для зрителей.
Саму площадку тщательно выровняли и убрали с нее весь мусор. Получился примитивный, но вполне пригодный для поединков амфитеатр. Небольшой размер арены – сорок метров на тридцать – значительно улучшал обзор. Располагавшиеся по периметру сооружения люди могли беспрепятственно наблюдать за перипетиями схватки. Мало того, они видели и реакцию пленников на происходившие события. Ведь приговоренные к казни преступники находились на стадионе. Задумка Родмана поражала своей завершенностью.
В какойто степени император был благодарен аланке. Женщина подала ему идею нового вида развлечений. Армия сейчас бездействует и для поднятия боевого духа нуждается в кровавых зрелищах. Авторитет правителя, несомненно, сразу возрастет.
Трудно сказать, по какому принципу приглашались гости, но их собралось не меньше тысячи. На деревянных скамьях сидели представители различных разбойничьих группировок, примкнувших к войскам императора. Присутствовали на зрелище и зажиточные горожане, вовремя переметнувшиеся на сторону Родмана.
Изрядно накачавшаяся вином толпа постоянно горланила и требовала начала действа. Что будет происходить, никто толком не знал, но правитель никогда не разочаровывал своих воинов.
На центральной трибуне на каменной площадке стояли два мягких кресла. Возле них замерли телохранители императора. Тасконцы с нетерпением ждали Родмана.
И вот раздался возбужденный шум. С гордо поднятой головой правитель вышел на обозрение публики. Рядом с унимийцем, словно тень, плелась Кроул. Сразу было видно, что и для нее эта ночь выдалась бессонной. Синяки под глазами и небрежно уложенные волосы лишь подтверждали данное предположение. Слез женщина пролила немало.
Предводитель бандитов поднял правую руку вверх, и тотчас воцарилась неестественная, пугающая тишина, Люди не смели говорить даже шепотом.
– Мои верные подданные! – громко выкрикнул император. – Я всегда беспощадно казнил своих врагов. Это неотъемлемая часть победы. Все, чего мы добились, сделано благодаря нашей жестокости. Доброта – удел слабых и немощных. А потому ее никогда не следует проявлять!
Зрители взорвались яростными криками. По приказу вождя они были готовы убить кого угодно. Страх и поклонение перед ним давно перешли разумные пределы. Выдержав паузу, Родман снова поднял руку, требуя тишины. Тасконцы сразу замолчали.
– Но будет несправедливо, если мы не дадим противнику шанс, – продолжил правитель. – Смелые воины должны умирать на поле битвы. Сегодня я объявляю о начале подобного испытания. Пусть все увидят, насколько сильны и храбры мои враги. Вместе с бойцами на арену выйдет одно замечательное существо. Его поймали лучшие охотники Ситла, и я щедро награжу их за усердие. Итак… Вот мое решение – если ктонибудь из воинов, находящихся в клетке, прикончит зверя, я дарую пленникам свободу. Очередность выхода, разумеется, определяет император.
Вождь разбойников искренне расхохотался. Толпа его сразу поддержала. Хотя, признаться честно, многих солдат поступок Родмана удивил. Раньше он избегал красивых жестов, предпочитая действовать коварно и вероломно. Никаких обязательств, принципов и моральных норм. Всегда прав только победитель.
Правитель сел в кресло и чтото шепнул ближайшему телохранителю. Мутант махнул рукой охране в клетке. Бандиты быстро развязали одного из гвардейцев, открыли узкую дверь и вытолкнули беднягу на арену.
Ожидая нападения, мендонец с ужасом озирался по сторонам. Сидящие на трибунах люди ревели от восторга. Наслаждаясь собственным величием, император тянул паузу. Наконец толпа стихла.
– Я не хочу, чтобы меня обвинили в нечестности. А потому решил уравнять силы противников… – вымолвил Родман, вынимая изза пояса кинжал и бросая его вниз.
Воин тотчас схватил оружие. Решительность пленника еще больше развеселила правителя. Спустя мгновение решетка под трибуной, на которой сидел предводитель разбойников, поднялась, и на площадку выскочил огромный шек.
Бандиты радостно заорали. Теперь людям стала понятна ирония императора. Родман не сомневался в том, что никто из заключенных не выживет. В противостоянии с таким хищником человек обречен на смерть.
Животное действительно производило сильное впечатление. Около метра семидесяти в холке с рыжей гладкой шкурой и почти тридцатисантиметровым рогом на лбу. Глаза твари бешено сверкали, а из полураскрытой пасти капала обильная слюна. Удивительное создание природы, способное лишь убивать.
Мощные крепкие лапы позволяли шеку развивать Невероятную скорость и догонять любую жертву. Кроме того, хищник отличался великолепной гибкостью, прыгучестью и реакцией. Невольно подумалось – не низковаты ли трибуны? Однако, правитель в расчетах не ошибся. Животное не могло выскочить из квадрата стадиона.
Секунд десять кровожадная тварь озиралась по сторонам, оценивая обстановку. Наконец в поле зрения шека попал человек на арене. Хищник был ужасно голоден и, не обращая внимания на посторонний рев, начал разгоняться.
Это зрелище невольно завораживало. В каждом движении животного – красота и мощь. Поднятая вверх голова, целеустремленный взгляд и парное синхронное перемещение лап. Присутствующих охватило чувство восхищения и страха. Вот оно – олицетворение неизбежной смерти!
Гвардеец, никогда раньше не видевший подобного существа, испуганно отступал назад. Бедняга даже не пытался обороняться. Шек настиг добычу и рогом пробил мендонца насквозь. Протащив труп несколько метров, хищник сбросил жертву на землю. Кровь несчастного текла по морде твари, но это только будоражило аппетит убийцы. Животное жадно впилось зубами в человеческое тело, отрывая мясо большими кусками.
С трибун послышался разочарованный свист. Ожидаемого зрелища не получилось.
Из всей толпы лишь Олис с побелевшим от ужаса лицом не вопила и не кричала. Женщина находилась на грани обморока. Кто бы мог подумать, что пленников будет ждать столь страшная участь. Родман оказался гораздо хитрее аланки. Его жестокость не знала гранив Унимиец буквально упивался видом разорванного в клочья солдата. Он получал неописуемое удовольствие от казни.
Как только бандиты немного успокоились, император громко произнес:
– Господа! Ну, кто же так дерется? Разве это поединок? А ведь мне хвалили гвардейцев герцога Альберта. Вы прошли через горы Флорда, бились со сквошами. Покажите свое умение и нам. Публика требует решительных действий. Посмотрим, на что способны союзники мендонцев.
Небрежный жест, и охранники тут же развязали вторую жертву. Ею оказался Воржиха. Впрочем, выполнить работу до конца унимийцы не успели.
Один из выпивших зрителей перегнулся через парапет, а его ктото подтолкнул в спину. Трудно сказать, было это сделано случайно или умышленно, но бандит, совершив кувырок в воздухе, приземлился на арене. Он испуганно вскочил на ноги и попытался запрыгнуть обратно.
Увы, трибуна оказалась слишком высока. Разбойник вопил, плакал, умолял о помощи, а товарищи в ответ лишь хохотали. Родман от восторга хлопал в ладоши.
Между тем шек заметил новую добычу и устремился к ней. Тасконец, отчаянно крича, бежал по периметру стадиона. Возле клетки хищник настиг беднягу и сбил с ног. Бандит упал, а на его грудь тут же ступили лапы убийцы. Движение пасти, и голова унимийца откатилась в сторону. Взяв труп за ноги, животное поволокло Мертвое тело к месту первой победы.
Толпа неистовствовала. Последняя сцена оказалась гораздо интересней. Дав шеку немного насытиться и почувствовать запах крови, правитель повторил свой жест. На площадку вытолкнули землянина.
– Удачи, Вацлав! – воскликнул Аято. – Главное – не бойся его. Все мы смертны. Вспомни слова отца Кляйна. У любого зверя есть слабые места.
Поляку, как и гвардейцу, тоже дали кинжал. Отойдя от клетки метров на пять, Воржиха снял куртку и опустился на колено. Землянин тихо молился. Он был готов к встрече с врагом.
На этот раз хищник не спешил. Голод утолен, и с жертвой можно немного поиграть. Шек с короткого разбега прыгнул на человека, но Вацлав увернулся. В тот же миг поляк набросил куртку на морду животного и нанес сильный удар кинжалом в бок твари.
Любое земное существо простилось бы с жизнью, но шек уцелел. Его шкура обладала удивительной прочностью. Острый клинок вошел в тело только наполовину. Из раны потекла густая, бордовая кровь. Взревев от боли, хищник яростно мотнул головой.
Воржиха отпрянул назад, однако рог все же зацепил воина. Нижняя рубаха разорвалась и обнажила красное пятно на груди поляка.
Олесь отчетливо видел, как вскочил со своего места император. Он был потрясен. Такого сюрприза Родман не ожидал. Тем временем шек в бешеном порыве набросился на Вацлава.
Обороняясь, землянин наносил один удар за другим, но достать до сердца так и не сумел.
Животное сбило Воржиху с ног и вонзило ему рог в живот. Добить раненого человека твари труда не составило. Воин Света безжизненно раскинул руки в стороны.
Поединок с землянином дался твари нелегко. Шек тяжело дышал и истекал кровью. Бросив истерзанный труп, хищник, не спеша, поплелся в тень зализывать раны. Даже подобное чудовище нуждалось в отдыхе.
Тасконцы ревели от восторга. Так умело и отчаянно с шеком еще никто не сражался. Бандиты требовали продолжения зрелища. Однако планы правителя изменились. Подойдя к парапету, Родман громко сказал:
– Я рад, что доставил вам удовольствие. Поединок действительно получился отличным. И на сегодня мы закончим. Зверь сыт и потерял интерес к добыче. Завтра шек снова проголодается. Девять пленников станут для него хорошим обедом. Приходите, не пожалеете.
В знак одобрения зрители хлопали в ладоши, кричали, свистели. Постепенно толпа начала расходиться. За Кроул пришли два аланских офицера. И это была скорее необходимость, чем мера предосторожности. Олис едва держалась на ногах. Ее лицо приобрело зеленоватобелый цвет, а сил не хватило даже на то, чтобы попрощаться с императором.
Как только женщина покинула стадион, правитель двинулся к заключенным. Родман неторопливо вошел в клетку, снисходительно усмехнулся и проговорил:
– Как видите, я честен. Вы деретесь с противником один на один. Достаточно комуто убить хищника, и все свободны. Разве это не великодушие?
– Великодушие убийцы, – язвительно заметил японец.
– Возможно, – согласился унимиец. – Но ведь мы заклятые враги. Компромисса между нами никогда не будет. Либо побеждает Зло, либо Добро. Или я ошибаюсь?
Император приблизился к путешественникам и бесцеремонно разорвал рубаху на груди Аято. Обнаружив знак, тасконец довольно рассмеялся. Тщеславие – величайший грех человечества. Каждое подтверждение собственного могущества и прозорливости вызывало у Родмана небывалый прилив сил. Правитель лично проверил пленников. Как и следовало ожидать, среди мендонцев воинов Света не оказалось.
– И так – четверо, – подвел итог император. – Богатая добыча. Я могу сразу решить кучу проблем. Надо прикончить вас и не мучаться. Это гораздо проще и надежнее. Шек с удовольствием сожрет и трупы.
Родман обернулся и посмотрел на истерзанное тело Вацлава. Пальцы поляка до сих пор судорожно сжимали рукоять кинжала. Покачав головой, тасконец продолжил:
– Хороший солдат. Сильный, смелый… Его ждали слава и успех. А итог? Пища для мерзкой твари. Присоединяйтесь ко мне. Вместе мы захватим Униму и двинемся дальше. Ведь вы обладаете тайной, открывающей перед человеком неограниченные возможности. Я предлагаю честную сделку. Жизнь в обмен на информацию.
– А за что ты продал душу дьяволу? – оборвал бандита Олесь.
На мгновение правитель замолчал. Видимо, подобный вопрос не раз заставлял Родмана задуматься. И ответить на него было непросто.
– За что? – иронично усмехнулся император. – За самое ценное в жизни – власть! Я счастлив когда тысячи людей и мутантов пресмыкаются передо мной. Одно слово – и любая женщина тут же ляжет в постель. Один жест – и любой человек будет немедленно распят. Я почти бог и могу вершить судьбы целых народов.
– Звучит красиво, – произнес самурай. – Но рано или поздно тебя ктонибудь прикончит. И тогда власть превратится в прах. О Родмане будут вспоминать как о тиране и убийце. Твою могилу сровняют с землей.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.